Кибертренер Александр Суркин: до 14 рано становиться киберспортсменом



Что делать родителям, если ребенок всерьез увлекся киберспортом? Сколько часов в день занимаются профессиональные киберспортсмены? Почему не стоит увлекаться видеоиграми до 14 лет? На эти и другие вопросы корреспонденту портала отвечает кибертренер по игре Dota2, входящий в топ-500 игроков Европы, Александр Суркин.

Фото из личного архива Александра Суркина

Александр, как давно вы занимаетесь киберспортом?

С 2006 года. А в 2015-м я пришел из армии и решил, что хочу заниматься этим серьезно. Тренировать профессионально я начал три с половиной года назад и вскоре получил приглашение поработать в детском киберспортивном лагере в Анапе. Попробовал – понравилось. Меня мотивировали ребята, которых я тренировал, вдохновляли их результаты и благодарность. 

Как родители отнеслись к вашему увлечению?

До армии не одобряли. Впрочем, я и сам не относился к этому серьезно. Родители скептически смотрели на мое увлечение и позже, но все изменилось, когда они увидели, что я начал зарабатывать, играя сам и тренируя других. Отца уже нет, мама меня сейчас полностью поддерживает.

А что думают родители ваших учеников?

Многие из них относятся к увлечению своего ребенка с настороженностью, ведь компьютерные игры часто вызывают зависимость.

На мой взгляд, у родителей, чей ребенок чем-то увлекается, есть два варианта поведения. Первый – разобраться в его хобби и постараться извлечь из занятия ребенка максимум пользы для него. Второй – основываясь на предрассудках и поверхностных суждениях, запретить ребенку делать то, что ему нравится, но чего сами родители не понимают и считают неправильным. 

К счастью, родители, выбравшие второй путь, к нам пока еще не приходили. А понимающим мы с удовольствием показываем и рассказываем, что такое киберспорт, кто мы и зачем этим занимаемся. Мы объясняем, что игромания и киберспорт – это разные вещи. Родители, которые умеют слышать, дают ребенку свободу, но следят за тем, чтобы время, проведенное за игрой, шло не во вред, а на пользу. 

Сколько времени в день вы сами проводите за игрой?

Сейчас много, больше 10 часов. Чтобы тренировать кого-то, ты сам должен постоянно профессионально расти. Хотя, конечно, нужно делать перерывы и отдыхать, иногда день или даже неделю не играть, чтобы не перегореть.

В чем заключается работа тренера?

Я передаю свой игровой опыт, исправляю ошибки учеников, обращаю их внимание на моменты, которые они еще не могут видеть в силу своей неопытности. Стараюсь мотивировать ребят на достижение результата, психологически и морально их поддерживаю. 

Сейчас у меня занимается 14 человек. Это три состава команды, из них один неполный. В основном я тренирую онлайн. Был опыт и офлайн-тренировок − я работал в детском киберспортивном лагере Dota2Camp в Анапе и в киберспортивной школе в Москве. 

В лагерь каждую смену первого  моего сезона приезжали по 60 детей. Во втором и третьем сезоне их было в два раза больше – проходили соревнования по Dota2 и Counter-Strike. 

В киберспортивной школе количество учеников постоянно менялось: было и 30 человек, и 10.

Фото из личного архива Александра Суркина

Сколько лет вашим ученикам?

В основном от 15 до 20. Детей младше 14 лет я стараюсь не брать – считаю, что до этого возраста рано заниматься киберспортом. Детям сложно понять, что такое дисциплина и самоконтроль, да и игра интеллектуальная все-таки – нужно хорошо знать математику, чтобы претендовать на призовые места в турнирах.

Вы говорите с учениками о роли физических нагрузок в киберспорте, о здоровье?

Конечно, здоровье – это важно. Я слежу, чтобы ребята двигались, занимались физическими упражнениями между играми, правильно питались, достаточное время спали, регулярно проветривали комнату, где занимаются, следили за состоянием зрения. Это необходимый минимум. Желательно еще зарядку делать утром, совершать пробежки, иногда висеть на турнике, чтобы выпрямить позвоночник. И, конечно, для поддержания формы очень полезны занятия в бассейне. Я постоянно напоминаю обо всем этом ученикам. 

Никому никогда в голову не придет рассуждать о зависимости от футбола, хоккея, шахмат… Почему, на ваш взгляд, так много обвинений слышится именно в отношении киберспорта?

Вероятно, потому, что срабатывает логическая цепочка «компьютер – игра – зависимость». Многие люди, действительно, зависимы от компьютерных игр – они интереснее и вариативнее любых традиционных видов спорта, к тому же практически не вызывают физической усталости. Для тех, кто не может найти свой путь в реальной жизни, это способ самореализоваться.

А в чем разница между киберспортсменом и игроманом?

Спорт – это постоянная работа над собой. Киберспортсмен играет на результат, игроман – ради развлечения. Моя обязанность как тренера – показать различие детям и сказать: «Либо ты играешь серьезно и развиваешься, растешь, добиваешься успехов, либо не играешь вообще».

Фото из личного архива Александра Суркина

 Может ли киберспорт стать некой терапией для излечения от зависимости?

Если время упущено и компьютерные игры стали единственным смыслом жизни, киберспорт вряд ли поможет. 

Как и с другой болезнью, важно вовремя разглядеть симптомы игромании и начать лечение. И это задача родителей – не упустить момент, вовремя предпринять меры. 

Мы все понимаем, что осознание собственной болезни к игроманам приходит редко. Такие люди (и взрослые, и дети) либо отрицают свою зависимость, либо мирятся с ней, в редких случаях начинают бороться. 

Если рассматривать киберспорт как терапию – он хорош тем, что бороться не придется. Нужно лишь направить свое неуемное желание играть в здоровое русло, использовать его для развития. В киберспорте, как и в любом другом, есть правила, есть дисциплина – в некоторых случаях этого достаточно, чтобы начать путь к выздоровлению.

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)