Профилактика наркомании у подростков: а работает ли она?



Как понять, что ребенок принимает наркотики? Что делать, если он уже зависим? Как правильно проводить профилактику? Почему школам не выгодно бороться с подростковой наркоманией? На эти вопросы ответила Вера Владимировна Гайдук, основатель сообщества «Мы есть», участники которого вот уже десять лет борются с подростковой наркоманией.

Вера Владимировна, давайте начнем с азов. Как родителям понять, что ребенок «подсел» на наркотики?

Он начинает вести себя так, как будто что-то скрывает, не подпускает родителей к компьютеру, прячет телефон, становится замкнутым, раздражительным, у него нарушаются сон и аппетит. Если, не дай Бог, ребенок принимает тяжелые наркотики, это видно по зрачкам: они плохо реагируют на свет, поэтому или расширены, или очень сужены.

Следует сильно насторожиться, если в его вещах попадается что-то странное вроде иголок или булавок, пластиковых бутылок с отверстиями, фольги. Хотя, надо сказать, прятать, особенно то, что под запретом, подростки умеют хорошо. Поэтому основная надежда на вашу наблюдательность.

Как вообще выглядит то, что  дети чаще всего употребляют? Какие наркотики сейчас популярны у подростков?

Основные наркотики в среде школьников − так называемые «химические дизайнерские», марихуана, спайс. У детей нет денег на «тяжелые наркотики».

Внешне это темные или светлые шарики, таблетки, масса, похожая на пластилин, может быть порошок или трава в пакетике – вариантов, увы, очень много.

Дети какого возраста наиболее уязвимы?

С появлением снюсов можно говорить об употреблении запрещенных веществ уже в  5-6-х классах. Но основная группа риска – подростки 14-17 лет. Этот тот возраст, когда дети заканчивают школу и вливаются в новый коллектив, а значит начинают посещать тусовки. Чаще всего наркотики пробуют именно там.

Что делать, если родители заметили описанные вами признаки употребления наркотиков?

Важно помнить, что наркомания − это болезнь, соответственно, взрослым ни в коем случае нельзя вести себя агрессивно, кричать и выяснять отношения. Нужно разговаривать, убеждать. И чем раньше вы начнете диалог, тем лучше.

Также следует прибегнуть к помощи специалистов. В Москве, например, есть Научно-практический центр наркологии. Даже телефонного звонка бывает достаточно: специалисты порекомендуют, куда обратиться дальше.

Главное, помнить − наркомания, как беременность, она не рассосется. Подросток не справится с этой проблемой самостоятельно. Нужно отвести его за руку к специалистам, которые способны помочь. Разумеется, с его согласия. Нужно убеждать и еще раз убеждать. Если подросток против, то, увы, все бесполезно. Без желания наркомана избавиться от зависимости ее не победить. 

Вы работали учителем. Скажите, что может предпринять педагог, если ученик странно себя ведет и есть предположения, что он употребляет наркотики?

Полномочий, к сожалению, у учителя нет почти никаких. Он может рассказать о своих подозрениях родителям, пригласить ребенка на беседу к школьному психологу, но я не думаю, что это что-то решит.

Существует еще одна очень серьезная проблема. Если в школе обнаруживается употребление наркотиков, то это приводит к визиту полиции. К сожалению, в очень многих школах эту тему не трогают, потому что знают, что рейтинг образовательной организации, которую посещает наркоман, понизится. А директорам школ этого не нужно.

Получается, что проблема подростковой наркомании часто просто замалчивается?

Я регулярно провожу беседы с родителями, и выясняется, что они не знают вообще ничего об этой проблеме, все заняты работой. Кроме того, вся наша педагогическая система построена на «стремлении к позитиву». О какой борьбе может идти речь, если само слово «наркотики» употреблять в школе практически запрещено? 

Беда еще и в том, что у нас нет единого подхода к первичной профилактике − каждый видит ее по-своему, а должна быть система.

Обязательно нужно рассказывать о наркомании открыто и честно, подключать родителей, объяснять им, как себя вести и на что обращать внимание в случае, если ребенок начинает употреблять, или есть подозрение, что это так.

Чтобы все сдвинулось с мертвой точки, необходимы систематические, регулярные мероприятия. Этим мы и занимаемся в рамках работы группы по борьбе с подростковой наркоманией «Мы есть».

Когда эта группа появилась? Каковы цели ее деятельности?

