Педагогическая практика: какой она должна быть. Мнение учителя

2019-05-06T11:10:21.374Z
6 0

Как сделать так, чтобы в школу с институтской скамьи приходил учитель, а не молодой человек, которого надо учить и переучивать? Решить эту проблему можно в ходе грамотно организованной педагогической практики под руководством опытного наставника. 

В 2020 году в нашей стране должна заработать новая форма аттестации учителей, которая уже сейчас рождает споры в профессиональном сообществе. Анализируя характеристику новой должности «ведущий учитель, или учитель-наставник», мои коллеги резонно замечают, что его обязанности (координация педагогического состава) носят скорее административный характер. А может, мы не так прочитали скупые строки официального документа? Я убеждена, что меньше чем за год до внедрения новой системы формулировки не должны быть такими расплывчатыми и лаконичными. У меня, учителя, который с 2010 года сотрудничает с кафедрой методики преподавания истории и обществознания МГОУ (Московского государственного областного университета), вызывает удивление, что в новой системе профессионального роста не определен статус учителей, которые работают со студентами в рамках педагогической практики. 

Урок-лекция для пятиклассника. Есть ли решение проблемы?

Казалось бы, частный вопрос моей аттестации не должен интересовать читателя статьи. И не так много моих коллег сотрудничает с вузами, чтобы это было серьезной проблемой. Речь о другом. На протяжении всех тридцати лет работы в школе я слышу о том, что педагогических кадров в нашей стране не хватает, поэтому перестала обращать внимание на такие заявления. Однако сейчас, видя, как растет в нашей гимназии количество учеников начальной школы, я не только внимательно прочитала выступление министра просвещения о дефиците педагогических кадров, но и сформулировала для себя ряд вопросов. [2] Сможет ли новая система заработать так, чтобы дефицит кадров был ликвидирован и качество нашей работы не пострадало? Первой должностью, согласно НСУР, является учитель, но можем ли мы так назвать выпускника педагогического вуза? Как сделать так, чтобы в школу с институтской скамьи приходил действительно преподаватель, а не молодой человек, которого надо учить и переучивать?

Первый вопрос является, по моему мнению, риторическим. На вторые два есть простой ответ: студент педагогического вуза должен стать учителем в ходе педагогической практики, проводя первые уроки под руководством опытного наставника. Попробую описать этот процесс. Тем более что я каждый год наблюдаю студентов, вооруженных знаниями по истории, представляющих, что значит «урок по ФГОС», понимающих, что у детей есть особенности возрастного развития. Нашей гимназии везет на практикантов. Чаще всего это увлеченные молодые люди и девушки, многие – представители учительских династий. В последнее время студент – это человек, обладающий знанием информационных технологий. Он приходит на урок, выводит на экран интерактивной доски статичную картинку и… начинает читать 45-минутную лекцию ученикам пятого класса, требуя записывать все важное в тетрадь с его слов. И, если его в этот момент не остановить, он будет читать эти лекции еще 30–40 лет на своем постоянном месте работы. А потом еще проведет по «изученному» материалу контрольную работу. И будет искренне удивляться, почему дети ничего не помнят и плохо себя ведут. Или, обнаружив, что ученики его монотонную лекцию слушать не желают, заставит конспектировать учебник, организовав работу «по ФГОС». И вот тогда то, что в нужный момент рядом с таким горе-педагогом не оказалось грамотного наставника, станет проблемой всего педагогического коллектива, администрации и, самое главное, детей и их родителей. Проблемой, вызывающей гневные посты в соцсетях, обращения «самому министру», взаимные оскорбления и обвинения в непрофессионализме!

