Травля как самоутверждение: почему подростки становятся агрессивными



Эмоционально тяжелый, трагичный эстонский фильм «Класс» (реж. Ильмар Рааг, 2007 г.), основанный на реальных событиях, отличает невыносимая безысходность, источником которой стал и по сей день не искорененный в школах буллинг. Два парня-изгоя, доведенные до ручки своими одноклассниками, взялись за оружие и хладнокровно расстреляли весь класс. К счастью, такой страшный финал – нечастое явление в жизни. Как правило, школьные конфликты и травля заканчиваются более мирно. Но как бы там ни было, для ребенка, ставшего жертвой насмешек и издевательств сверстников, пережить травлю − тяжелое испытание. Почему же дети проявляют жестокость друг к другу, в какой момент и по каким причинам она вдруг зарождается? Попробуем разобраться в этих вопросах.

Профессор МГППУ Т. В. Ермолова и доцент МГППУ Н. В. Савицкая в своей книге «Буллинг как групповой феномен: исследование буллинга в Финляндии и скандинавских странах за последние 20 лет (1994–2014)» пришли к выводу, что хулиганы (буллеры) знакомы с социальными нормами поведения и способны к регуляции собственных эмоций, но они выбирают тактику издевательств над другими. Для чего? Ради достижения собственных целей. 

Ученые утверждают, что основной причиной таких действий является желание доминировать в группе сверстников. Главенствующий статус выступает своеобразным результатом оценки качеств агрессора группой, определяющей, насколько он уважаем и популярен в ней. 

В исследовании Кэтрин М. Лафонтана и Антониуса Циллессена «Детское восприятие популярных и непопулярных сверстников: мультиметодная оценка», данные которого приведены в книге Т.В. Ермоловой и Н.В. Савицкой, отмечается, что задача повышения собственного статуса становится приоритетной у трети подростков.

В лонгитюдном исследовании профессора психологии Калифорнийского университета Яанны Ювоне и ее коллег, продолжавшемся в течение учебного года, было показано, что статус агрессора напрямую зависит от проявленной им «крутости» в форме издевательства над сверстником: хулиганы, замеченные в буллинге в начале учебного года, имели статус «крутого» еще с осени, а те, кто впервые инициировал травлю сверстника в конце учебного года (весной), рассматривались учениками как «крутые» только с этого времени. 

Отметим, что даже неагрессивными подростками дети-буллеры воспринимаются как сильные и популярные личности. Ювоне и ее коллеги объясняют это тем, что антиобщественное и жестокое поведение, являющееся нарушением норм и ценностей в представлении взрослых, приветствуется детьми и подростками в определенный момент их развития. Поэтому количество издевательств над ровесниками может увеличиваться в те периоды жизни, когда статус становится важным. 

Ожидаемое увеличение числа издевательств подростков над сверстниками в Финляндии было отмечено в нескольких исследованиях. Однако высказывались и предположения, что возрастные изменения в отношении к статусу могут вызываться внешними обстоятельствами, в том числе переходом на следующую ступень обучения. Например, поступление в среднюю школу может повышать ощущение важности признания со стороны окружающих, стремление к популярности и необходимость завоевывать новые позиции в новой социальной среде. Как следствие, случаи буллинга учащаются. 

Короля играет свита

Вновь обратимся к исследованию Т. В. Ермоловой и Н. В. Савицкой. Авторы утверждают, что достижение буллерами определенного статуса во многом зависит от поведения и реакции на их действия окружающих их сверстников. Чтобы постоянно демонстрировать свою власть, в качестве жертвы агрессоры выбирают тех, кто легко подчиняется, неуверен в себе, физически слаб и либо обладает низким статусом в коллективе, либо вообще отвергнут им. 

Крайне важны и свидетели проявления силы – буллеры инициируют нападение именно в присутствии сверстников. В исследовании с использованием метода естественного наблюдения в школьном дворе было установлено, что в 85–88% всех эпизодов издевательств присутствовали безучастные сверстники-зрители. 

Короля должна играть свита – иначе какой же он король? Даже если границы «королевства» не простираются дальше класса или игровой площадки.

Подстрекатели, наблюдатели, защитники

Кроме самого хулигана и его жертвы, в травле могут принимать участие помощники агрессора, подстрекатели, пассивные наблюдатели и защитники жертвы. Помощниками выступают дети, которые присоединяются к действиям инициатора преследований. Подстрекатели не участвуют в актах насилия, но поощряют их одобрительными возгласами или смехом. Пассивные наблюдатели устраняются от любых действий в отношении жертвы и не вербализуют своего отношения к происходящему. Защитники жертвы принимают сторону того, кого травят, утешают и поддерживают сверстника. 

Наблюдения финских исследователей были дополнены их коллегами из разных стран. Например, норвежский психолог Дан Ольвеус в 2001 году описал так называемый круг преследователей, в котором были представлены восемь вариантов пассивной позиции участников буллинга, представляющих собой комбинацию отношения подростков к издевательствам (положительный – нейтральный – равнодушный – отрицательный) и их поведения (действует – не действует).

Выяснилось, что интенсивность буллинга в классе напрямую связана с количеством детей, обеспечивающих буллеру позитивную обратную связь, и наоборот, чем больше защитников у жертвы, тем реже фиксируются ситуации травли. Кроме того, связь между виктимизацией и связанными с ней факторами риска: социальной тревожностью и отвержением со стороны сверстников – чаще наблюдается в классах, где высок уровень позитивного подкрепления буллеров и низок уровень защиты жертв. 

Другими словами, вероятность для тревожных и отвергаемых детей стать жертвами буллинга зависит от социального контекста и высока в классах, где пассивные наблюдатели буллинга скорее поощряют инициатора травли, чем противостоят его действиям.

В финском исследовании 1998 года было продемонстрировано, что только 17–20% учеников 6–8-х классов вступаются за жертву, тогда как 20–29% учеников либо пассивно поддерживают буллеров, либо активно участвуют в актах агрессии. Треть учеников (26–30%) избегают любой формы вовлечения в травлю, но своей пассивностью непроизвольно подкрепляют действия буллеров. 

Предупрежденный и знающий − вооружен

Мы уверены, что школьный учитель не должен ограничиваться преподаванием своего предмета и ведением отчетности, его истинная задача − быть помощником и проводником детей не только в мир знаний, но и во взрослую жизнь, где без умения ладить друг с другом, отказываясь от агрессии, невозможно стать успешным. 

В статьях на портале мы неоднократно приводили алгоритмы борьбы с буллингом, мнения экспертов по этой проблеме, рассказывали о мерах профилактики и делились опытом педагогов и психологов из других стран. Однако никакие алгоритмы искоренения травли не будут эффективны, если педагог не учитывает возрастных психологических особенностей своих учеников и попросту не замечает, что обстановка в классе накаляется, буллинг вот-вот возникнет, а может быть, уже давно продолжается.

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)