Требования к поведению и внешнему виду: ханжество или необходимость

2019-09-24T13:20:38.797Z
28 0

Требования к поведению и внешнему виду вызывают у участников образовательных отношений повышенный интерес и неоднозначную реакцию. Заслуженный учитель РФ, директор московской школы №109 Евгений Ямбург резко отреагировал на «Примерное положение о нормах профессиональной этики педагогических работников», назвав прописанные правила ханжеством. Другой заслуженный учитель РФ, директор столичной школы №548 «Царицыно» Ефим Рачевский заявил, что не возьмет на работу учителя с ногтями всех цветов радуги. Руководство школы №4 Сосновоборска Красноярского края собиралось отстранить школьника от занятий из-за прически. Стоит ли вопросам этики и облика уделять столь пристальное внимание – мнение нашего обозревателя.

Замысел Минпросвещения и профсоюза

Редакция ActivityEdu сообщала, что Министерство просвещения и общероссийский профсоюз работников образования подготовили регламентированные нормы поведения учителей. Документ, названный «Примерное положение о нормах профессиональной этики педагогических работников», направлен в субъекты РФ. На сайте Минпросвещения указано, что разработанное положение представляет собой «рекомендации по регулированию вопросов профессиональной этики педагогов» и «содержит детализированное описание этических норм».

Предполагается, что региональные организации, осуществляющие образовательную деятельность, будут руководствоваться указанным положением при разработке локальных нормативных актов. Кроме того, министерство и профсоюз полагают, что положение закрепляет право педагогов «на справедливое урегулирование конфликтных ситуаций».

Хотели как лучше, а получилось как всегда

Именно эта фраза Виктора Степановича Черномырдина, давно ставшая крылатой, пришла мне в голову после прочтения текста «Примерного положения».

Во-первых, положение фактически дублирует многие статьи и пункты «Закона об образовании в РФ» №273-ФЗ. Педагоги должны «соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики» (пункт 2 часть 1 статья 48) и иметь «право на защиту профессиональной чести и достоинства, на справедливое и объективное расследование нарушения норм профессиональной этики» (пункт 13 часть 3 статья 48). Что нового добавляет положение? Ничего.

Во-вторых, Минпросвещения подчеркивает, что педагог имеет право на урегулирование конфликтных ситуаций, «возникших по факту нарушения норм профессиональной этики». Но вы же прекрасно понимаете, что главный вопрос чаще всего звучит так: «А был ли вообще факт нарушения педагогом норм?» Фотография, опубликованная в соцсетях учительницей из Барнаула Татьяной Кувшинниковой, – это «нарушение норм» или пропаганда здорового образа жизни? Можно ли отнести эту фотографию к сфере «профессиональной этики» или это частная жизнь, которая, как известно, неприкосновенна?

Помогает ли ответить на сформулированные выше вопросы призыв из нового положения «воздерживаться от размещения в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”, в местах, доступных для детей, информации, причиняющий вред здоровью и (или) развитию детей»? Я считаю, что не помогает. Кроме того, на мой взгляд, из текста положения следует, что Минпросвещения и профсоюз не различают профессиональную деятельность педагога и его личную жизнь.

В-третьих, положение дублирует еще и статью 5 закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» №436-ФЗ, в которой перечислены виды такой информации.

Прическа как яблоко раздора

Предлагаю ненадолго забыть о профсоюзно-министерском положении и взглянуть на конфликтную ситуацию в сибирском городе Сосновоборске, где руководители школы №4 принуждали четвероклассника сменить прическу, а после того, как он отказался, обратились к родителям с предложением перевести мальчика на домашнее обучение. Конфликт широко освещался в СМИ, поэтому многие наверняка знают, что Минобразования Красноярского края направило предостережение школе №4, поскольку школа не имеет права в подобных случаях требовать перевести ребенка на домашнее обучение или отстранять его от занятий. Чиновники потребовали от образовательной организации изменить положение о школьной форме и внешнем виде учащихся.

На момент публикации этой статьи на сайте МАОУ СОШ №4 г. Сосновоборска «Положение о единой школьной форме и внешнем виде учащихся» отсутствовало, но в распоряжении редакции ActivityEdu имеется старая версия этого локального нормативного акта, подписанная директором школы перед началом учебного года, 13 августа. На мой взгляд, для понимания проблемы достаточно привести фрагмент документа, регламентирующий форму и прическу старшеклассниц:

Из текста следует, что девушки в возрасте 16-18 лет имели права посещать школу только в том случае, если волосы заплетены в косу, прибраны заколками, собраны в хвост или пучок, а любая другая прическа могла быть квалифицирована администрацией как не соответствующая требованию «аккуратности».