Как готовиться к урокам

Чтобы всего этого избежать, достаточно при подготовке первых уроков актуализировать знания студента по всем изученным курсам: начиная с информатики, заканчивая возрастной психологией. Например, найти и обработать интересные видеофрагменты, подобрать к ним методически грамотные вопросы, использовать текст и иллюстрации учебника. То есть превратить урок в систему учебных задач, которые позволят школьникам высказывать свою точку зрения, дискутировать, прийти под руководством учителя к определенным выводам. Очевидно, что такой урок, учитывающий как возрастные особенности учащихся, так и современные методические требования, может быть подготовлен начинающим педагогом с помощью учителя-наставника и проведен при поддержке школьников. Пользуясь случаем, мне хочется написать слова благодарности своим ученикам, которые всегда поддерживали студентов-практикантов. Наши дети с радостью откликались на все предложения: создавали ИП, становились монархами из династии Габсбургов, судили Александра Третьего, рисовали и заполняли сложные таблицы (Рисунок 1). То, насколько важно для начинающего учителя видеть доброжелательное отношение учеников, доказывают несколько случаев: в процессе практики студенты, которые еще сомневались, правильно ли они выбрали профессию, принимали решение идти работать в школу.

Рисунок 1. Уроки и классные часы студентов исторического факультета МГОУ

Надо ли объяснять, почему мне кажется несправедливым тот факт, что по новой системе учительского роста я остаюсь рядовым учителем, поскольку приказ № 703 не учитывает мою фактическую работу наставника? Кстати, работа со студентами в Московской области никак не отражается и на рейтинге учебного заведения.

Что общего у кукурузы и рассредоточенной практики?

Все вопросы, связанные с качественной подготовкой педагогических кадров, должна была решить новая модель прохождения педагогической практики, которую с этого учебного года начала внедрять моя родная Московская область. Особенностью рассредоточенной практики является сочетание аудиторных занятий с работой в одной из школ области: в течение семестра два дня в неделю студенты дают уроки и проводят внеклассные мероприятия. То, как это управленческое решение проводилось в жизнь, заставило меня вспомнить волюнтаристские методы Н. С. Хрущева. С нами, непосредственными исполнителями, никто не то что не посоветовался – нас даже не поставили в известность. Об изменении порядка прохождения практики я узнала из поста в сети Facebook! Не был решен и целый спектр организационных и финансовых вопросов. В результате новый формат вызывает у всех участников стойкие негативные эмоции, которые не дают им задуматься о ее очевидных достоинствах. Кстати, кукуруза – это отличная кормовая культура, если, конечно, не сеять ее на Кольском полуострове.

Во-первых, рассредоточенная практика выполняет санирующую функцию. К середине семестра студенты, которые не связывают свою будущую жизнь со школой (они, как правило, уже работают в сфере, далекой от образования), начинают появляться все реже. От них сложно добиться качественных, продуктивных уроков. Я бы в этом случае предложила им прервать практику (выгонять – жалко) и перейти на специальность, не связанную с преподаванием. Во-вторых, для тех студентов, кто сознательно выбирает профессию учителя, полугодовая работа в школе открывает безграничные возможности. За длительное время они могут попробовать на практике различные модели урока, увидеть результаты своего труда. Студентам дается целый семестр, чтобы посетить уроки опытных учителей и, что тоже важно, занятия своих товарищей. Практиканты, наконец, могут познакомиться со всем тем многообразием методических средств, которые появились у нас благодаря современной технике.

Клиническая больница скорой помощи – место, где я нашла ответы на свои вопросы

Как можно решить эти проблемы и можно ли вообще это сделать? Я считаю, что системе образования нужно обратиться к фундаментальному опыту подготовки медицинских работников. Учась на историческом факультете в годы холодной войны, я получала не только основную, но и военно-медицинскую специальность. Процесс стажировки молодых врачей (интернов) я наблюдала не на экране телевизора, а воочию в клинической больнице скорой помощи. Сейчас, когда я думаю о том, как сделать мою работу более эффективной, организация интернатуры кажется мне идеальным вариантом. 

