Конфликт учителей и родителей: на чьей стороне закон?

Wed Sep 26 2018 14:52:43 GMT+0000 (GMT)

Конфликт «учителя—родители» — закономерность или веяние сегодняшнего дня? Какие нормы защищают педагогов от неправомерных требований родителей? Если камеры видеонаблюдения будут установлены во всех классах — много ли в школе останется учителей?

Осторожно, стеликовы!

Дети как губка — молниеносно впитывают все, что происходит вокруг. Иногда наши наследники выдают такие перлы, что трудно даже себе представить, как это уложилось в юной голове?

  • Все, в школу больше не пойду, — заявила мне однажды утром дочь.
  • Это еще почему?
  • А никто не пойдет.
  • Что?! Это еще что за новости?
  • А такие новости, что у нас бойкот!
  • И против чего протестуем?
  • Ни против чего, а против кого.
  • Ну, кто же вам так насолил?
  • А к нам в класс Стеликову перевели, из параллельного.
  • И она...?
  • Да она-то ничего, вот только ее мама, сегодня на Анну Олеговну полчаса орала. Ей потом даже плохо стало. Так вот мы и решили — в школу больше не пойдем, пусть Стеликова одна ходит!
  • Ну, вы-то тут причем, взрослые сами разберутся!
  • Ну да, они уже разобрались — в параллельном даже классную уволили из-за этой Стеликовой!

На следующий день я отправилась в школу. То, что мне рассказала наш классный руководитель, было похоже на сюжет плохого сериала. Мамаша Стеликовой уже не первый год терроризирует всю школу. Скандальная особа вдохновенно вступает в баталии со всеми, кто попадается ей на пути, включая собственных родственников. Однако учителя — самая благодатная аудитория для ее спектаклей — здесь поле деятельности скучающей домохозяйки не ограничивается ничем и никем. Жалобами, придирками и угрозами, а также систематическими депешами в вышестоящие инстанции, ушлой родительнице удалось добиться увольнения предыдущего классного руководителя своей дочери и перевести свое чадо в параллельный. Прошло совсем немного времени и дама принялась наводить свои порядки и в нашем классе. Анна Олеговна — человек не робкого десятка, к тому же учитель с большим стажем и самой кристальной репутацией. Но тут и она растерялась.

Как найти управу на того, кто разрушает учебный и воспитательный процесс, если все вышестоящие руководители и организации идут у него на поводу. Как оградить себя и учеников от этого произвола?

Откуда берутся стеликовы?

Учителя с тревогой говорят о том, что родителей, которые адекватно относятся к школьному процессу обучения и воспитания, остается все меньше. И у такого отношения есть свои причины — как объективные, так и субъективные. На сегодняшний день ситуация такова: школа обязана выстроить свои отношения с учениками и их родителями таким образом, чтобы избежать даже малейшего повода для жалоб родителей в вышестоящие органы. Это при том, что родители с удовольствием пользуются новым разрешением — по малейшему поводу жаловаться на учителей. Если конфликт в школе возникает, то выйти из него без потерь учитель не может, даже если не виновен и это подтверждено документально. Руководство школы торопится замять проблему. Резон простой — если конфликт выйдет за пределы школы, а информация попадет в вышестоящие инстанции, сработает простая формула: «не можете разрешить конфликт сами — будете наказаны». Бюрократической машине не до сантиментов: любая проблема — это нарушение ее равновесия и покоя.

Так возникает порочный круг? Что, если искусственное и поспешное признание родительской правоты, болезненное реагирование на жалобы и придирки — всего лишь провоцирование новых нападок на школу? Не создаем ли мы сами ситуацию, в которой уровень лицемерия обеих сторон накроет нас девятым валом в будущем?

Что мы посеем? «Разумное, доброе, вечное» или зубы дракона?

Казалось бы, что плохого в том, что педагоги призваны заботиться о репутации школы? Ведь они воспитывают будущие поколения граждан России, «сеют разумное, доброе, вечное». Однако, можем ли мы быть уверены, что всходы, которые даст эта нива, не будут похожи на те, что получил предводитель аргонавтов Ясон, когда по указанию царя Колхиды посеял зубы дракона — воинственных людей с холодным оружием?

Доктор педагогических наук, профессор Николай Борытко в одном из интервью жестко определяет существующую ситуацию. Он озабочен тем, что сейчас учителей никто не собирается защищать — ни государство, ни профсоюз, ни руководство школы. Да что там говорить, если сами директора учебных заведений стали абсолютно бесправными и могут быть сняты с должности в любой момент без серьезного обоснования. А дальше происходит самое страшное — незащищенный и униженный учитель проявляет, как считает профессор, «рабскую психологию и подло мстит ученикам».

