Главначпупсы из Минпросвещения: бурные потоки слов вместо насущных дел




Сергей Кравцов, его заместители и главы департаментов Минпросвещения часто с увлечением рассказывают о качественной, отлично финансируемой, работающей без сбоев, обеспеченной современными методиками и ориентированной на высокие результаты системе школьного образования. Сразу и не сообразишь, о какой стране идет речь. Наш обозреватель размышляет, что общего у чиновников Минпросвещения с главначпупсом Победоносиковым, героем сатирической пьесы Владимира Маяковского «Баня», и почему руководители профильного министерства предпочитают говорить о необходимости вернуть учителя на «пьедестал уважения», а не о достойной зарплате, разумной учебной нагрузке и защите прав педагогов.

Минпросвещения о повышении престижа профессии учителя

Девиз Минпросвещения: «Ни слова о проблемах»

Почему руководители Минпросвещения никогда не говорят прямо и честно о проблемах школ и учителей? Почему из новостей, опубликованных на официальном сайте министерства, невозможно узнать, что на самом деле происходило во время значимых мероприятий, в том числе на заседаниях Общественного совета или коллегии?

Приведу характерный пример. В конце октября на заседании Общественного совета при Минпросвещения обсуждали состояние педагогического корпуса, подготовку педагогов, повышение статуса профессии учителя. Прочитав новость пресс-службы Минпросвещения, вы не получите ни малейшего представления о том, как проходило обсуждение и какие предложения звучали, но узнаете, что «работа ведется колоссальная, и решить существующие проблемы мы можем только вместе».

А что же было на заседании? Был точный анализ, яркие выступления и деловые предложения, о чем свидетельствует протокол.

К примеру, Сергей Рукшин, народный учитель РФ, заместитель председателя Общественного совета, профессор Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена, заместитель директора Президентского физико-математического лицея №239, рассказал о старении педагогического корпуса, уходе педагогов в другие профессии и на рынок репетиторских услуг, снижении социального статуса учителя, росте бюрократической отчетности.

Практически все выступающие подчеркивали необходимость повышения зарплаты педагогов, снижения необходимой для получения достойной зарплаты нагрузки, а также зависимости оплаты труда от настроений начальства, говорили о защите прав педагогов. Звучали предложения о повышении статуса учителя до ранга государственного служащего и финансовой поддержке выпускников педвузов при поступлении на работу в школы.

На фоне выступлений членов Общественного совета весьма странно выглядели предложения замминистра просвещения Виктора Басюка. Чиновник уверен, что для повышения статуса профессии учителя нужно не зарплаты увеличивать, а возрождать педагогические классы в школах, создавать базовые школы при педвузах и проводить единую информационную политику. Очевидно, заместителю министра с годовым доходом 10 млн рублей сложно понять проблемы учителей с месячной зарплатой 20–30 тысяч. Можно предложить эксперимент: многие ли чиновники согласятся на снижение собственных доходов в 10–20 раз в обмен на единую информационную политику по повышению престижа чиновничьей работы?

Разумеется, в новости на официальном сайте министерства подробно изложено мнение Виктора Басюка, но нет ни слова о звучавших почти в каждом выступлении предложениях обеспечить педагогам достойную зарплату, разумную нагрузку и защиту прав.


Подход Минпросвещения – публикация выхолощенных новостей: обсудили, обозначили, уделили, наметили. В общем, можете не беспокоиться: «работа ведется колоссальная».

Главначпупсы Победоносиковы бессмертны

Владимир Маяковский в сатирической пьесе «Баня» высмеял бюрократизм, пустословие, приспособленчество. Некоторые чиновники Минпросвещения во многом похожи на персонажа пьесы товарища Победоносикова, главного начальника по управлению согласованием, или главначпупса.

Вот слова из выступления министра Кравцова на коллегии Минпросвещения:

Я хотел бы несколько слов сказать вообще о тех стратегических направлениях Минпросвещения, которые мы перед собой ставим и, надеюсь, будем совместно решать.

Действительно, почему бы не «ставить направления» и не «решать» их совместно.

