Традиции советской школы или современный подход: где больше плюсов

2019-06-10T15:34:32.715Z
8 0

Стимулом для написания этого материала послужила бурная дискуссия, развернувшаяся в социальных сетях при обсуждении статьи «Подойдет ли России финская модель школьного образования». Многие наши читатели восторженно вспоминали советское образование, утверждая, что финны взяли его за основу своей модели, другие участники дискуссии не соглашались с такой оценкой, а некоторые сокрушались из-за недостатка гуманности в российской школьной системе и требовали отмены ЕГЭ. Есть ли возможность прийти к согласию при наличии большого числа столь сильно отличающихся точек зрения?

Ностальгия по советской школе

Прекрасно понимаю ностальгические нотки в сообщениях участников дискуссии о советском школьном образовании, поскольку сам учился в советских школах: первые восемь классов – в скромной школе на окраине Калуги, а два старших класса – в Москве. С теплотой вспоминаю многих своих учителей и благодарен им не только за знания и до сих пор не исчезающее желание учиться, но и за их доброту и житейскую мудрость. У меня, скажу честно, нет ощущения, что нужно во что бы то ни стало вернуть советскую школьную систему. Но не потому, что образование было плохим, а из-за очевидной бесплодности попыток возврата к прежней социально-экономической формации.

ЕГЭ: за и против

Главное зло действующей школьной модели, по мнению многих наших читателей, – ЕГЭ, что доказывают крепкие выражения в адрес этой формы государственной аттестации.

Плюс ЕГЭ состоит в том, что не нужно сдавать экзамены дважды: в школе и в университете, как следствие – выравниваются шансы на поступление в университеты для всех жителей страны. Кроме того, результаты ЕГЭ можно подавать сразу в несколько вузов на несколько специальностей, исключается предвзятость при оценивании и снижается уровень коррупции.

Минусами обычно считают неспособность ЕГЭ объективно оценить знания и высокий уровень стресса у всех участников, обусловленный судьбоносностью экзамена.

Есть ли альтернатива ЕГЭ? Возврат к выпускным школьным экзаменам – это четыре-пять экзаменов в школе и столько же при поступлении в вуз, необходимость приезда абитуриента без каких-либо гарантий поступления, условно, из Сибири в Москву и высокий уровень коррупции в приемных комиссиях вузов.

ЕГЭ и прежние выпускные экзамены

По моей оценке, явного победителя в этой виртуальной схватке нет. Объемное сочинение, на мой взгляд, объективнее оценивало способность излагать мысли и уровень владения русским языком, а задания ЕГЭ по математике позволяют точнее оценить готовность выпускника к учебе в университете. Отсутствие в прежних экзаменах единых критериев и независимой оценки уровня знаний выпускника часто приводило к тому, что обладатель отличных оценок на деле оказывался заурядным троечником. С другой стороны, мне доводилось читать безграмотные тексты студента журфака, сдавшего ЕГЭ по русскому языку на 96 баллов. Могу продолжать такие сопоставления долго, но смысл, я полагаю, понятен: достоинства и недостатки присущи обеим формам выпускных экзаменов.

И все же, несмотря на мое довольно критичное отношение к ЕГЭ как обладающему широким спектром недостатков аттестационному формату, возврат к прошлому невозможен. Единственный разумный путь – совершенствование формы и содержания ЕГЭ, работа над прозрачностью и качеством его проведения. Если кто-то готов предложить менее тяжелую для детей аттестационную систему, способную в российских реалиях точно оценивать результаты школьного обучения и определять уровень готовности выпускника к получению высшего образования, поделитесь своим видением. Обещаю с большим вниманием изучить предложение и опубликовать на портале.

Чтобы слегка снизить накал и разбавить серьезность аргументов, приведу рукописную листовку, датированную 1906 годом.

«Долой экзамены!» Рукописная листовка. Москва, Российская империя, 1906 год.

Какая школа нужна родителям

Одни родители считают, что главная задача школы – учить. Они уверены, что нужно много домашних заданий, с ребенком следует обходиться строго, он должен научиться преодолевать трудности и не опускать руки, даже если поначалу ничего не получается.

Другие родители уверены, что школьную программу следует упростить и разгрузить, домашние задания не нужны, детей нельзя лишать детства и предъявлять чрезмерные требования.

Не думаю, что при наличии таких полярных родительских установок возможно функционирование школы по единой модели. Очевидно, что в обществе есть запрос на разные модели. Один полюс – «спортивная» модель, предполагающая работу до седьмого пота для достижения результатов, другой – «театральная» модель, ориентированная в большей степени на созерцание и развлечение, чем на труд и деятельное участие. Помимо полюсов, разумеется, должны существовать некие промежуточные модели, сочетающие элементы «спорта» и «театра».

Чему учить

Читатели бурно отреагировали на противопоставление обучения в школе навыкам обслуживания в отеле или ресторане системе, ориентированной на получение фундаментальных знаний. Проблема не нова. 