В школах, где студенты проходят педагогическую практику, должны быть созданы филиалы кафедры методики преподавания. Это должно быть специальное помещение для совместной работы студентов, учителей и преподавателей высшей школы. Необходимо согласовать программы и выделить оплаченные часы на их прохождение. Такая школа должна получать особый статус, аналогично тому, как слово «клиническая» в названии больницы говорит о ее особом предназначении. И если все это осуществится, будет неважно, называют меня учителем-наставником или нет.

Когда я писала эту статью, я думала не о статусе (он у меня есть) и не о финансовой стороне вопроса. В противном случае я бы потратила это время на регистрацию ИП, указала бы в объявлении максимальный результат своих учеников (99 баллов) и за месяц заработала бы те деньги, которые получаю за год сотрудничества с МГОУ. Набирая этот текст, я вспоминала свою однофамилицу, учителя истории Юлию Эриковну Виноградову, у которой я проходила педагогическую практику. Уверена, у каждого из нас есть учителя, которые помогали им постигать профессию. Останутся ли в эпоху непоследовательных и волюнтаристских реформ такие наставники? Не потеряют ли авторы концепции ту точку отсчета, когда студент-практикант становится молодым учителем? Вот главный вопрос, который я хотела задать авторам  национальной системы учительского роста. 

Литература

  1. Приказ Министерства образования и науки РФ «Об утверждении плана мероприятий Министерства образования и науки РФ по формированию и введению национальной системы учительского роста» № 703 от 26.07.2017
  2. Васильева заявила о нехватке преподавателей в российских школах. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  https://tass.ru/obschestvo/5925753
  3. История России 6–9 классы. Библиотека наглядных пособий. – М.: 1С-Паблишинг, 2012.
  4. Морозов А. Ю., Абдулаев Э. Н., Сдвижков О. В. Картографический практикум по истории России. XIX – начало XX в. – М.: Русское слово, 2015.
  5. Белайчук О. А. Интерактивные карты по истории. 1С: Конструктор исторических карт. – М.: 1С-Паблишинг, 2017.

Читайте также
Комментарии (0)
2019-05-06T11:10:21.374Z
6 0

Педагогическая практика: какой она должна быть. Мнение учителя


Марина Виноградова
Подписаться

Как сделать так, чтобы в школу с институтской скамьи приходил учитель, а не молодой человек, которого надо учить и переучивать? Решить эту проблему можно в ходе грамотно организованной педагогической практики под руководством опытного наставника. 

В 2020 году в нашей стране должна заработать новая форма аттестации учителей, которая уже сейчас рождает споры в профессиональном сообществе. Анализируя характеристику новой должности «ведущий учитель, или учитель-наставник», мои коллеги резонно замечают, что его обязанности (координация педагогического состава) носят скорее административный характер. А может, мы не так прочитали скупые строки официального документа? Я убеждена, что меньше чем за год до внедрения новой системы формулировки не должны быть такими расплывчатыми и лаконичными. У меня, учителя, который с 2010 года сотрудничает с кафедрой методики преподавания истории и обществознания МГОУ (Московского государственного областного университета), вызывает удивление, что в новой системе профессионального роста не определен статус учителей, которые работают со студентами в рамках педагогической практики. 

Урок-лекция для пятиклассника. Есть ли решение проблемы?

Казалось бы, частный вопрос моей аттестации не должен интересовать читателя статьи. И не так много моих коллег сотрудничает с вузами, чтобы это было серьезной проблемой. Речь о другом. На протяжении всех тридцати лет работы в школе я слышу о том, что педагогических кадров в нашей стране не хватает, поэтому перестала обращать внимание на такие заявления. Однако сейчас, видя, как растет в нашей гимназии количество учеников начальной школы, я не только внимательно прочитала выступление министра просвещения о дефиците педагогических кадров, но и сформулировала для себя ряд вопросов. [2] Сможет ли новая система заработать так, чтобы дефицит кадров был ликвидирован и качество нашей работы не пострадало? Первой должностью, согласно НСУР, является учитель, но можем ли мы так назвать выпускника педагогического вуза? Как сделать так, чтобы в школу с институтской скамьи приходил действительно преподаватель, а не молодой человек, которого надо учить и переучивать?