Дошло до того, что учителя просто боятся рассказывать родителям о реальном положении вещей. Не торопятся ставить в известность о реально существующих проблемах с их чадом — вдруг они будут неправильно поняты, а открытость и откровение станут поводом для жалобы руководству. Встреча родителей и учителя теперь больше напоминает официальную церемонию встречи правительственной делегации не всегда дружественной соседней страны. Педагог вынужден перестраховываться. Многие учителя от греха подальше ведут протокол беседы. Еще интереснее поведение родителей. Многие приходят поговорить вооруженные диктофонами, а некоторые даже с видеокамерой. А это значит, что нет никакой гарантии, что на следующий день репортаж с места событий не окажется в соцсетях или не станет основанием для жалобы в прокуратуру. И это при том, что школа обязана незамедлительно реагировать на любое обращение, которое появится даже на ее сайте. И ни дай Бог, если обращение родителя уйдет на сайт департамента образования — тут уж как говорится «береженого Бог бережет»!

Круглосуточное родительское собрание

Еще одно новомодное увлечение — родительские чаты. Страшное дело! Вот уж поистине блаженство для Шариковых! И тут главная родительская забота не дети, а упражнения в остроумии и максимальном унижении достоинства учителя. Моя знакомая, журналист по профессии, как-то подключилась к такому форуму в надежде не упустить важную информацию о своем сыне третьекласснике — времени как всегда нехватка, да и в школу не каждый день можно попасть. Через неделю она сдалась. Искушенные зрители сегодняшних новостных программ довольно хорошо представляют себе работу корреспондента на телевидении, это постоянный аврал, телефонные звонки, планерки, эфиры. Однако, по ее мнению, ничто не сможет сравниться с чатом скучающих домохозяек, получивших «окно в мир» и возможность круглосуточно быть на связи с себе подобными, а главное — оценивать и критиковать учителей. Ее сотовый не замолкал ни на минуту. В надежде выловить важную информацию она не отключала его даже несмотря на то, что от ошеломляющей «грамотности» мамаш из глаз грозила пойти кровь. Но когда дамочки перешли на личности педагогов школы и без всяких околичностей стали выражать свой негатив, моя приятельница не выдержала и все-таки отключила этот круглосуточный ад.

Почему в конфликте «родители—учителя» руководство школы, в лучшем случае, сохраняет нейтралитет?

Закон защищает интересы двух сторон — и учителей и родителей. И те и другие обязаны уважать права друг друга. И если кто-то переходит границы дозволенного, то у противоположной стороны есть возможность защищаться — обращаться в суд. Психологи и юристы в любой конфликтной ситуации советуют привлекать третью сторону — администрацию школы. Однако реальность несколько далека от прописанных законов и уставов, и жизнь вносит свои коррективы. При всем многообразии педагогических приемов учитель частенько оказывается бессильным в конкретной конфликтной ситуации. Много лет назад мои родители говорили мне: «Учитель всегда прав». Сегодня главный постулат педагогического процесса — «Клиент всегда прав». И это не оксюморон, поскольку мы на берегу договорились, что учитель — всего лишь менеджер-поставщик образовательных услуг. Вот пусть и «поставляет», а воспитывать будут в семье. Отношения родителей со школой претерпели радикальные изменения. Авторитетов больше нет. Сегодня любой рассерженный папа или перепуганная мама сразу напрямую спешат со своими депешами в Рособрнадзор или в прокуратуру. Если и успевают зайти в школу, то только для того, чтобы угрозами напугать учителей. И учителя пугаются, потому что практически каждый второй донос заканчивается, в лучшем случае, неприятностями для него, а в худшем...

В каком же направлении мы движемся? Может ли быть нормальной ситуация, когда в каждом классе всех школ будут установлены камеры слежения. Дом-2 отдыхает. Воплотятся в жизнь все наработки реалити-шоу. Осталось организовать большое лобное место и выгонять по очереди провинившихся учителей или детей из школы. Как в таком случае мы назовем эти режимные заведения и кто пойдет работать в такую школу, а самое главное — чему в ней научат? Вопрос без ответа. 

Читайте также
Комментарии (3)

Мы будем сообщать Вам по e-mail о новых материалах данного автора

Подписаться




Конфликт учителей и родителей: на чьей стороне закон?