Американский философ и педагог Джон Дьюи, создатель «инструментальной» педагогики, строящейся на спонтанных интересах и личном опыте ребенка с опорой на обучение трудовым навыкам, в 1928 году приезжал в Советский Союз и консультировал Наркомпрос по внедрению своих педагогических идей. Профессор Валентин Кумарин во вступительной статье к книге американского педагога «Школы будущего» пишет: «Луначарский, по совету Ильича, вместо “прусской модели” ввел американскую. Ленину очень хотелось, чтобы пролетарские детишки росли здоровыми, не витали в облаках “всестороннего развития личности”, а как можно раньше распознавали свое призвание и не болтались в жизненной проруби как круглые отличники».

Идеи Джона Дьюи не проросли на советской почве: в начале 30-х годов была восстановлена в правах прусская модель, после 1937 года американского педагога признали пособником троцкизма, а его книги были изъяты из библиотек.

Не смогу глубоко и всесторонне сравнить школьные системы, ориентированные на получение фундаментальных знаний и формирование практических навыков, да и не считаю нужным это делать. Моя позиция: обе системы и их разновидности нужны.

Что важнее – модель или условия работы

Одно из сообщений в развернувшейся дискуссии заставило меня отвлечься от размышлений о теоретических моделях. Педагог из города Искитима Новосибирской области призвала читателей вместо разговоров о выборе правильной модели оценить условия, в которых приходится работать школьным учителям. По ее словам, оклад педагога высшей квалификационной категории примерно в три раза меньше декларируемой средней зарплаты педагогов в Новосибирской области, и даже нагрузка в 34 часа вкупе с классным руководством и заведованием кабинетом не позволяют школьному учителю дотянуться до этой средней зарплаты.

Педагог из Искитима сообщила, что в городе заметный дефицит педагогических работников: 38 вакантных мест на 8 школ. Разговор о выборе правильной модели школьного образования в таких условиях выглядит не вполне уместным. Сложно с этим не согласиться.

Резюме

Не думаю, что возможно совместить и реализовать в единой образовательной модели ностальгию по советской системе и ее неприятие, требование отмены ЕГЭ и позитивную оценку этой системы аттестации, установку на мягкие и жесткие требования к школьникам, ориентацию на академические знания и практические навыки.

Еще раз обозначу свою позицию: каждый ребенок должен иметь возможность выбора подходящей именно ему школы и образовательной траектории, поэтому нужны разные школы с разными моделями и программами.

И помните, какие бы модели и программы ни были реализованы, выпускник школы, придя в университет, в колледж или на работу, с большой вероятностью услышит: «Забудьте все, чему вас учили в школе!»

Читайте также
Комментарии (0)

Традиции советской школы или современный подход: где больше плюсов

8 0

2019-06-10T15:34:32.715Z

Сергей Блинов
Подписаться

Стимулом для написания этого материала послужила бурная дискуссия, развернувшаяся в социальных сетях при обсуждении статьи «Подойдет ли России финская модель школьного образования». Многие наши читатели восторженно вспоминали советское образование, утверждая, что финны взяли его за основу своей модели, другие участники дискуссии не соглашались с такой оценкой, а некоторые сокрушались из-за недостатка гуманности в российской школьной системе и требовали отмены ЕГЭ. Есть ли возможность прийти к согласию при наличии большого числа столь сильно отличающихся точек зрения?

Ностальгия по советской школе

Прекрасно понимаю ностальгические нотки в сообщениях участников дискуссии о советском школьном образовании, поскольку сам учился в советских школах: первые восемь классов – в скромной школе на окраине Калуги, а два старших класса – в Москве. С теплотой вспоминаю многих своих учителей и благодарен им не только за знания и до сих пор не исчезающее желание учиться, но и за их доброту и житейскую мудрость. У меня, скажу честно, нет ощущения, что нужно во что бы то ни стало вернуть советскую школьную систему. Но не потому, что образование было плохим, а из-за очевидной бесплодности попыток возврата к прежней социально-экономической формации.

ЕГЭ: за и против

Главное зло действующей школьной модели, по мнению многих наших читателей, – ЕГЭ, что доказывают крепкие выражения в адрес этой формы государственной аттестации.

Плюс ЕГЭ состоит в том, что не нужно сдавать экзамены дважды: в школе и в университете, как следствие – выравниваются шансы на поступление в университеты для всех жителей страны. Кроме того, результаты ЕГЭ можно подавать сразу в несколько вузов на несколько специальностей, исключается предвзятость при оценивании и снижается уровень коррупции.

Минусами обычно считают неспособность ЕГЭ объективно оценить знания и высокий уровень стресса у всех участников, обусловленный судьбоносностью экзамена.

Есть ли альтернатива ЕГЭ? Возврат к выпускным школьным экзаменам – это четыре-пять экзаменов в школе и столько же при поступлении в вуз, необходимость приезда абитуриента без каких-либо гарантий поступления, условно, из Сибири в Москву и высокий уровень коррупции в приемных комиссиях вузов.

