Феномен буллинга: когда жертвой становится учитель

2019-03-05T15:05:24.963Z
50 0

Проблема социального напряжения в школах активно изучалась, но была сосредоточена в основном на случаях травли среди учеников. Сейчас становится очевидно, что жертвами агрессии, или, как принято говорить, буллинга, являются и учителя. Стоит отметить, что школьники не всегда прибегают к физическому насилию. Учителя заговорили о новом типе детей — психологических киллерах. 

Необходимо различать простую агрессию, соседствующую у школьников с обретением социального опыта, и настоящее насилие (буллинг, травлю). Обычные конфликты происходят по недоразумению, время от времени, не несут для сторон серьезного вреда, направлены на изменение определенной ситуации. Буллинг же характеризуется как регулярное, намеренное действие, которое может причинить психологический и физический вред. За этим не стоит желание агрессора что-либо изменить, травля нужна ему лишь для самоутверждения. Если при обычном конфликте обе стороны испытывают эмоциональный дискомфорт, то в ситуации с буллингом агрессор получает явное удовольствие.

Мифы о буллинге

Феномен буллинга

Миф № 1. Буллинг — это недисциплинированное поведение, оно возможно только на занятиях у слабого учителя. 

Этот миф крайне опасен, так как из-за него преподаватели предпочитают замалчивать конфликт и поздно обращаются за помощью. Все случаи травли и провокаций нужно рассматривать коллективом педагогов без порицания учителя, столкнувшегося с агрессией детей. Согласно исследованиям, проведенным в российских школах, уровень образования преподавателя не влияет на вероятность травли. 

Миф № 2. Учитель может в одиночку прекратить буллинг. 

Этот миф лишь усугубляет чувство бессилия, которое испытывает жертва травли. Лучшее, что может сделать преподаватель в ситуации травли, — объединиться с другими взрослыми, не желающими мириться с произволом подрастающих агрессоров. Это благотворно скажется на всей школьной атмосфере, потому что ученики и педагогический коллектив снова почувствуют себя в безопасности. 

Миф № 3. Буллинг можно остановить разовой мерой, как, например, вызов родителей, разговор у директора, лекция или публичное покаяние агрессора. 

К сожалению, краткосрочные меры не эффективны в этой ситуации. Буллинг — это всегда вызов организационной культуре школы. Необходима последовательная, долговременная работа, пересмотр норм и ценностей данного учебного заведения.

Миф № 4. Низкая самооценка и неумение выстраивать общение — обязательные характеристики буллера. 

С этим ложным суждением социальные службы столкнулись еще в 70-е годы. В развитых странах тогда ошибочно предполагалось, что буллерам необходимы забота и поддержка. К ним относились как к людям, страдающим от одиночества и неконтролируемого гнева. Однако статистика показала, что у таких детей высокая самооценка, их поведение вызвано не состоянием аффекта, а тонким расчетом. Они могут хорошо вести себя в обществе, спусковым механизмом агрессии служит чувство безнаказанности. Поэтому сегодня в мире используют клинический подход к буллерам. Согласно ему, угроза травли исходит от детей с развивающимися нарциссическими чертами характера.

Миф № 5. При работе с детьми-агрессорами необходимо обращаться за помощью к их родителям. 

У буллеров часто не налажен доверительный контакт с семьей. В худшем случае родители агрессоров и сами оказываются властолюбивыми нарциссами. При этом к травле, которую устраивает их ребенок, они относятся с явным или молчаливым одобрением. Лучшим решением для школы будет четко разделить свою и родительскую ответственность: если вы так общаетесь дома — пожалуйста, но здесь, в школе, другие правила!

Портрет жертвы

Феномен буллинга

Буллинг, как воронка, затягивает всех. Из-за того, что выходки буллеров происходят на глазах у зрителей, агрессоры, их жертвы, свидетели и случайные очевидцы оказываются вовлечены в травлю. Это подрывает чувство безопасности у школьников и учителей, ставит под угрозу психологическое и физическое здоровье, качество и эффективность самого обучения, вызывает беспомощность и агрессию педагогов.