Скандалом с прической в СОШ №4 Сосновоборска заинтересовался краевой Следственный комитет, а министр образования региона извинилась перед родителями мальчика за действия руководства школы, подчеркнув, что прическа – личное дело каждого ученика.

Учитель с маникюром

Недавно активно обсуждалась новость об учителе русского языка и литературы одной из школ Ростова-на-Дону: родители учащихся требовали его уволить из-за того, что мужчина приходит на уроки с наращенными ногтями и маникюром. Реакция на эту новость была бурной: депутат Госдумы Виталий Милонов, например, считает, что учителя, который делает себе маникюр и макияж, нельзя допускать до работы с детьми, а спектр мнений наших читателей в соцсетях был чрезвычайно широк – от требований немедленного увольнения до безусловной поддержки и пожеланий обращать внимание в первую очередь на профессиональные качества педагога.

В управлении образования сообщили, что у директора образовательной организации претензий к квалификации педагога не было, а по поводу внешнего вида с учителем побеседовали, и он уже «снял маникюр». Вновь, как мы видим, потребовалось «ручное управление», поскольку регламентирующие документы не способны дать ответы на возникающие вопросы и не помогают разрешить конфликт.

Мнения экспертов и общественности

Как в профессиональном сообществе, так и среди политиков, чиновников и родителей нет единой точки зрения на необходимость строгой формализации этических норм.

Например, заслуженный учитель РФ, руководитель московской школы №109 Евгений Ямбург считает, что в кодексе этики педагогов нет никакой необходимости. По его словам, бессмысленно заранее прописывать, что можно учителям, а что нельзя:

Когда-то женщинам запрещалось ходить в брюках в школу, считалось, что это слишком сексуально. Стоит истреблять ханжество, иначе у нас в школах не останется молодых учителей.

Евгений Ямбург

Зампред комитета Госдумы по образованию и науке Борис Чернышов призвал отказаться от любых рекомендаций для педагогов относительно публикаций в соцсетях. По его словам, не нужно никаких ограничений, так как «учитель – живой человек» и может публиковать то, что хочет. Новый кодекс Чернышов охарактеризовал как «очередное давление на учителей».

Однако далеко не все выступают за свободу от норм, ограничений и запретов. К примеру, заслуженный учитель РФ, директор столичной школы №548 «Царицыно» Ефим Рачевский так описывает процесс знакомства с новым учителем:

Когда я приглашаю на работу учителя (неважно, учителя математики или изобразительного искусства), меня в первую очередь интересует уровень его общей культуры: как он говорит, как одевается, как вступает в диалог, одной ли тональности у нее накрашенные ногти на руках. Если все цвета радуги здесь, я даже разговаривать не буду и на работу ее не возьму, даже если она очень хорошо знает свой предмет.

Ефим Рачевский

Общественное мнение по поводу прически школьника из Сосновоборска тоже разделилось: многие известные люди выразили четверокласснику поддержку, а в «Фейсбуке» портала ActivityEdu развернулась горячая дискуссия на тему внешнего вида и необходимости ограничений. Спектр мнений широк: от «нравится мальчишке прическа, ну и пусть ходит, ведь креативно смотрится» до «в учебное время все должно быть строго: прическа, костюм; это организует и приучает к порядку».

Сосредоточиться на образовательном процессе

Общество у нас неоднородно, и мнения относительно профессиональной этики и внешнего вида часто высказываются полярные, что демонстрируют приведенные выше примеры.

Документы, разработанные в уютных кабинетах Минпросвещения, никак не способствуют сближению полярных взглядов и созданию спокойной рабочей атмосферы в образовательных организациях, потому что далеки от реалий повседневной школьной жизни, в связи с чем не имеют практической ценности. Частично документы дублируют имеющиеся законы, а новые пункты, связанные с размещением информации в социальных сетях, сформулированы таким образом, что допускают разные интерпретации фактов.

Локальные нормативные акты, разрабатываемые организациями, осуществляющими образовательную деятельность, зачастую противоречат федеральным законам, что приводит к конфликтным ситуациям и требует вмешательства региональных властей.

