Отчетность в работе учителя: сколько ее и что думают педагоги

2019-04-16T14:22:17.473Z
21 0

Результаты многочисленных опросов показывают: одна из главных проблем школьного учителя – бесконечная бумажная работа. Попытки ввести вместо бумажных дневников и журналов электронные, как показывает практика, решили ее лишь отчасти. Мы расскажем, с какими документами приходится иметь дело учителям и что они сами об этом думают.

Декларации и реальность

Министр просвещения Ольга Васильевна уже не первый год повторяет, что у учителя должно быть три документа – журнал, дневник (имеются в виду ученические дневники; в школах, перешедших на электронную документацию, их вместе с журналом заменяет одна интернет-платформа) и учебная программа. 

В некоторых школах это почти работает. 

«Я не вижу никакой особой бумажной работы», – говорит преподаватель химии из Подмосковья. – Работа электронная. И это очень удобно. Я могу заполнять журнал, ставить оценки, писать планирование в любое время». На последнее, по словам педагога, уходит совсем немного времени – полчаса-час на один класс в начале года. 

Однако еще есть так называемая ИСКО – информационная система качества образования, с которой работают учителя Москвы и области. Времени на нее также требуется немного, но не все педагоги в принципе понимают, зачем нужна система, дублирующая электронный журнал. «Министерство образования создает видимость активной работы», – комментируют это нововведение в интернете.

Так что даже тем учителям, кого объем работы с документами вполне устраивает, на практике не удается обойтись перечисленными министром документами. Кроме работы с упомянутой ИСКО администрация может добавить что-то еще – на свое усмотрение. Например, четвертные отчеты о количестве часов, показателях успеваемости, аналитические справки по итогам проверочных работ и т. д. А если учитель-предметник берет на себя какие-то дополнительные обязанности, количество документов резко возрастает. 

Когда учитель – человек-оркестр

«Кроме журнала у меня, как у классного руководителя, был еще план воспитательной работы класса, характеристика класса на начало года, информация о родителях с местом работы и контактными данными, – рассказывает преподаватель русского языка и литературы из другой подмосковной школы. – В начале года я заполняла социальный паспорт класса, в который вписывала количество многодетных, неполных и прочих семей. Два раза в год я еще должна была составлять акты посещения детей на дому. А после каждого собрания у меня был протокол этого собрания и ведомость (уже для себя лично) посещения собраний родителями. Теперь, кажется, все. Если, впрочем, не считать журнала инструктажей...», – говорит педагог.

К перечисленному можно добавить: ответы на запросы государственных органов, календарно-тематическое планирование внеклассной и внеурочной работы, годовой отчет по ней же, участие в ведении личных дел и помощь в оформлении портфолио, особенно в начальной школе. 

Позже, уже будучи классным руководителем, педагог взяла на себя организацию воспитательной работы в школе (официально должности замдиректора по воспитательной работе не было). После этого ей пришлось иметь дело с общешкольным планом воспитательной работы; социальным паспортом школы, который составлялся на основе отчетов классных руководителей; протоколами общешкольных родительских собраний; множеством статистических отчетов; отчетами о мероприятиях и так далее – перечень далеко не полный. 

«Кажется, что все это мелочи, – комментирует учитель. – Но за каждым документом на самом деле стоит работа. Если это списки или статистические данные – их надо собрать. Если протоколы собраний – их надо провести. Если отчеты по мероприятиям – их надо организовать и провести. Если письма – их надо составить грамотно и четко, а для этого надо владеть ситуацией. Все это несложно, если у тебя при этом нет 27 часов аудиторной работы и классного руководства, а также желания сделать так, чтобы всем было интересно и хорошо». 

По словам педагога, учителя устают от постоянных требований где-то зарегистрироваться, заполнить анкету, поучаствовать в опросе или конкурсе профессионального мастерства – ведь кто-то должен, иначе у школы падает рейтинг. Хорошо, если находятся добровольцы, но так бывает не всегда, особенно в школах с небольшим коллективом.