Исследования, проведенные в российских школах, показали зависимость между материальным положением учителя и вероятностью стать жертвой травли. В группе риска находятся преподаватели с низким уровнем материального положения семьи. У них вероятность стать жертвой травли в два раза выше, чем у более обеспеченных коллег. При этом пол учителя, место проживания, семейное положение или уровень образования не влияли на частоту и формы проявления буллинга со стороны учеников.

Опросы показывают, что 23 % преподавателей – жертв травли никому не рассказывали о конфликте с учениками. Возможно, это связано с переживаниями взрослого человека, который будто бы потерял авторитет и не может справиться с детьми. Это опасное направление мыслей, так как существует связь между профессиональным выгоранием учителя и буллингом. Важно помнить, что депрессивное состояние учителя, неудовлетворенность работой и жизнью в целом имеют губительные последствия как индивидуально для него, так и для всей школьной атмосферы. Это отражается на качестве преподавания, отношениях с коллегами, может вызвать агрессию, жертвами которой станут ученики. Снизить психологическое напряжение учитель может через обсуждение проблемы с коллегами, психологом или близкими людьми. 

Портрет агрессора

Феномен буллинга

Около половины учителей называют среди причин буллинга желание подняться в глазах одноклассников и выплескивание эмоций, характерное для этого периода взросления. Но что в действительности движет агрессорами?

С точки зрения клинической психологии, травлю как учителей, так и одноклассников устраивают дети с нарциссическими чертами характера. Стремящиеся к власти, самоутверждающиеся за счет других, уверенные в своей безнаказанности. Проявления травли могут быть разнообразны: школьник намеренно долго выполняет задание, сдает недописанные работы, шумит, стараясь помешать остальным ученикам, демонстративно жует жвачку.

Выходки властолюбцев могут показаться незначительными. Чтобы правильно оценить ситуацию, учителю стоит полагаться на собственные чувства и первый порыв. Если поведение школьника заставляет преподавателя испытывать возмущение, беспомощность или страх, а первое побуждение — немедленно прервать «выступление», встряхнуть ученика, то перед нами агрессор. Реакция ученика на замечания преподавателя, когда он с воодушевлением и готовностью идет на конфликт, также говорит о властолюбце.

В такой ситуации учителю стоит избегать прямого противостояния. Школьник, использующий власть для самоутверждения, неизбежно будет стремиться к ней. Задача учителя — позволить проявлять ее в рамках конструктивных проектов, следить за тем, чтобы руководство происходило разрешенными способами.

Если выходки буллера повторяются, вероятнее всего, у школьника сформировалось расстройство, описанное в Международной классификации болезней (см. МКБ-10, класс «Психические расстройства и расстройства поведения»). Однако это многолетнее нарушение личностного развития, зависящее не только от воспитания, но и от психофизиологической предрасположенности, не является психиатрическим диагнозом.

Портрет зрителя

Феномен буллинга

Как правило, маленькие нарциссы нуждаются в свидетелях их власти. Поэтому зрители — важная часть травли. Разброс ролей при этом довольно широк:

  • последователи — принимают участие в буллинге, хоть и не начинают его;
  • одобряющие — по каким-то причинам не участвуют в травле, но их бездействие и любопытство ободряют насильника;
  • равнодушные свидетели — не вмешиваются в происходящее, не выказывают ни одобрения, ни порицания;
  • потенциальные защитники — по каким-то причинам не помогают жертве, но осуждают насилие;
  • защитники — пытаются помочь жертве травли.

Важно помнить, что буллинг не проходит бесследно даже для зрителей. Школа уже не кажется им безопасной, появляется беспомощность, чувство вины. Буллинг притупляет чувство сострадания. Повторяющиеся травля и издевательства будто бы снимают со зрителей персональную ответственность, вынуждают поступать «как все». Поэтому так важно выработать у школьников ясную позицию по отношению к любому виду насилия, помочь осмыслить пережитый ранее опыт.

Антибуллинговые меры

Попытки травли всегда будут иметь место в школе. Так как нарциссическое личностное расстройство, которое вынуждает буллеров утверждать себя через власть, встречается в популяции с определенной частотой. И таких детей, по мнению специалистов, становится все больше.