ЕГЭ и прежние выпускные экзамены

По моей оценке, явного победителя в этой виртуальной схватке нет. Объемное сочинение, на мой взгляд, объективнее оценивало способность излагать мысли и уровень владения русским языком, а задания ЕГЭ по математике позволяют точнее оценить готовность выпускника к учебе в университете. Отсутствие в прежних экзаменах единых критериев и независимой оценки уровня знаний выпускника часто приводило к тому, что обладатель отличных оценок на деле оказывался заурядным троечником. С другой стороны, мне доводилось читать безграмотные тексты студента журфака, сдавшего ЕГЭ по русскому языку на 96 баллов. Могу продолжать такие сопоставления долго, но смысл, я полагаю, понятен: достоинства и недостатки присущи обеим формам выпускных экзаменов.

И все же, несмотря на мое довольно критичное отношение к ЕГЭ как обладающему широким спектром недостатков аттестационному формату, возврат к прошлому невозможен. Единственный разумный путь – совершенствование формы и содержания ЕГЭ, работа над прозрачностью и качеством его проведения. Если кто-то готов предложить менее тяжелую для детей аттестационную систему, способную в российских реалиях точно оценивать результаты школьного обучения и определять уровень готовности выпускника к получению высшего образования, поделитесь своим видением. Обещаю с большим вниманием изучить предложение и опубликовать на портале.

Чтобы слегка снизить накал и разбавить серьезность аргументов, приведу рукописную листовку, датированную 1906 годом.

«Долой экзамены!» Рукописная листовка. Москва, Российская империя, 1906 год.

Какая школа нужна родителям

Одни родители считают, что главная задача школы – учить. Они уверены, что нужно много домашних заданий, с ребенком следует обходиться строго, он должен научиться преодолевать трудности и не опускать руки, даже если поначалу ничего не получается.

Другие родители уверены, что школьную программу следует упростить и разгрузить, домашние задания не нужны, детей нельзя лишать детства и предъявлять чрезмерные требования.

Не думаю, что при наличии таких полярных родительских установок возможно функционирование школы по единой модели. Очевидно, что в обществе есть запрос на разные модели. Один полюс – «спортивная» модель, предполагающая работу до седьмого пота для достижения результатов, другой – «театральная» модель, ориентированная в большей степени на созерцание и развлечение, чем на труд и деятельное участие. Помимо полюсов, разумеется, должны существовать некие промежуточные модели, сочетающие элементы «спорта» и «театра».

Чему учить

Читатели бурно отреагировали на противопоставление обучения в школе навыкам обслуживания в отеле или ресторане системе, ориентированной на получение фундаментальных знаний. Проблема не нова. 

Американский философ и педагог Джон Дьюи, создатель «инструментальной» педагогики, строящейся на спонтанных интересах и личном опыте ребенка с опорой на обучение трудовым навыкам, в 1928 году приезжал в Советский Союз и консультировал Наркомпрос по внедрению своих педагогических идей. Профессор Валентин Кумарин во вступительной статье к книге американского педагога «Школы будущего» пишет: «Луначарский, по совету Ильича, вместо “прусской модели” ввел американскую. Ленину очень хотелось, чтобы пролетарские детишки росли здоровыми, не витали в облаках “всестороннего развития личности”, а как можно раньше распознавали свое призвание и не болтались в жизненной проруби как круглые отличники».

Идеи Джона Дьюи не проросли на советской почве: в начале 30-х годов была восстановлена в правах прусская модель, после 1937 года американского педагога признали пособником троцкизма, а его книги были изъяты из библиотек.

Не смогу глубоко и всесторонне сравнить школьные системы, ориентированные на получение фундаментальных знаний и формирование практических навыков, да и не считаю нужным это делать. Моя позиция: обе системы и их разновидности нужны.

Что важнее – модель или условия работы

Одно из сообщений в развернувшейся дискуссии заставило меня отвлечься от размышлений о теоретических моделях. Педагог из города Искитима Новосибирской области призвала читателей вместо разговоров о выборе правильной модели оценить условия, в которых приходится работать школьным учителям. По ее словам, оклад педагога высшей квалификационной категории примерно в три раза меньше декларируемой средней зарплаты педагогов в Новосибирской области, и даже нагрузка в 34 часа вкупе с классным руководством и заведованием кабинетом не позволяют школьному учителю дотянуться до этой средней зарплаты.

Педагог из Искитима сообщила, что в городе заметный дефицит педагогических работников: 38 вакантных мест на 8 школ. Разговор о выборе правильной модели школьного образования в таких условиях выглядит не вполне уместным. Сложно с этим не согласиться.

Резюме

Не думаю, что возможно совместить и реализовать в единой образовательной модели ностальгию по советской системе и ее неприятие, требование отмены ЕГЭ и позитивную оценку этой системы аттестации, установку на мягкие и жесткие требования к школьникам, ориентацию на академические знания и практические навыки.

Еще раз обозначу свою позицию: каждый ребенок должен иметь возможность выбора подходящей именно ему школы и образовательной траектории, поэтому нужны разные школы с разными моделями и программами.

И помните, какие бы модели и программы ни были реализованы, выпускник школы, придя в университет, в колледж или на работу, с большой вероятностью услышит: «Забудьте все, чему вас учили в школе!»

Читайте также
Комментарии (0)