Проект Методологии Рособрнадзора: беглый анализ мечты и реальность

2019-03-29T07:58:10.784Z
23 0

Проект «Методологии и критериев оценки качества общего образования в общеобразовательных организациях на основе практики международных исследований качества подготовки обучающихся» был опубликован 22 марта для общественного обсуждения на официальном сайте Рособрнадзора, разрабатывался силами Центра оценки качества образования ИСРО РАО. Мы внимательно прочитали текст и попытались сформулировать вопросы, а также оценить последствия принятия документа в его первоначальном виде, которые представляются нам совсем не радужными.

1. Каковы цели и задачи проекта?

Сразу же бросается в глаза расхождение между названием («Методология») и декларируемой целью – повышением качества общего образования в Российской Федерации. Разработанные методики и критерии оценки сами по себе не приведут к повышению качества.

Нужно отметить, что цель – это всегда конечный результат процесса, конкретный и измеряемый. То, что выдается за цели в «Методологии», – бесконечные процессы: развитие, совершенствование, повышение, что по сути является способом достижения цели. Оценить эффективность работы Рособрнадзора по реализации «Методологии» в текущем ее виде будет невозможно.

2. Зачем увеличивать нагрузку на учителей?

Одно из предложений Рособрнадзора – ежегодное проведение исследований качества подготовки обучающихся по модели PISA. Сейчас это международное тестирование производится раз в три года: последнее состоялось в 2018 году, следующее планируется в 2021 году. В проекте предлагается в промежуточные годы получать общероссийскую оценку по модели PISA. С учетом уже существующих исследований TIMSS (каждые четыре года) и PIRLS (каждые пять лет) возрастет нагрузка как на учащихся, так и на учителей. Каждый задействованный в исследованиях регион будет стремиться к высоким результатам, воспринимая эти проверки и оценки как тест на «профпригодность». Следовательно, учителя будут вынуждены еще больше внимания уделять не столько обучению, сколько натаскиванию на предлагаемые модели тестирования, что сейчас зачастую происходит при подготовке к ЕГЭ. Школьники же, наоборот, не будут заинтересованы в сдаче тестов, поскольку результаты этих «новых экзаменов» не имеют значения для их дальнейшего образования и карьеры, с их точки зрения – это просто еще одна проверочная работа, такая же формальная и бессмысленная. Заметим, что едва ли планируется оплачивать учителям эту дополнительную нагрузку.

3. Какова роль Министерства просвещения?

В тексте проекта Рособрнадзора нет ни слова о созданном при Министерстве просвещения Общественном совете по независимой оценке качества образования. Разве не Министерство просвещения должно выступать заказчиком подобных исследований? Возникает ощущение, что чиновники стремятся решить не задачи повышения качества образования и разработки методики его оценки, а в первую очередь обозначить собственную значимость.

Участие других органов власти, министерств и ведомств, взаимодействие между ними никак не затрагивается в «Методологии», что так же говорит о неготовности Рособрнадзора использовать существующие системы и наработки.

4. Кто и зачем будет проводить социологические исследования?

Отдельный раздел проекта посвящен регламенту социологических исследований удовлетворенности качеством образования следующих респондентов: обучающихся, их родителей, руководящих и педагогических работников общеобразовательных организаций и работодателей. Как подобные социологические изыскания связаны с международными исследованиями качества подготовки обучающихся, фигурирующими в названии проекта? Неужели социологи должны оценить степень удовлетворенности респондентов «средневзвешенным местом РФ» по результатам тестов PISA, TIMSS и PIRLS?

Социологические исследования и опросы проводить, конечно, нужно, чтобы знать мнения всех участников образовательного опроса, но, во-первых, для этого есть ВЦИОМ, во-вторых, разработчики проекта проанонсировали методологию оценки качества общего образования, а не степени удовлетворенности достигнутым на сегодняшний день качеством.

5. Почему не учитываются результаты международных олимпиад?

Иногда в наших СМИ можно встретить чрезмерное и не всегда оправданное восхваление успехов финского школьного образования. Финские школьники – нет смысла это оспаривать – действительно показывают более высокие результаты по сравнению с российскими сверстниками в тестах математической и естественно-научной грамотности практической направленности, но при этом результаты финнов в международных математических олимпиадах выглядят более чем скромно. В 2018 году российские участники проходившей в Румынии математической олимпиады завоевали пять золотых и одну серебряную медаль и заняли в общем рейтинге места с 4-го по 49-е из 594 участников, что принесло нашей команде второе место в общекомандном зачете, а финские школьники обосновались на местах со 157-го по 511-е. Конкуренция за попадание в сборную России колоссальна, а уровень подготовки россиян таков, что наша страна вполне могла бы выставить еще одну команду, все участники которой превзошли бы результат лучшего из юных финских математиков.