С угрозами от учеников, одной из самых жестких форм травли, сталкивается каждый второй преподаватель. Буллинг по отношению к учителям — малоизученное, но широко распространенное явление школьной действительности. Он требует не меньшего внимания общественности, чем травля среди школьников. Для противостояния буллингу необходимы объединенные усилия и системная работа.

Успешный опыт организации безопасного в психологическом плане пространства основан на том, что каждый взрослый, работающий в образовательной организации, от педагога до буфетчицы, несет ответственность за порядок в школе. Забота о качестве общения учителей и учеников — лучшая профилактика насилия. 

Уникальность каждой конкретной школы не позволяет говорить об одной типовой модели противостояния насилию. Необходимо творчески работать с теми вызовами, которые предлагает реальность. Общие антибуллинговые меры, которые может принять школа, сводятся к следующему:

  • профилактика причин, которые могут привести к буллингу. Важными элементами этого являются повышение квалификации самих педагогов и введение системы урегулирования конфликтов. Начать можно с демонстрации неравнодушного отношения и активной гражданской позиции: не проходить мимо ситуаций травли, вмешиваться, оказывать помощь жертве;
  • повышение внимания к этому феномену у всех участников образовательного процесса. Необходимо, чтобы жертва не чувствовала себя виноватой в травле, не боялась выносить ситуацию на обсуждение;
  • разработка эффективных правил на случай травли. В них школа обозначает свою однозначную позицию: дискриминация и буллинг запрещены. Там же прописано, какую помощь получат жертвы травли и какие санкции будут применены к буллеру. При этом правила поведения необходимо не только закрепить в школьном распорядке, уставе школы, но и довести их до сведения учеников.

Важно помнить, что не столько травля создает в школе тягостную атмосферу, сколько характер реакции на случаи насилия: предусмотрены ли санкции за такое поведение, был ли проигнорирован факт буллинга, заступился ли кто-то за жертву? Полностью искоренить агрессию из ученической среды невозможно, но в наших силах адекватно относиться к случаям насилия, выработать у педагогов и учеников четкую позицию по отношению к травле и готовность определенным образом противостоять буллингу.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-03-05T15:05:24.963Z
50 0

Феномен буллинга: когда жертвой становится учитель


Проблема социального напряжения в школах активно изучалась, но была сосредоточена в основном на случаях травли среди учеников. Сейчас становится очевидно, что жертвами агрессии, или, как принято говорить, буллинга, являются и учителя. Стоит отметить, что школьники не всегда прибегают к физическому насилию. Учителя заговорили о новом типе детей — психологических киллерах. 

Необходимо различать простую агрессию, соседствующую у школьников с обретением социального опыта, и настоящее насилие (буллинг, травлю). Обычные конфликты происходят по недоразумению, время от времени, не несут для сторон серьезного вреда, направлены на изменение определенной ситуации. Буллинг же характеризуется как регулярное, намеренное действие, которое может причинить психологический и физический вред. За этим не стоит желание агрессора что-либо изменить, травля нужна ему лишь для самоутверждения. Если при обычном конфликте обе стороны испытывают эмоциональный дискомфорт, то в ситуации с буллингом агрессор получает явное удовольствие.

Мифы о буллинге

Феномен буллинга

Миф № 1. Буллинг — это недисциплинированное поведение, оно возможно только на занятиях у слабого учителя. 

Этот миф крайне опасен, так как из-за него преподаватели предпочитают замалчивать конфликт и поздно обращаются за помощью. Все случаи травли и провокаций нужно рассматривать коллективом педагогов без порицания учителя, столкнувшегося с агрессией детей. Согласно исследованиям, проведенным в российских школах, уровень образования преподавателя не влияет на вероятность травли. 

Миф № 2. Учитель может в одиночку прекратить буллинг. 

Этот миф лишь усугубляет чувство бессилия, которое испытывает жертва травли. Лучшее, что может сделать преподаватель в ситуации травли, — объединиться с другими взрослыми, не желающими мириться с произволом подрастающих агрессоров. Это благотворно скажется на всей школьной атмосфере, потому что ученики и педагогический коллектив снова почувствуют себя в безопасности. 

