Николай Бажитов: «Воспитательная работа – это процесс сотворчества»




Во все времена мир молодежи обычно противопоставлялся миру взрослых. Однако нащупать твердую почву для сотрудничества, минимизировать конфликты и сделать воспитательную работу не только эффективной, но и приносящей радость всем участникам не так уж и сложно. О том, как изменить модель взаимоотношений между поколениями, рассказывает эксперт молодежных программ мастерской управления «Сенеж» президентской платформы «Россия – страна возможностей», директор Института молодежной политики Николай Бажитов. 

Николай Бажитов: «Воспитательная работа – это процесс сотворчества»

«Витязи на распутье»: вызовы современности

Любой кризис, подобный нынешней пандемии, – это время, когда мы оказываемся на распутье, – говорит Николай Бажитов. – Ни взрослые, ни дети не понимают, как дальше действовать, поэтому критерий «взрослости» размывается. В такой ситуации лидерство, основанное сугубо на знаниях, уступает место лидерству, основанному на опыте пробы. И взрослым (которые в таких условиях мало чем отличаются от подростков) приходится заново завоевывать авторитет, поскольку им никто не обладает по умолчанию.

Пандемия повлияла на формирование новых условий работы с молодыми: у нас случился кризис прогнозирования; мы не понимаем, как трансформировались повседневные привычки населения после локдауна; мы видели кризис взаимоотношений в семье из-за резкого увеличения объема коммуникаций в закрытом пространстве квартиры и наблюдаем теперь обнуление авторитета взрослых.


Педагогам и воспитателям в этих условиях приходится непросто: им нужно еще серьезнее задумываться о том, как презентовать себя молодым людям – школьникам и студентам. Работники образования вынуждены сдавать своеобразный экзамен на знание контекста, чем живет молодежь. Быть готовыми говорить с молодыми людьми так, чтобы те их поняли, – вот новый вызов для взрослых (и психологический, и профессиональный).

Осведомленный специалист по работе с молодежью не просто подписан на студенческие или другие молодежные соцсети, у него в телефоне записано по 50–100 номеров лидеров локальных тусовок. Он знает, где тусовки собираются, успевает с каждым лидером общаться на личные темы: узнавать, как дела у молодого человека, расспрашивать о хобби и успехах. И наконец, он понимает важность связи всех «сред обитания» молодежи – формальных и неформальных, живых и цифровых – для эффективной воспитательной работы. 

Нельзя понять, что такое добро, не познакомившись со «злом». Перейдя в связи с пандемией в онлайн, педагоги, школьники, студенты разорвали ранее установленные связи и оказались в пространстве тотальных конструктивных практик. Теперь нам всем приходится собирать образовательное пространство заново, но уже в гибридном формате: снова из негативных и позитивных практик. Потому что школа или университет – это не только пространство учебной пары. Это еще и столовая, и курилка, и много других мест, которые являются одним целым и вместе работают на результат. 

Молодые = другие?

Молодые люди предъявляет к современным взрослым несколько требований. Так, они полагают, что педагог должен быть «цифровым» человеком, то есть быть с гаджетами и платформами на «ты». Также они ожидают, что мы будем встраиваться в культурный контекст их жизни: смотреть интересные им фильмы, прослушивать подкасты, изучать игры, читать книги, один словом – жить в одном мире с ними, а не за занавесом «взрослости».

Антрополог Маргарет Мид предложила три типа культур, оказывающих влияние на развитие ребенка: префигуративная, постфигуративная, кофигуративная. В постфигуративной культуре молодежь учится на примере старших, в кофигуративной – преимущественно у сверстников, современников, в префигуративной – во многом дети учат взрослых. Мы в некоторых сферах жизни уже оказались в мире победившей префигуративной культуры. Педагогам и специалистам по работе с молодежью, хотят они того или нет, приходится, в свою очередь, учиться у школьников и студентов.


Есть в связи с этим еще одна важная деталь. Молодой человек мыслит локально, теми масштабами, которые он видит и понимает. Юному поколению ближе и понятнее то, что касается его семьи, его района, улицы или части города, а не глобального контекста всей страны в целом. Помимо этого, современные подростки очень рациональны. Вопрос «Ради чего я это делаю, что мне это даст?» звучит из их уст гораздо чаще, чем со стороны старшего поколения.

Педагог = стратег, аналитик, менеджер?

Классический менеджмент строится на четырех китах: планирование, организация, мотивация, контроль. В стратегическом менеджменте добавляется еще одна функция – vision – видение, в каком направлении будет развиваться ситуация в целом. Все это инструментарий, необходимый не только в бизнесе, но и в педагогике, и его непременно следует взять на вооружение.

Краеугольный камень воспитательной работы в новых условиях – самовоспитание. Педагогам стоит задуматься: умеют ли они признавать свои ошибки? У молодых людей есть два важных запроса ко взрослым. Во-первых, им нужен старший, с которым не страшно ошибиться. Во-вторых, у них есть запрос на рефлексию (на осмысление произошедшего здесь и сейчас). И то, и другое должно гармонично сочетаться в педагоге-воспитателе.

И наконец, последнее, но не менее важное: воспитательная работа на всех уровнях – это процесс сотворчества. Воспитательная работа ведется без перерывов на обед и без выходных. Этот процесс не заканчивается, и в его рамках воспитатель и воспитуемый могут меняться местами. Мы часто говорим, что в современном мире молодым и взрослым надо учиться и переучиваться постоянно. Похоже, нам также предстоит перманентно воспитываться и перевоспитываться. Здесь нет ничего страшного: усложняясь, мир предъявляет и более сложные задачи профессионалам в работе с молодым поколением. Изменения стали частью профессионализма.

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)