На наш взгляд, результаты страны в международных предметных олимпиадах в какой-то мере тоже отражают качество школьного образования. Возможно, стоит в таком случае при определении места России в мире по качеству образования кроме результатов заявленных международных исследований также учитывать успехи наших школьников в международных олимпиадах по физике и химии, математике и биологии, астрономии и астрофизике, географии и лингвистике.

6. Каковы затраты на реализацию проекта?

Одного взгляда на количество исполнителей, число задействованных субъектов РФ и обучающихся достаточно, чтобы предположить колоссальный уровень затрат, необходимых для реализации проекта. Подчеркнем еще раз: речь идет не о затратах, направленных на повышение квалификации учителей, их профессиональную и материальную поддержку, без чего сложно обеспечить рост качества образования, а о выделении большого объема бюджетных средств на разработку методики оценки качества образования и проведение исследований.

Кроме того, принятие методологии в таком виде неизменно повлечет за собой пересмотр образовательных программ, внесение корректировок во ФГОС. Косвенные затраты на реализацию подобных мер сложно даже себе представить.

Для снижения бюджетных расходов вполне можно ограничиться лишь теми исследованиями PISA, TIMSS и PIRLS, в которых мы уже давно участвуем. Результаты PISA за 2018 и 2021 годы, TIMSS за 2019 и 2023 годы и PIRLS за 2016 и 2021 годы позволят оценивать динамику наших достижений. Безусловно, в некоторые годы при таком подходе в распоряжении России не будет новых данных, в связи с чем нельзя будет оценить «средневзвешенное место РФ», но образовательные процессы довольно инерционны, поэтому отсутствие локальных данных можно компенсировать анализом трендов.

В качестве заключения

«Методология» никак не помогает ответить на самый главный вопрос: как подготовить учащихся к прохождению международных тестов. Для этого нужно перерабатывать образовательные программы, приведя их в соответствие международным требованиям, работать с педагогами, повышать их статус до аналогичного имеющемуся в странах, среди которых мы хотим оказаться. Есть ощущение, что мы опять начинаем не с того – думаем, как оценить качество, не подготовив всех участников образовательного процесса, да и саму систему, к работе по новым правилам, не создав инструменты для этого. Есть большие сомнения, что «нищие» учителя, вынужденные работать на две ставки, выведут нашу страну на первые места в мире, опираясь лишь на желание разработчиков данного конструкта.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-03-29T07:58:10.784Z
23 0

Проект Методологии Рособрнадзора: беглый анализ мечты и реальность


Проект «Методологии и критериев оценки качества общего образования в общеобразовательных организациях на основе практики международных исследований качества подготовки обучающихся» был опубликован 22 марта для общественного обсуждения на официальном сайте Рособрнадзора, разрабатывался силами Центра оценки качества образования ИСРО РАО. Мы внимательно прочитали текст и попытались сформулировать вопросы, а также оценить последствия принятия документа в его первоначальном виде, которые представляются нам совсем не радужными.

1. Каковы цели и задачи проекта?

Сразу же бросается в глаза расхождение между названием («Методология») и декларируемой целью – повышением качества общего образования в Российской Федерации. Разработанные методики и критерии оценки сами по себе не приведут к повышению качества.

Нужно отметить, что цель – это всегда конечный результат процесса, конкретный и измеряемый. То, что выдается за цели в «Методологии», – бесконечные процессы: развитие, совершенствование, повышение, что по сути является способом достижения цели. Оценить эффективность работы Рособрнадзора по реализации «Методологии» в текущем ее виде будет невозможно.

2. Зачем увеличивать нагрузку на учителей?

Одно из предложений Рособрнадзора – ежегодное проведение исследований качества подготовки обучающихся по модели PISA. Сейчас это международное тестирование производится раз в три года: последнее состоялось в 2018 году, следующее планируется в 2021 году. В проекте предлагается в промежуточные годы получать общероссийскую оценку по модели PISA. С учетом уже существующих исследований TIMSS (каждые четыре года) и PIRLS (каждые пять лет) возрастет нагрузка как на учащихся, так и на учителей. Каждый задействованный в исследованиях регион будет стремиться к высоким результатам, воспринимая эти проверки и оценки как тест на «профпригодность». Следовательно, учителя будут вынуждены еще больше внимания уделять не столько обучению, сколько натаскиванию на предлагаемые модели тестирования, что сейчас зачастую происходит при подготовке к ЕГЭ. Школьники же, наоборот, не будут заинтересованы в сдаче тестов, поскольку результаты этих «новых экзаменов» не имеют значения для их дальнейшего образования и карьеры, с их точки зрения – это просто еще одна проверочная работа, такая же формальная и бессмысленная. Заметим, что едва ли планируется оплачивать учителям эту дополнительную нагрузку.