Если у родителей стало больше прав, означает ли это, что у учителей их стало меньше? Мнение педагога
Wed Sep 26 2018 14:52:43 GMT+0000 (GMT)

Елена Макиева
Подписаться

Конфликт «учителя—родители» — закономерность или веяние сегодняшнего дня? Какие нормы защищают педагогов от неправомерных требований родителей? Если камеры видеонаблюдения будут установлены во всех классах — много ли в школе останется учителей?

Осторожно, стеликовы!

Дети как губка — молниеносно впитывают все, что происходит вокруг. Иногда наши наследники выдают такие перлы, что трудно даже себе представить, как это уложилось в юной голове?

  • Все, в школу больше не пойду, — заявила мне однажды утром дочь.
  • Это еще почему?
  • А никто не пойдет.
  • Что?! Это еще что за новости?
  • А такие новости, что у нас бойкот!
  • И против чего протестуем?
  • Ни против чего, а против кого.
  • Ну, кто же вам так насолил?
  • А к нам в класс Стеликову перевели, из параллельного.
  • И она...?
  • Да она-то ничего, вот только ее мама, сегодня на Анну Олеговну полчаса орала. Ей потом даже плохо стало. Так вот мы и решили — в школу больше не пойдем, пусть Стеликова одна ходит!
  • Ну, вы-то тут причем, взрослые сами разберутся!
  • Ну да, они уже разобрались — в параллельном даже классную уволили из-за этой Стеликовой!

На следующий день я отправилась в школу. То, что мне рассказала наш классный руководитель, было похоже на сюжет плохого сериала. Мамаша Стеликовой уже не первый год терроризирует всю школу. Скандальная особа вдохновенно вступает в баталии со всеми, кто попадается ей на пути, включая собственных родственников. Однако учителя — самая благодатная аудитория для ее спектаклей — здесь поле деятельности скучающей домохозяйки не ограничивается ничем и никем. Жалобами, придирками и угрозами, а также систематическими депешами в вышестоящие инстанции, ушлой родительнице удалось добиться увольнения предыдущего классного руководителя своей дочери и перевести свое чадо в параллельный. Прошло совсем немного времени и дама принялась наводить свои порядки и в нашем классе. Анна Олеговна — человек не робкого десятка, к тому же учитель с большим стажем и самой кристальной репутацией. Но тут и она растерялась.

Как найти управу на того, кто разрушает учебный и воспитательный процесс, если все вышестоящие руководители и организации идут у него на поводу. Как оградить себя и учеников от этого произвола?

Откуда берутся стеликовы?

Учителя с тревогой говорят о том, что родителей, которые адекватно относятся к школьному процессу обучения и воспитания, остается все меньше. И у такого отношения есть свои причины — как объективные, так и субъективные. На сегодняшний день ситуация такова: школа обязана выстроить свои отношения с учениками и их родителями таким образом, чтобы избежать даже малейшего повода для жалоб родителей в вышестоящие органы. Это при том, что родители с удовольствием пользуются новым разрешением — по малейшему поводу жаловаться на учителей. Если конфликт в школе возникает, то выйти из него без потерь учитель не может, даже если не виновен и это подтверждено документально. Руководство школы торопится замять проблему. Резон простой — если конфликт выйдет за пределы школы, а информация попадет в вышестоящие инстанции, сработает простая формула: «не можете разрешить конфликт сами — будете наказаны». Бюрократической машине не до сантиментов: любая проблема — это нарушение ее равновесия и покоя.

Так возникает порочный круг? Что, если искусственное и поспешное признание родительской правоты, болезненное реагирование на жалобы и придирки — всего лишь провоцирование новых нападок на школу? Не создаем ли мы сами ситуацию, в которой уровень лицемерия обеих сторон накроет нас девятым валом в будущем?

Что мы посеем? «Разумное, доброе, вечное» или зубы дракона?

Казалось бы, что плохого в том, что педагоги призваны заботиться о репутации школы? Ведь они воспитывают будущие поколения граждан России, «сеют разумное, доброе, вечное». Однако, можем ли мы быть уверены, что всходы, которые даст эта нива, не будут похожи на те, что получил предводитель аргонавтов Ясон, когда по указанию царя Колхиды посеял зубы дракона — воинственных людей с холодным оружием?