Первый вопрос является, по моему мнению, риторическим. На вторые два есть простой ответ: студент педагогического вуза должен стать учителем в ходе педагогической практики, проводя первые уроки под руководством опытного наставника. Попробую описать этот процесс. Тем более что я каждый год наблюдаю студентов, вооруженных знаниями по истории, представляющих, что значит «урок по ФГОС», понимающих, что у детей есть особенности возрастного развития. Нашей гимназии везет на практикантов. Чаще всего это увлеченные молодые люди и девушки, многие – представители учительских династий. В последнее время студент – это человек, обладающий знанием информационных технологий. Он приходит на урок, выводит на экран интерактивной доски статичную картинку и… начинает читать 45-минутную лекцию ученикам пятого класса, требуя записывать все важное в тетрадь с его слов. И, если его в этот момент не остановить, он будет читать эти лекции еще 30–40 лет на своем постоянном месте работы. А потом еще проведет по «изученному» материалу контрольную работу. И будет искренне удивляться, почему дети ничего не помнят и плохо себя ведут. Или, обнаружив, что ученики его монотонную лекцию слушать не желают, заставит конспектировать учебник, организовав работу «по ФГОС». И вот тогда то, что в нужный момент рядом с таким горе-педагогом не оказалось грамотного наставника, станет проблемой всего педагогического коллектива, администрации и, самое главное, детей и их родителей. Проблемой, вызывающей гневные посты в соцсетях, обращения «самому министру», взаимные оскорбления и обвинения в непрофессионализме!

Как готовиться к урокам

Чтобы всего этого избежать, достаточно при подготовке первых уроков актуализировать знания студента по всем изученным курсам: начиная с информатики, заканчивая возрастной психологией. Например, найти и обработать интересные видеофрагменты, подобрать к ним методически грамотные вопросы, использовать текст и иллюстрации учебника. То есть превратить урок в систему учебных задач, которые позволят школьникам высказывать свою точку зрения, дискутировать, прийти под руководством учителя к определенным выводам. Очевидно, что такой урок, учитывающий как возрастные особенности учащихся, так и современные методические требования, может быть подготовлен начинающим педагогом с помощью учителя-наставника и проведен при поддержке школьников. Пользуясь случаем, мне хочется написать слова благодарности своим ученикам, которые всегда поддерживали студентов-практикантов. Наши дети с радостью откликались на все предложения: создавали ИП, становились монархами из династии Габсбургов, судили Александра Третьего, рисовали и заполняли сложные таблицы (Рисунок 1). То, насколько важно для начинающего учителя видеть доброжелательное отношение учеников, доказывают несколько случаев: в процессе практики студенты, которые еще сомневались, правильно ли они выбрали профессию, принимали решение идти работать в школу.

Рисунок 1. Уроки и классные часы студентов исторического факультета МГОУ

Надо ли объяснять, почему мне кажется несправедливым тот факт, что по новой системе учительского роста я остаюсь рядовым учителем, поскольку приказ № 703 не учитывает мою фактическую работу наставника? Кстати, работа со студентами в Московской области никак не отражается и на рейтинге учебного заведения.

Что общего у кукурузы и рассредоточенной практики?

Все вопросы, связанные с качественной подготовкой педагогических кадров, должна была решить новая модель прохождения педагогической практики, которую с этого учебного года начала внедрять моя родная Московская область. Особенностью рассредоточенной практики является сочетание аудиторных занятий с работой в одной из школ области: в течение семестра два дня в неделю студенты дают уроки и проводят внеклассные мероприятия. То, как это управленческое решение проводилось в жизнь, заставило меня вспомнить волюнтаристские методы Н. С. Хрущева. С нами, непосредственными исполнителями, никто не то что не посоветовался – нас даже не поставили в известность. Об изменении порядка прохождения практики я узнала из поста в сети Facebook! Не был решен и целый спектр организационных и финансовых вопросов. В результате новый формат вызывает у всех участников стойкие негативные эмоции, которые не дают им задуматься о ее очевидных достоинствах. Кстати, кукуруза – это отличная кормовая культура, если, конечно, не сеять ее на Кольском полуострове.