Казалось бы, какое отношение это имеет к словам министра? Ведь у обычного учителя-предметника действительно нет такой нагрузки. Проблема в том, что очень немногие учителя могут позволить себе просто работать на ставку: «Фактически у учителя бумажной работы – минимум. Зато у заместителей – максимум. И проблема в том, что учителя и заместители у нас – это одни и те же люди», – комментирует педагог.    

Действительно, по данным мониторинга РАНХиГС, опубликованным в апреле прошлого года, более половины учителей работают не на одну ставку. Среди опрошенных таких оказалось 60%. На две ставки работают 13,8%, и это почти в два раза больше, чем в 2014 году. 

Почему электронный журнал не панацея

Часть учителей, как мы уже сказали, этим нововведением последних лет действительно довольна. Заполненный электронный журнал облегчает коммуникацию с родителями: например, предполагаемые четвертные оценки больше не нужно выписывать вручную, чтобы раздать родителям на собрании или вклеить в дневники. А работать с электронным дневником или журналом можно из любого места, где есть компьютер с доступом в интернет. 

Сложности начинаются, когда последнего в классе нет. Из-за банального отсутствия интернета на рабочем месте многие учителя оказались вынуждены вести документацию и в старой, и в новой форме. Даже если школа может купить оборудование, начинаются разного рода технические проблемы. Решить их зачастую некому, ведь системных администраторов на ставке в школах нет, а у информатика или завхоза, которые «разбираются в компьютерах», на все это не хватает времени. 

Например, в школе есть интернет и закуплены новые ноутбуки. Но подключить их не получается – надо менять операционную систему. Сделать это некому. В результате специально приобретенная на школьные деньги техника пылится без дела, а учителя, если у них есть такая возможность, приносят ноутбуки из дома. Правда, иногда даже это не помогает: проблемы с интернетом на уровне провайдера в сельской местности тоже не редкость. 

Кстати, для учеников неполадки в работе платформы стали новым поводом не делать домашнее задание, ведь в бумажные дневники его уже не записывают. 

Наконец, хотя Минобрнауки (на тот момент) четко указало, что журнал следует вести или в бумажной, или в электронной форме, но не в двух сразу, заполнять и тот, и другой педагогов порой вынуждает администрация. 

В результате в некоторых школах нагрузка на учителей не снизилась, а удвоилась. Некоторые нашли выход в том, что расписывают темы в электронном журнале заранее, на год вперед (чего администрация порой не одобряет). Более того, часть педагогов уверена, что электронный журнал вообще не может отражать реальный порядок изучения материала.  

Несколько слов о программах и календарно-тематическом планировании

Разрабатывать программу учитель должен – а точнее, переделывать готовые разработки. Вдобавок администрация может обязать готовить. О том, как готовить календарно-тематический план, мы писали здесь.

Абсурд ситуации в том, что в реальности наличие этих документов никак не помогает учителю в работе. Во-первых, если педагог в школе не первый год, он и так понимает, что, зачем и в каком порядке нужно делать, а для новичков есть уже упомянутые готовые образцы. Более того, любой учитель знает, что даже при наличии плана все, скорее всего, пойдет не так – если, конечно, прислушиваться к ученикам и их потребностям. 

Точно так же и собственноручно составленный конспект урока не избавит от необходимости импровизировать. Иначе получится как у одного студента-практиканта, который спрашивал у школьников, кем теленок приходится корове, и никак не мог добиться ответа «родственником». В конспекте урока у студента было написано именно так, и без этого он просто не мог пойти дальше. Конечно, при всем комизме ситуации этому студенту нужен был конспект – впервые встав перед классом, трудно не растеряться. Но нужно ли это учителям, проработавшим в школе хотя бы полгода?   

Получается, что единственное назначение этих бумажек – лежать в ожидании проверки. И как бы мало времени ни занимало их написание, оно абсолютно бесполезно. 