Доктор педагогических наук, профессор Николай Борытко в одном из интервью жестко определяет существующую ситуацию. Он озабочен тем, что сейчас учителей никто не собирается защищать — ни государство, ни профсоюз, ни руководство школы. Да что там говорить, если сами директора учебных заведений стали абсолютно бесправными и могут быть сняты с должности в любой момент без серьезного обоснования. А дальше происходит самое страшное — незащищенный и униженный учитель проявляет, как считает профессор, «рабскую психологию и подло мстит ученикам».

Дошло до того, что учителя просто боятся рассказывать родителям о реальном положении вещей. Не торопятся ставить в известность о реально существующих проблемах с их чадом — вдруг они будут неправильно поняты, а открытость и откровение станут поводом для жалобы руководству. Встреча родителей и учителя теперь больше напоминает официальную церемонию встречи правительственной делегации не всегда дружественной соседней страны. Педагог вынужден перестраховываться. Многие учителя от греха подальше ведут протокол беседы. Еще интереснее поведение родителей. Многие приходят поговорить вооруженные диктофонами, а некоторые даже с видеокамерой. А это значит, что нет никакой гарантии, что на следующий день репортаж с места событий не окажется в соцсетях или не станет основанием для жалобы в прокуратуру. И это при том, что школа обязана незамедлительно реагировать на любое обращение, которое появится даже на ее сайте. И ни дай Бог, если обращение родителя уйдет на сайт департамента образования — тут уж как говорится «береженого Бог бережет»!

Круглосуточное родительское собрание

Еще одно новомодное увлечение — родительские чаты. Страшное дело! Вот уж поистине блаженство для Шариковых! И тут главная родительская забота не дети, а упражнения в остроумии и максимальном унижении достоинства учителя. Моя знакомая, журналист по профессии, как-то подключилась к такому форуму в надежде не упустить важную информацию о своем сыне третьекласснике — времени как всегда нехватка, да и в школу не каждый день можно попасть. Через неделю она сдалась. Искушенные зрители сегодняшних новостных программ довольно хорошо представляют себе работу корреспондента на телевидении, это постоянный аврал, телефонные звонки, планерки, эфиры. Однако, по ее мнению, ничто не сможет сравниться с чатом скучающих домохозяек, получивших «окно в мир» и возможность круглосуточно быть на связи с себе подобными, а главное — оценивать и критиковать учителей. Ее сотовый не замолкал ни на минуту. В надежде выловить важную информацию она не отключала его даже несмотря на то, что от ошеломляющей «грамотности» мамаш из глаз грозила пойти кровь. Но когда дамочки перешли на личности педагогов школы и без всяких околичностей стали выражать свой негатив, моя приятельница не выдержала и все-таки отключила этот круглосуточный ад.

Почему в конфликте «родители—учителя» руководство школы, в лучшем случае, сохраняет нейтралитет?

Закон защищает интересы двух сторон — и учителей и родителей. И те и другие обязаны уважать права друг друга. И если кто-то переходит границы дозволенного, то у противоположной стороны есть возможность защищаться — обращаться в суд. Психологи и юристы в любой конфликтной ситуации советуют привлекать третью сторону — администрацию школы. Однако реальность несколько далека от прописанных законов и уставов, и жизнь вносит свои коррективы. При всем многообразии педагогических приемов учитель частенько оказывается бессильным в конкретной конфликтной ситуации. Много лет назад мои родители говорили мне: «Учитель всегда прав». Сегодня главный постулат педагогического процесса — «Клиент всегда прав». И это не оксюморон, поскольку мы на берегу договорились, что учитель — всего лишь менеджер-поставщик образовательных услуг. Вот пусть и «поставляет», а воспитывать будут в семье. Отношения родителей со школой претерпели радикальные изменения. Авторитетов больше нет. Сегодня любой рассерженный папа или перепуганная мама сразу напрямую спешат со своими депешами в Рособрнадзор или в прокуратуру. Если и успевают зайти в школу, то только для того, чтобы угрозами напугать учителей. И учителя пугаются, потому что практически каждый второй донос заканчивается, в лучшем случае, неприятностями для него, а в худшем...

В каком же направлении мы движемся? Может ли быть нормальной ситуация, когда в каждом классе всех школ будут установлены камеры слежения. Дом-2 отдыхает. Воплотятся в жизнь все наработки реалити-шоу. Осталось организовать большое лобное место и выгонять по очереди провинившихся учителей или детей из школы. Как в таком случае мы назовем эти режимные заведения и кто пойдет работать в такую школу, а самое главное — чему в ней научат? Вопрос без ответа. 

Читайте также
Комментарии (3)