Миф № 3. Буллинг можно остановить разовой мерой, как, например, вызов родителей, разговор у директора, лекция или публичное покаяние агрессора. 

К сожалению, краткосрочные меры не эффективны в этой ситуации. Буллинг — это всегда вызов организационной культуре школы. Необходима последовательная, долговременная работа, пересмотр норм и ценностей данного учебного заведения.

Миф № 4. Низкая самооценка и неумение выстраивать общение — обязательные характеристики буллера. 

С этим ложным суждением социальные службы столкнулись еще в 70-е годы. В развитых странах тогда ошибочно предполагалось, что буллерам необходимы забота и поддержка. К ним относились как к людям, страдающим от одиночества и неконтролируемого гнева. Однако статистика показала, что у таких детей высокая самооценка, их поведение вызвано не состоянием аффекта, а тонким расчетом. Они могут хорошо вести себя в обществе, спусковым механизмом агрессии служит чувство безнаказанности. Поэтому сегодня в мире используют клинический подход к буллерам. Согласно ему, угроза травли исходит от детей с развивающимися нарциссическими чертами характера.

Миф № 5. При работе с детьми-агрессорами необходимо обращаться за помощью к их родителям. 

У буллеров часто не налажен доверительный контакт с семьей. В худшем случае родители агрессоров и сами оказываются властолюбивыми нарциссами. При этом к травле, которую устраивает их ребенок, они относятся с явным или молчаливым одобрением. Лучшим решением для школы будет четко разделить свою и родительскую ответственность: если вы так общаетесь дома — пожалуйста, но здесь, в школе, другие правила!

Портрет жертвы

Феномен буллинга

Буллинг, как воронка, затягивает всех. Из-за того, что выходки буллеров происходят на глазах у зрителей, агрессоры, их жертвы, свидетели и случайные очевидцы оказываются вовлечены в травлю. Это подрывает чувство безопасности у школьников и учителей, ставит под угрозу психологическое и физическое здоровье, качество и эффективность самого обучения, вызывает беспомощность и агрессию педагогов.

Исследования, проведенные в российских школах, показали зависимость между материальным положением учителя и вероятностью стать жертвой травли. В группе риска находятся преподаватели с низким уровнем материального положения семьи. У них вероятность стать жертвой травли в два раза выше, чем у более обеспеченных коллег. При этом пол учителя, место проживания, семейное положение или уровень образования не влияли на частоту и формы проявления буллинга со стороны учеников.

Опросы показывают, что 23 % преподавателей – жертв травли никому не рассказывали о конфликте с учениками. Возможно, это связано с переживаниями взрослого человека, который будто бы потерял авторитет и не может справиться с детьми. Это опасное направление мыслей, так как существует связь между профессиональным выгоранием учителя и буллингом. Важно помнить, что депрессивное состояние учителя, неудовлетворенность работой и жизнью в целом имеют губительные последствия как индивидуально для него, так и для всей школьной атмосферы. Это отражается на качестве преподавания, отношениях с коллегами, может вызвать агрессию, жертвами которой станут ученики. Снизить психологическое напряжение учитель может через обсуждение проблемы с коллегами, психологом или близкими людьми. 

Портрет агрессора

Феномен буллинга

Около половины учителей называют среди причин буллинга желание подняться в глазах одноклассников и выплескивание эмоций, характерное для этого периода взросления. Но что в действительности движет агрессорами?

С точки зрения клинической психологии, травлю как учителей, так и одноклассников устраивают дети с нарциссическими чертами характера. Стремящиеся к власти, самоутверждающиеся за счет других, уверенные в своей безнаказанности. Проявления травли могут быть разнообразны: школьник намеренно долго выполняет задание, сдает недописанные работы, шумит, стараясь помешать остальным ученикам, демонстративно жует жвачку.

Выходки властолюбцев могут показаться незначительными. Чтобы правильно оценить ситуацию, учителю стоит полагаться на собственные чувства и первый порыв. Если поведение школьника заставляет преподавателя испытывать возмущение, беспомощность или страх, а первое побуждение — немедленно прервать «выступление», встряхнуть ученика, то перед нами агрессор. Реакция ученика на замечания преподавателя, когда он с воодушевлением и готовностью идет на конфликт, также говорит о властолюбце.

