Сергей Рукшин: главные проблемы отечественной школы




Более двух лет назад на нашем портале вышел очень резонансный материал «20 лет реформ в российском образовании. Каков итог? Мнение Сергея Рукшина», собравший десятки тысяч просмотров, множество перепостов и комментариев в социальных сетях. Сегодня ActivityEdu вновь публикует выступление Сергея Рукшина, профессора кафедры математического анализа РГПУ им. Герцена, учителя Григория Перельмана, на конференции, состоявшейся 21 января 2021 года. В своем кратком выступлении Рукшин говорит о самых болезненных вопросах отечественной школы: ЕГЭ и дистанте, восприятии образования в качестве услуги, падении уровня подготовки новых учителей, низких зарплатах, отсутствии качественной методической поддержки, нечеловеческой нагрузке, бесконечных жалобах учеников и родителей, снижении статуса педагога и разрушении педагогических коллективов. Приводим в нашей статье ключевые моменты его выступления.

Сергей Рукшин: главные проблемы отечественной школы

Очень кратко: про ЕГЭ и дистант

Хочу начать с того, что мешает развитию нашего образования в программном ключе. Если предыдущие 20 лет безусловным лидером разрушительных реформ был единый государственный экзамен, то сейчас к нему добавилась еще более страшная в перспективе сила – это дистанционное обучение. Поэтому сейчас лидеров разрушений у нас стало два. 

Анализ дел: образование как услуга

Начну просто с состояния дел, потому что без анализа того, что было и что мы хотим получить, нам не сдвинуться в реформах образования с мертвой точки. 

Прежде всего надо сказать, что образование никогда не было услугой. Это системообразующий институт нации, а учитель – это не только передатчик знаний от учебника в мозги, это еще и человек, который способствует становлению гражданина, для которого аттестат или диплом о высшем образовании – это возможность принести пользу родине.

Итак, мы обескровливаем регионы страны, из которых специалисты выезжают в крупные города, обескровливаем региональную экономику, региональные вузы, а когда самые талантливые уезжают за границу – лишаем бесценных ресурсов и страну. 

Наследство и наследники: что нам досталось от СССР и что в остатке

От Советского Союза нам достались очень неплохой учительский корпус, 140 педагогических вузов и налаженная система районных и областных методических комитетов и городских институтов усовершенствования образования, которые помогали учителю непрерывно повышать квалификацию. 

Что осталось сейчас? Менее 40 вузов, которые имеют гордое имя «педагогический», и полностью разрушенная система методической поддержки и помощи.

У нас по ряду предметов в некоторых классах совсем недавно было больше 10 допущенных учебников. Какой механизм может отследить методику преподавания по 10 учебникам? Доходило до анекдота. Ребенок после поступления в другую школу (допустим, по причине смены места жительства) из отличника становился двоечником, потому что в одном учебнике обыкновенные дроби проходят в пятом классе, а десятичные – в шестом, а в другом, по которому учатся в новой образовательной организации, все наоборот.


Дистанционное обучение только усугубило эту проблему. К тому же очень многие учителя ушли в репетиторство и не вернутся к преподаванию в школах. А значит, мы утрачиваем наиболее востребованных, опытных учителей, которые и замечательно учили детей, и помогали своим коллегам. 

Подготовка учителей сегодня: педагогическое ПТУ?

Есть проблемы и в подготовке учителей. Очень многие директора, в частности в нашем родном Санкт-Петербурге, уже не хотят брать выпускников бакалавриата пединститутов. 

Давайте вспомним, что же такое бакалавриат? А это ровно то, что было в колледжах, техникумах и медицинских училищах, – три года и 10 месяцев. Последний курс – это не полный учебный год, который заканчивается защитой диплома в июне. 

В результате программы специалитета мы разменяли на педагогическое ПТУ. Методическая и профессиональная подготовка учителей стала гораздо хуже.

Перепрофилирование и слияние, когда на базе педвузов мы делали региональные университеты, нагружали их непрофильными специальностями вроде юридических и экономических, привели к тому, что из 140 педвузов осталось, повторяю, менее 40. 

Спасибо Сергей Сергеевичу Кравцову, который вернул оставшиеся педагогически вузы в свою «епархию». Это дает надежды и шанс на то, что управленческими решениями мы сможем что-то сделать. 

Что предпринять 

Подготовка учителей, учебники и методическая поддержка

Что же, собственно говоря, требуется и чего хотела бы педагогическая общественность? 

Прежде всего – это возвращение специалитета. Много раз президент говорил о необходимости возвращения внимания к русскому языку. Я уже застал на практике студентов-филологов, которые пишут ученикам «ишафот» и «едовитые змеи». Наверное, потому, что змеи едят. Это не шутка, к сожалению, а реальность.

Нужно сильно уменьшить количество допущенных учебников. Методическая помощь учителю может быть по ограниченному количеству программ. 

Нужно восстановить систему районных методических кабинетов и городских институтов усовершенствования образования. Учитель нуждается в непрерывном повышении квалификации по актуальным для него в данный момент программам, а не по тем, что ему предлагают различные учреждения, за деньги выдающие свидетельство.

Статус учителя и профессиональный рост

В Министерстве просвещения общественный совет предложил создать рабочую группу по статусу учителя. Действительно, ведь педагог и его проблемы – это не только зарплата, это еще и социальный статус. И интернет, и пресса пестрят сообщениями о том, что родитель или ученик избил учителя. Средства массовой информации, киноиндустрия тоже формируют образ учителя, создают его социальный статус. 

Вспомним, при царе-батюшке были система профессионального роста в званиях-окладах и система наград за многолетний беспорочный труд. У нас, по сути дела, отсутствует внутренняя иерархия в учительской профессии, стимулов к развитию нет. 

Зарплата и учебная нагрузка

И конечно, колоссальные перегрузки. По моим данным, в среднем по стране учитель работает на 1,7 ставки. И все это из-за того, что нет достойной оплаты за одну ставку. А 18 часов недельной нагрузки не означает, что остальное время педагог проводит в безделье. В его расписании воспитательная работа, экскурсии, проверка домашних заданий, подготовка этих заданий, работа с отстающими учениками. Сюда же добавим рост бюрократической отчетности. 

Фактически учительский анекдот о том, что «на одну ставку есть нечего, а на две – уже некогда», – это отражение реальной ситуации.

Заключение: жалобы и разрушение коллектива

Ни системы внутреннего роста, ни стимулирующих наград, ни системы непрерывной подготовки и переподготовки учителей... При этом катастрофическая зависимость педагогов от любых жалоб учеников и родителей, справедливых и несправедливых, но всегда мгновенно отражающихся на зарплате. 

Последнее, что я хотел бы отметить, – это огромная зависимость учителей от состояния дел в рабочем коллективе. Тема оплаты труда превращает педагогов одного коллектива во врагов. Фактически директор и руководство делят между ними надбавки, объем которых ограничен. 

Вот краткий перечень проблем.

В заключение хочу сказать, что государству нужна системная политика. Пока мы не скажем открыто и откровенно, какое образование и для чего нам нужно, никакие реформы нас не приведут в нужном направлении. Тому, кто не знает, куда плывет, никакой ветер не будет попутным. 

Полную версию выступления можно посмотреть по ссылке.

Источник фото: rusplt.ru

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)