Полагаю, что сейчас для всех участников образовательных отношений было бы полезнее сосредоточиться не на прическах школьников, а также не на маникюре педагогов и их фотографиях в соцсетях, а на содержательной части образовательного процесса – учебный год уверенно набирает обороты.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-09-24T13:20:38.797Z
28 0

Требования к поведению и внешнему виду: ханжество или необходимость


Требования к поведению и внешнему виду вызывают у участников образовательных отношений повышенный интерес и неоднозначную реакцию. Заслуженный учитель РФ, директор московской школы №109 Евгений Ямбург резко отреагировал на «Примерное положение о нормах профессиональной этики педагогических работников», назвав прописанные правила ханжеством. Другой заслуженный учитель РФ, директор столичной школы №548 «Царицыно» Ефим Рачевский заявил, что не возьмет на работу учителя с ногтями всех цветов радуги. Руководство школы №4 Сосновоборска Красноярского края собиралось отстранить школьника от занятий из-за прически. Стоит ли вопросам этики и облика уделять столь пристальное внимание – мнение нашего обозревателя.

Замысел Минпросвещения и профсоюза

Редакция ActivityEdu сообщала, что Министерство просвещения и общероссийский профсоюз работников образования подготовили регламентированные нормы поведения учителей. Документ, названный «Примерное положение о нормах профессиональной этики педагогических работников», направлен в субъекты РФ. На сайте Минпросвещения указано, что разработанное положение представляет собой «рекомендации по регулированию вопросов профессиональной этики педагогов» и «содержит детализированное описание этических норм».

Предполагается, что региональные организации, осуществляющие образовательную деятельность, будут руководствоваться указанным положением при разработке локальных нормативных актов. Кроме того, министерство и профсоюз полагают, что положение закрепляет право педагогов «на справедливое урегулирование конфликтных ситуаций».

Хотели как лучше, а получилось как всегда

Именно эта фраза Виктора Степановича Черномырдина, давно ставшая крылатой, пришла мне в голову после прочтения текста «Примерного положения».

Во-первых, положение фактически дублирует многие статьи и пункты «Закона об образовании в РФ» №273-ФЗ. Педагоги должны «соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики» (пункт 2 часть 1 статья 48) и иметь «право на защиту профессиональной чести и достоинства, на справедливое и объективное расследование нарушения норм профессиональной этики» (пункт 13 часть 3 статья 48). Что нового добавляет положение? Ничего.

Во-вторых, Минпросвещения подчеркивает, что педагог имеет право на урегулирование конфликтных ситуаций, «возникших по факту нарушения норм профессиональной этики». Но вы же прекрасно понимаете, что главный вопрос чаще всего звучит так: «А был ли вообще факт нарушения педагогом норм?» Фотография, опубликованная в соцсетях учительницей из Барнаула Татьяной Кувшинниковой, – это «нарушение норм» или пропаганда здорового образа жизни? Можно ли отнести эту фотографию к сфере «профессиональной этики» или это частная жизнь, которая, как известно, неприкосновенна?

Помогает ли ответить на сформулированные выше вопросы призыв из нового положения «воздерживаться от размещения в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”, в местах, доступных для детей, информации, причиняющий вред здоровью и (или) развитию детей»? Я считаю, что не помогает. Кроме того, на мой взгляд, из текста положения следует, что Минпросвещения и профсоюз не различают профессиональную деятельность педагога и его личную жизнь.

В-третьих, положение дублирует еще и статью 5 закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» №436-ФЗ, в которой перечислены виды такой информации.

Прическа как яблоко раздора

Предлагаю ненадолго забыть о профсоюзно-министерском положении и взглянуть на конфликтную ситуацию в сибирском городе Сосновоборске, где руководители школы №4 принуждали четвероклассника сменить прическу, а после того, как он отказался, обратились к родителям с предложением перевести мальчика на домашнее обучение. Конфликт широко освещался в СМИ, поэтому многие наверняка знают, что Минобразования Красноярского края направило предостережение школе №4, поскольку школа не имеет права в подобных случаях требовать перевести ребенка на домашнее обучение или отстранять его от занятий. Чиновники потребовали от образовательной организации изменить положение о школьной форме и внешнем виде учащихся.

На момент публикации этой статьи на сайте МАОУ СОШ №4 г. Сосновоборска «Положение о единой школьной форме и внешнем виде учащихся» отсутствовало, но в распоряжении редакции ActivityEdu имеется старая версия этого локального нормативного акта, подписанная директором школы перед началом учебного года, 13 августа. На мой взгляд, для понимания проблемы достаточно привести фрагмент документа, регламентирующий форму и прическу старшеклассниц:

Из текста следует, что девушки в возрасте 16-18 лет имели права посещать школу только в том случае, если волосы заплетены в косу, прибраны заколками, собраны в хвост или пучок, а любая другая прическа могла быть квалифицирована администрацией как не соответствующая требованию «аккуратности».