Получается, что слова министра о трех документах во всех смыслах далеки от реального положения дел. С одной стороны, удержаться в этих границах практически невозможно, хотя многое зависит от того, берет ли педагог классное руководство или какие-то иные обязанности и от позиции руководства. С другой – даже из перечисленных документов как минимум один нужен только для галочки.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-04-16T14:22:17.473Z
21 0

Отчетность в работе учителя: сколько ее и что думают педагоги


Результаты многочисленных опросов показывают: одна из главных проблем школьного учителя – бесконечная бумажная работа. Попытки ввести вместо бумажных дневников и журналов электронные, как показывает практика, решили ее лишь отчасти. Мы расскажем, с какими документами приходится иметь дело учителям и что они сами об этом думают.

Декларации и реальность

Министр просвещения Ольга Васильевна уже не первый год повторяет, что у учителя должно быть три документа – журнал, дневник (имеются в виду ученические дневники; в школах, перешедших на электронную документацию, их вместе с журналом заменяет одна интернет-платформа) и учебная программа. 

В некоторых школах это почти работает. 

«Я не вижу никакой особой бумажной работы», – говорит преподаватель химии из Подмосковья. – Работа электронная. И это очень удобно. Я могу заполнять журнал, ставить оценки, писать планирование в любое время». На последнее, по словам педагога, уходит совсем немного времени – полчаса-час на один класс в начале года. 

Однако еще есть так называемая ИСКО – информационная система качества образования, с которой работают учителя Москвы и области. Времени на нее также требуется немного, но не все педагоги в принципе понимают, зачем нужна система, дублирующая электронный журнал. «Министерство образования создает видимость активной работы», – комментируют это нововведение в интернете.

Так что даже тем учителям, кого объем работы с документами вполне устраивает, на практике не удается обойтись перечисленными министром документами. Кроме работы с упомянутой ИСКО администрация может добавить что-то еще – на свое усмотрение. Например, четвертные отчеты о количестве часов, показателях успеваемости, аналитические справки по итогам проверочных работ и т. д. А если учитель-предметник берет на себя какие-то дополнительные обязанности, количество документов резко возрастает. 

Когда учитель – человек-оркестр

«Кроме журнала у меня, как у классного руководителя, был еще план воспитательной работы класса, характеристика класса на начало года, информация о родителях с местом работы и контактными данными, – рассказывает преподаватель русского языка и литературы из другой подмосковной школы. – В начале года я заполняла социальный паспорт класса, в который вписывала количество многодетных, неполных и прочих семей. Два раза в год я еще должна была составлять акты посещения детей на дому. А после каждого собрания у меня был протокол этого собрания и ведомость (уже для себя лично) посещения собраний родителями. Теперь, кажется, все. Если, впрочем, не считать журнала инструктажей...», – говорит педагог.

К перечисленному можно добавить: ответы на запросы государственных органов, календарно-тематическое планирование внеклассной и внеурочной работы, годовой отчет по ней же, участие в ведении личных дел и помощь в оформлении портфолио, особенно в начальной школе. 

Позже, уже будучи классным руководителем, педагог взяла на себя организацию воспитательной работы в школе (официально должности замдиректора по воспитательной работе не было). После этого ей пришлось иметь дело с общешкольным планом воспитательной работы; социальным паспортом школы, который составлялся на основе отчетов классных руководителей; протоколами общешкольных родительских собраний; множеством статистических отчетов; отчетами о мероприятиях и так далее – перечень далеко не полный. 

«Кажется, что все это мелочи, – комментирует учитель. – Но за каждым документом на самом деле стоит работа. Если это списки или статистические данные – их надо собрать. Если протоколы собраний – их надо провести. Если отчеты по мероприятиям – их надо организовать и провести. Если письма – их надо составить грамотно и четко, а для этого надо владеть ситуацией. Все это несложно, если у тебя при этом нет 27 часов аудиторной работы и классного руководства, а также желания сделать так, чтобы всем было интересно и хорошо». 

По словам педагога, учителя устают от постоянных требований где-то зарегистрироваться, заполнить анкету, поучаствовать в опросе или конкурсе профессионального мастерства – ведь кто-то должен, иначе у школы падает рейтинг. Хорошо, если находятся добровольцы, но так бывает не всегда, особенно в школах с небольшим коллективом.