Во-первых, рассредоточенная практика выполняет санирующую функцию. К середине семестра студенты, которые не связывают свою будущую жизнь со школой (они, как правило, уже работают в сфере, далекой от образования), начинают появляться все реже. От них сложно добиться качественных, продуктивных уроков. Я бы в этом случае предложила им прервать практику (выгонять – жалко) и перейти на специальность, не связанную с преподаванием. Во-вторых, для тех студентов, кто сознательно выбирает профессию учителя, полугодовая работа в школе открывает безграничные возможности. За длительное время они могут попробовать на практике различные модели урока, увидеть результаты своего труда. Студентам дается целый семестр, чтобы посетить уроки опытных учителей и, что тоже важно, занятия своих товарищей. Практиканты, наконец, могут познакомиться со всем тем многообразием методических средств, которые появились у нас благодаря современной технике.

Клиническая больница скорой помощи – место, где я нашла ответы на свои вопросы

Как можно решить эти проблемы и можно ли вообще это сделать? Я считаю, что системе образования нужно обратиться к фундаментальному опыту подготовки медицинских работников. Учась на историческом факультете в годы холодной войны, я получала не только основную, но и военно-медицинскую специальность. Процесс стажировки молодых врачей (интернов) я наблюдала не на экране телевизора, а воочию в клинической больнице скорой помощи. Сейчас, когда я думаю о том, как сделать мою работу более эффективной, организация интернатуры кажется мне идеальным вариантом. 

В школах, где студенты проходят педагогическую практику, должны быть созданы филиалы кафедры методики преподавания. Это должно быть специальное помещение для совместной работы студентов, учителей и преподавателей высшей школы. Необходимо согласовать программы и выделить оплаченные часы на их прохождение. Такая школа должна получать особый статус, аналогично тому, как слово «клиническая» в названии больницы говорит о ее особом предназначении. И если все это осуществится, будет неважно, называют меня учителем-наставником или нет.

Когда я писала эту статью, я думала не о статусе (он у меня есть) и не о финансовой стороне вопроса. В противном случае я бы потратила это время на регистрацию ИП, указала бы в объявлении максимальный результат своих учеников (99 баллов) и за месяц заработала бы те деньги, которые получаю за год сотрудничества с МГОУ. Набирая этот текст, я вспоминала свою однофамилицу, учителя истории Юлию Эриковну Виноградову, у которой я проходила педагогическую практику. Уверена, у каждого из нас есть учителя, которые помогали им постигать профессию. Останутся ли в эпоху непоследовательных и волюнтаристских реформ такие наставники? Не потеряют ли авторы концепции ту точку отсчета, когда студент-практикант становится молодым учителем? Вот главный вопрос, который я хотела задать авторам  национальной системы учительского роста. 

Литература

  1. Приказ Министерства образования и науки РФ «Об утверждении плана мероприятий Министерства образования и науки РФ по формированию и введению национальной системы учительского роста» № 703 от 26.07.2017
  2. Васильева заявила о нехватке преподавателей в российских школах. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  https://tass.ru/obschestvo/5925753
  3. История России 6–9 классы. Библиотека наглядных пособий. – М.: 1С-Паблишинг, 2012.
  4. Морозов А. Ю., Абдулаев Э. Н., Сдвижков О. В. Картографический практикум по истории России. XIX – начало XX в. – М.: Русское слово, 2015.
  5. Белайчук О. А. Интерактивные карты по истории. 1С: Конструктор исторических карт. – М.: 1С-Паблишинг, 2017.
Читайте также
Комментарии (0)