3. Какова роль Министерства просвещения?

В тексте проекта Рособрнадзора нет ни слова о созданном при Министерстве просвещения Общественном совете по независимой оценке качества образования. Разве не Министерство просвещения должно выступать заказчиком подобных исследований? Возникает ощущение, что чиновники стремятся решить не задачи повышения качества образования и разработки методики его оценки, а в первую очередь обозначить собственную значимость.

Участие других органов власти, министерств и ведомств, взаимодействие между ними никак не затрагивается в «Методологии», что так же говорит о неготовности Рособрнадзора использовать существующие системы и наработки.

4. Кто и зачем будет проводить социологические исследования?

Отдельный раздел проекта посвящен регламенту социологических исследований удовлетворенности качеством образования следующих респондентов: обучающихся, их родителей, руководящих и педагогических работников общеобразовательных организаций и работодателей. Как подобные социологические изыскания связаны с международными исследованиями качества подготовки обучающихся, фигурирующими в названии проекта? Неужели социологи должны оценить степень удовлетворенности респондентов «средневзвешенным местом РФ» по результатам тестов PISA, TIMSS и PIRLS?

Социологические исследования и опросы проводить, конечно, нужно, чтобы знать мнения всех участников образовательного опроса, но, во-первых, для этого есть ВЦИОМ, во-вторых, разработчики проекта проанонсировали методологию оценки качества общего образования, а не степени удовлетворенности достигнутым на сегодняшний день качеством.

5. Почему не учитываются результаты международных олимпиад?

Иногда в наших СМИ можно встретить чрезмерное и не всегда оправданное восхваление успехов финского школьного образования. Финские школьники – нет смысла это оспаривать – действительно показывают более высокие результаты по сравнению с российскими сверстниками в тестах математической и естественно-научной грамотности практической направленности, но при этом результаты финнов в международных математических олимпиадах выглядят более чем скромно. В 2018 году российские участники проходившей в Румынии математической олимпиады завоевали пять золотых и одну серебряную медаль и заняли в общем рейтинге места с 4-го по 49-е из 594 участников, что принесло нашей команде второе место в общекомандном зачете, а финские школьники обосновались на местах со 157-го по 511-е. Конкуренция за попадание в сборную России колоссальна, а уровень подготовки россиян таков, что наша страна вполне могла бы выставить еще одну команду, все участники которой превзошли бы результат лучшего из юных финских математиков.

На наш взгляд, результаты страны в международных предметных олимпиадах в какой-то мере тоже отражают качество школьного образования. Возможно, стоит в таком случае при определении места России в мире по качеству образования кроме результатов заявленных международных исследований также учитывать успехи наших школьников в международных олимпиадах по физике и химии, математике и биологии, астрономии и астрофизике, географии и лингвистике.

6. Каковы затраты на реализацию проекта?

Одного взгляда на количество исполнителей, число задействованных субъектов РФ и обучающихся достаточно, чтобы предположить колоссальный уровень затрат, необходимых для реализации проекта. Подчеркнем еще раз: речь идет не о затратах, направленных на повышение квалификации учителей, их профессиональную и материальную поддержку, без чего сложно обеспечить рост качества образования, а о выделении большого объема бюджетных средств на разработку методики оценки качества образования и проведение исследований.

Кроме того, принятие методологии в таком виде неизменно повлечет за собой пересмотр образовательных программ, внесение корректировок во ФГОС. Косвенные затраты на реализацию подобных мер сложно даже себе представить.

Для снижения бюджетных расходов вполне можно ограничиться лишь теми исследованиями PISA, TIMSS и PIRLS, в которых мы уже давно участвуем. Результаты PISA за 2018 и 2021 годы, TIMSS за 2019 и 2023 годы и PIRLS за 2016 и 2021 годы позволят оценивать динамику наших достижений. Безусловно, в некоторые годы при таком подходе в распоряжении России не будет новых данных, в связи с чем нельзя будет оценить «средневзвешенное место РФ», но образовательные процессы довольно инерционны, поэтому отсутствие локальных данных можно компенсировать анализом трендов.

В качестве заключения

«Методология» никак не помогает ответить на самый главный вопрос: как подготовить учащихся к прохождению международных тестов. Для этого нужно перерабатывать образовательные программы, приведя их в соответствие международным требованиям, работать с педагогами, повышать их статус до аналогичного имеющемуся в странах, среди которых мы хотим оказаться. Есть ощущение, что мы опять начинаем не с того – думаем, как оценить качество, не подготовив всех участников образовательного процесса, да и саму систему, к работе по новым правилам, не создав инструменты для этого. Есть большие сомнения, что «нищие» учителя, вынужденные работать на две ставки, выведут нашу страну на первые места в мире, опираясь лишь на желание разработчиков данного конструкта.

Читайте также
Комментарии (0)