Она была создана в память о моей шестнадцатилетней дочери, моей Ане, которая не была наркоманкой и вообще всегда была против наркотиков. Мы часто с ней разговаривали на эту тему, и она знала, насколько это опасно. Но так получилось, что знакомый предложил ей красивую трубку, в которой был спайс. Аня ему очень нравилась, и он таким образом решил обратить на себя внимание. У Ани начались страшные галлюцинации. Она побежала вверх по подъездной лестнице. На 10-м этаже было открыто окно. Все случилось мгновенно… Это было в 2009 году.

Анины друзья вместе со мной создали в соцсети «ВКонтакте» группу «Мы есть». Мы боремся с наркоманией, и нас много! (Прим. ред.: в группе на данный момент более 4000 подписчиков из самых разных регионов России.) 

Чем занимается группа?

К нам обращаются из школ Москвы и Подмосковья, и мы проводим профилактические беседы со школьниками. Раньше волонтеры, подписчики группы выходили на улицы и раздавали брошюры. 

Сейчас мы работаем над тем, чтобы запустить совместный проект с Ассоциацией заслуженных врачей России, которым понравилась наша программа «Одиннадцать опасностей наркомании». Они предложили реализовать совместный проект в Ступино: врачи будут выявлять группы риска, организовывать занятия лечебной физкультурой и создадут отдел по профилактике наркомании. Из-за коронавируса проект не стартовал, хотя мы уже все подготовили. Планируем запустить его к сентябрю.

Вы регулярно проводите беседы в школах. С чего начинается разговор с подростками о наркомании?

Обычно я спрашиваю, пробовали ли они курить. Если в классе около 20 человек, 5-7 из них отвечают утвердительно. Потом я спрашиваю у тех, чьи родители курят, почему их мамам и папам так сложно бросить? Ответ: они подсели на сигареты давно, и у них появилась зависимость. Тогда я говорю, что к наркотикам привыкают с первой дозы, а прекратить употреблять получится далеко не у всех. 

И что, профилактика действительно работает? Ведь подросток может знать, что наркомания − это плохо, но при случае все равно попробует.

Конечно работает! Мы учим ребят не бояться сказать решительное «Нет!» на предложение попробовать наркотик. У нас есть достаточно жесткая презентация, она оказывает на подростков сильное впечатление, на их языке − до них «доходит». Я рассказываю о судьбе моей дочери. Школьники задумываются. Я работала учителем и понимаю, когда ребенок усвоил материал, а когда прошло мимо него. Вижу это по глазам, по реакции. 

Осознание того, что пристрастие проще не получать, чем побороть, 11 доводов из презентации, история Ани, страх останавливают многих.

А правильно ли в профилактических целях рассказывать обо всех ужасах, которые ждут наркоманов, говорить, что человек будет отвергнут обществом, что никто ему не поможет?

Нет, ни в коем случае нельзя так говорить. Нужно всегда помнить, что наркоманы − такие же люди, только оступившиеся, им просто нужно протянуть руку. Кроме того, следует разделять наркозависимых и наркодилеров. Подходы к ним должны быть разными: медицина в первом случае и полиция – во втором.

Я ребятам всегда задаю вопрос: «Что бы вы сделали, если бы вдруг узнали, что ваш друг, ваш одноклассник – наркоман?» Поразительно, но иногда в разных группах ответы диаметрально противоположные. В одной дети, перекрикивая друг друга, отвечают: «Надо его спасать! Останавливать! Сообщать родителям и учителям!». А в другой ни одного человека иногда не найдется, кто бы сказал, что надо помогать, мол, это его проблема, мы не лезем, он сам выбрал этот путь.

Как же не допустить равнодушного отношения к проблеме наркомании? 

Когда дети отвечают, что зависимость наркомана – это лишь его личное дело, я предлагаю к размышлению одну ситуацию.

Представьте себе, что ваш друг, ваш знакомый, ваш одноклассник – наркоман. Вы знаете об этом, но сдавать его не собираетесь. Однако в какой-то момент приходит сообщение, что этот человек умер от передозировки. 

Наступает день похорон, вы едете на кладбище, кидаете горсть земли. Смотрите на мать: убитая горем, она стоит и рыдает. А теперь подойдите к ней и скажите: «Я знал, что он употреблял наркотики, но не хотел вмешиваться, я не стукач».

Когда я привожу ребятам этот пример, многие из них начинают задумываться. 

Это и взрослых людей тоже касается. Иногда им лень встать с дивана, даже когда речь идет о чем-то актуальном, насущном. Что уж говорить о проблеме, которая кажется такой далекой. 

Равнодушие − самое страшное! Говорить «со мной такое не случится» - в корне неправильно. Это может произойти в каждой семье, где растет ребенок. Хорошо, если беда пройдет мимо. А если нет? Так, может, стоит задуматься об этом заранее?

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)