В такой ситуации учителю стоит избегать прямого противостояния. Школьник, использующий власть для самоутверждения, неизбежно будет стремиться к ней. Задача учителя — позволить проявлять ее в рамках конструктивных проектов, следить за тем, чтобы руководство происходило разрешенными способами.

Если выходки буллера повторяются, вероятнее всего, у школьника сформировалось расстройство, описанное в Международной классификации болезней (см. МКБ-10, класс «Психические расстройства и расстройства поведения»). Однако это многолетнее нарушение личностного развития, зависящее не только от воспитания, но и от психофизиологической предрасположенности, не является психиатрическим диагнозом.

Портрет зрителя

Феномен буллинга

Как правило, маленькие нарциссы нуждаются в свидетелях их власти. Поэтому зрители — важная часть травли. Разброс ролей при этом довольно широк:

  • последователи — принимают участие в буллинге, хоть и не начинают его;
  • одобряющие — по каким-то причинам не участвуют в травле, но их бездействие и любопытство ободряют насильника;
  • равнодушные свидетели — не вмешиваются в происходящее, не выказывают ни одобрения, ни порицания;
  • потенциальные защитники — по каким-то причинам не помогают жертве, но осуждают насилие;
  • защитники — пытаются помочь жертве травли.

Важно помнить, что буллинг не проходит бесследно даже для зрителей. Школа уже не кажется им безопасной, появляется беспомощность, чувство вины. Буллинг притупляет чувство сострадания. Повторяющиеся травля и издевательства будто бы снимают со зрителей персональную ответственность, вынуждают поступать «как все». Поэтому так важно выработать у школьников ясную позицию по отношению к любому виду насилия, помочь осмыслить пережитый ранее опыт.

Антибуллинговые меры

Попытки травли всегда будут иметь место в школе. Так как нарциссическое личностное расстройство, которое вынуждает буллеров утверждать себя через власть, встречается в популяции с определенной частотой. И таких детей, по мнению специалистов, становится все больше.

С угрозами от учеников, одной из самых жестких форм травли, сталкивается каждый второй преподаватель. Буллинг по отношению к учителям — малоизученное, но широко распространенное явление школьной действительности. Он требует не меньшего внимания общественности, чем травля среди школьников. Для противостояния буллингу необходимы объединенные усилия и системная работа.

Успешный опыт организации безопасного в психологическом плане пространства основан на том, что каждый взрослый, работающий в образовательной организации, от педагога до буфетчицы, несет ответственность за порядок в школе. Забота о качестве общения учителей и учеников — лучшая профилактика насилия. 

Уникальность каждой конкретной школы не позволяет говорить об одной типовой модели противостояния насилию. Необходимо творчески работать с теми вызовами, которые предлагает реальность. Общие антибуллинговые меры, которые может принять школа, сводятся к следующему:

  • профилактика причин, которые могут привести к буллингу. Важными элементами этого являются повышение квалификации самих педагогов и введение системы урегулирования конфликтов. Начать можно с демонстрации неравнодушного отношения и активной гражданской позиции: не проходить мимо ситуаций травли, вмешиваться, оказывать помощь жертве;
  • повышение внимания к этому феномену у всех участников образовательного процесса. Необходимо, чтобы жертва не чувствовала себя виноватой в травле, не боялась выносить ситуацию на обсуждение;
  • разработка эффективных правил на случай травли. В них школа обозначает свою однозначную позицию: дискриминация и буллинг запрещены. Там же прописано, какую помощь получат жертвы травли и какие санкции будут применены к буллеру. При этом правила поведения необходимо не только закрепить в школьном распорядке, уставе школы, но и довести их до сведения учеников.

Важно помнить, что не столько травля создает в школе тягостную атмосферу, сколько характер реакции на случаи насилия: предусмотрены ли санкции за такое поведение, был ли проигнорирован факт буллинга, заступился ли кто-то за жертву? Полностью искоренить агрессию из ученической среды невозможно, но в наших силах адекватно относиться к случаям насилия, выработать у педагогов и учеников четкую позицию по отношению к травле и готовность определенным образом противостоять буллингу.

Читайте также
Комментарии (0)