Казалось бы, какое отношение это имеет к словам министра? Ведь у обычного учителя-предметника действительно нет такой нагрузки. Проблема в том, что очень немногие учителя могут позволить себе просто работать на ставку: «Фактически у учителя бумажной работы – минимум. Зато у заместителей – максимум. И проблема в том, что учителя и заместители у нас – это одни и те же люди», – комментирует педагог.    

Действительно, по данным мониторинга РАНХиГС, опубликованным в апреле прошлого года, более половины учителей работают не на одну ставку. Среди опрошенных таких оказалось 60%. На две ставки работают 13,8%, и это почти в два раза больше, чем в 2014 году. 

Почему электронный журнал не панацея

Часть учителей, как мы уже сказали, этим нововведением последних лет действительно довольна. Заполненный электронный журнал облегчает коммуникацию с родителями: например, предполагаемые четвертные оценки больше не нужно выписывать вручную, чтобы раздать родителям на собрании или вклеить в дневники. А работать с электронным дневником или журналом можно из любого места, где есть компьютер с доступом в интернет. 

Сложности начинаются, когда последнего в классе нет. Из-за банального отсутствия интернета на рабочем месте многие учителя оказались вынуждены вести документацию и в старой, и в новой форме. Даже если школа может купить оборудование, начинаются разного рода технические проблемы. Решить их зачастую некому, ведь системных администраторов на ставке в школах нет, а у информатика или завхоза, которые «разбираются в компьютерах», на все это не хватает времени. 

Например, в школе есть интернет и закуплены новые ноутбуки. Но подключить их не получается – надо менять операционную систему. Сделать это некому. В результате специально приобретенная на школьные деньги техника пылится без дела, а учителя, если у них есть такая возможность, приносят ноутбуки из дома. Правда, иногда даже это не помогает: проблемы с интернетом на уровне провайдера в сельской местности тоже не редкость. 

Кстати, для учеников неполадки в работе платформы стали новым поводом не делать домашнее задание, ведь в бумажные дневники его уже не записывают. 

Наконец, хотя Минобрнауки (на тот момент) четко указало, что журнал следует вести или в бумажной, или в электронной форме, но не в двух сразу, заполнять и тот, и другой педагогов порой вынуждает администрация. 

В результате в некоторых школах нагрузка на учителей не снизилась, а удвоилась. Некоторые нашли выход в том, что расписывают темы в электронном журнале заранее, на год вперед (чего администрация порой не одобряет). Более того, часть педагогов уверена, что электронный журнал вообще не может отражать реальный порядок изучения материала.  

Несколько слов о программах и календарно-тематическом планировании

Разрабатывать программу учитель должен – а точнее, переделывать готовые разработки. Вдобавок администрация может обязать готовить. О том, как готовить календарно-тематический план, мы писали здесь.

Абсурд ситуации в том, что в реальности наличие этих документов никак не помогает учителю в работе. Во-первых, если педагог в школе не первый год, он и так понимает, что, зачем и в каком порядке нужно делать, а для новичков есть уже упомянутые готовые образцы. Более того, любой учитель знает, что даже при наличии плана все, скорее всего, пойдет не так – если, конечно, прислушиваться к ученикам и их потребностям. 

Точно так же и собственноручно составленный конспект урока не избавит от необходимости импровизировать. Иначе получится как у одного студента-практиканта, который спрашивал у школьников, кем теленок приходится корове, и никак не мог добиться ответа «родственником». В конспекте урока у студента было написано именно так, и без этого он просто не мог пойти дальше. Конечно, при всем комизме ситуации этому студенту нужен был конспект – впервые встав перед классом, трудно не растеряться. Но нужно ли это учителям, проработавшим в школе хотя бы полгода?   

Получается, что единственное назначение этих бумажек – лежать в ожидании проверки. И как бы мало времени ни занимало их написание, оно абсолютно бесполезно. 

Получается, что слова министра о трех документах во всех смыслах далеки от реального положения дел. С одной стороны, удержаться в этих границах практически невозможно, хотя многое зависит от того, берет ли педагог классное руководство или какие-то иные обязанности и от позиции руководства. С другой – даже из перечисленных документов как минимум один нужен только для галочки.

Читайте также
Комментарии (0)