Скандалом с прической в СОШ №4 Сосновоборска заинтересовался краевой Следственный комитет, а министр образования региона извинилась перед родителями мальчика за действия руководства школы, подчеркнув, что прическа – личное дело каждого ученика.

Учитель с маникюром

Недавно активно обсуждалась новость об учителе русского языка и литературы одной из школ Ростова-на-Дону: родители учащихся требовали его уволить из-за того, что мужчина приходит на уроки с наращенными ногтями и маникюром. Реакция на эту новость была бурной: депутат Госдумы Виталий Милонов, например, считает, что учителя, который делает себе маникюр и макияж, нельзя допускать до работы с детьми, а спектр мнений наших читателей в соцсетях был чрезвычайно широк – от требований немедленного увольнения до безусловной поддержки и пожеланий обращать внимание в первую очередь на профессиональные качества педагога.

В управлении образования сообщили, что у директора образовательной организации претензий к квалификации педагога не было, а по поводу внешнего вида с учителем побеседовали, и он уже «снял маникюр». Вновь, как мы видим, потребовалось «ручное управление», поскольку регламентирующие документы не способны дать ответы на возникающие вопросы и не помогают разрешить конфликт.

Мнения экспертов и общественности

Как в профессиональном сообществе, так и среди политиков, чиновников и родителей нет единой точки зрения на необходимость строгой формализации этических норм.

Например, заслуженный учитель РФ, руководитель московской школы №109 Евгений Ямбург считает, что в кодексе этики педагогов нет никакой необходимости. По его словам, бессмысленно заранее прописывать, что можно учителям, а что нельзя:

Когда-то женщинам запрещалось ходить в брюках в школу, считалось, что это слишком сексуально. Стоит истреблять ханжество, иначе у нас в школах не останется молодых учителей.

Евгений Ямбург

Зампред комитета Госдумы по образованию и науке Борис Чернышов призвал отказаться от любых рекомендаций для педагогов относительно публикаций в соцсетях. По его словам, не нужно никаких ограничений, так как «учитель – живой человек» и может публиковать то, что хочет. Новый кодекс Чернышов охарактеризовал как «очередное давление на учителей».

Однако далеко не все выступают за свободу от норм, ограничений и запретов. К примеру, заслуженный учитель РФ, директор столичной школы №548 «Царицыно» Ефим Рачевский так описывает процесс знакомства с новым учителем:

Когда я приглашаю на работу учителя (неважно, учителя математики или изобразительного искусства), меня в первую очередь интересует уровень его общей культуры: как он говорит, как одевается, как вступает в диалог, одной ли тональности у нее накрашенные ногти на руках. Если все цвета радуги здесь, я даже разговаривать не буду и на работу ее не возьму, даже если она очень хорошо знает свой предмет.

Ефим Рачевский

Общественное мнение по поводу прически школьника из Сосновоборска тоже разделилось: многие известные люди выразили четверокласснику поддержку, а в «Фейсбуке» портала ActivityEdu развернулась горячая дискуссия на тему внешнего вида и необходимости ограничений. Спектр мнений широк: от «нравится мальчишке прическа, ну и пусть ходит, ведь креативно смотрится» до «в учебное время все должно быть строго: прическа, костюм; это организует и приучает к порядку».

Сосредоточиться на образовательном процессе

Общество у нас неоднородно, и мнения относительно профессиональной этики и внешнего вида часто высказываются полярные, что демонстрируют приведенные выше примеры.

Документы, разработанные в уютных кабинетах Минпросвещения, никак не способствуют сближению полярных взглядов и созданию спокойной рабочей атмосферы в образовательных организациях, потому что далеки от реалий повседневной школьной жизни, в связи с чем не имеют практической ценности. Частично документы дублируют имеющиеся законы, а новые пункты, связанные с размещением информации в социальных сетях, сформулированы таким образом, что допускают разные интерпретации фактов.

Локальные нормативные акты, разрабатываемые организациями, осуществляющими образовательную деятельность, зачастую противоречат федеральным законам, что приводит к конфликтным ситуациям и требует вмешательства региональных властей.

Полагаю, что сейчас для всех участников образовательных отношений было бы полезнее сосредоточиться не на прическах школьников, а также не на маникюре педагогов и их фотографиях в соцсетях, а на содержательной части образовательного процесса – учебный год уверенно набирает обороты.

Читайте также
Комментарии (0)