А вот главначпупс Победоносиков сочиняет доклад:

Итак, товарищи, Александр Семеныч Пушкин, непревзойденный автор как оперы «Евгений Онегин», так и пьесы того же названия...

Чиновники должны подчеркивать выдающиеся заслуги Минпросвещения, не размениваясь по мелочам. Например, так: «Мы фактически создали образовательный интернет». Неплохо звучит, не правда ли?

А вот главначпупс в пьесе дает указания:

…надо показывать и светлые стороны нашей действительности. Взять что-нибудь образцовое, например, наше учреждение, в котором я работаю, или меня, например...

Товарищ Победоносиков, утомленный руководящей работой, мечтал написать «одну общую руководящую статью», чтобы подчиненные могли «потом, без всяких извращений самокритики, разрезать статью по отдельным вопросам».

Чиновники Минпросвещения, следуя заветам Победоносикова, без устали сочиняют общие фразы, способные украсить доклад или выступление любого главначпупса нашего времени на любую тему: «необходимо двигаться от параграфов, страниц и пунктов к навыкам для жизни» или «самый разумный способ в реализации нашей стратегии – осознанный, эволюционный путь».

Чиновникам, кстати, следует помнить, чем завершается пьеса Маяковского: отрицательные персонажи оказываются на сцене, «скинутые и раскиданные чертовым колесом времени». В финале звучит вопрос главначпупса Победоносикова, обращенный к зрителю: «И она, и вы, и автор – что вы этим хотели сказать, – что я и вроде не нужны для коммунизма?!»

Заменив «коммунизм» на «школьное образование», получим риторический вопрос о ненужности чиновников Минпросвещения.

Таинственная болезнь

Очень трудно понять, к кому обращаются руководители Минпросвещения, когда произносят набивший оскомину набор трескучих фраз и лозунгов: «вернуть на пьедестал», «убрать бюрократическую нагрузку», «освободить время для творческой работы с детьми», «переосмыслить систему педагогического образования». Такое впечатление, что они сами себе ставят задачи. Остается загадкой, кто или что мешает им вернуть, убрать, освободить и переосмыслить?

Недавно пересмотрел короткометражный фильм «Голос», снятый в 1986 году Владимиром Бортко по рассказам Михаила Мишина. С героем, которого в 24-минутной короткометражке играет Семен Фарада, происходят удивительные метаморфозы: всякий раз, желая выразить мысли и чувства, он, помимо своей воли, начинает вещать торжественным голосом радиодиктора, при этом речь его наполнена казенными штампами и показушным оптимизмом. Хочет пожурить сына за плохие отметки, но говорит совсем другое: «Безусловны успехи образования в школе №16. Неуклонно растет успеваемость учащихся, повышается их дисциплина». Провалившись в яму, образовавшуюся при ремонте дороги, герой собирается емко высказаться, но вместо этого произносит хорошо поставленным дикторским голосом текст из передовицы «Правды»: «С каждым днем хорошеет и благоустраивается наш город. Все большую глубину приобретает забота о пешеходах».


Может быть, руководители Минпросвещения, как и герой короткометражки «Голос», заболели? Возможно, чиновники жаждут простым и понятным языком рассказать нам о проблемах школ и учителей, а также о том, что они собираются предпринять, но таинственная болезнь заставляет их говорить пафосно, не по существу, общими фразами.

В фильме «Голос» профессор-невропатолог, роль которого исполняет Владислав Стржельчик, так и не смог поставить больному диагноз. Вот и мы с вами едва ли дождемся исцеления чиновников.

Меры поддержки будут совершенствоваться

Неведанная болезнь и синдром главначпупса – это, безусловно, красивые попытки объяснить поведение чиновников, но в действительности, на мой взгляд, все гораздо прозаичнее.

Сытость и размеренность жизни чиновников Минпросвещения никак не зависит от повседневной деятельности школ, от зарплат и учебной нагрузки учителей. Эти параметры чиновникам попросту безразличны. Показушный оптимизм обусловлен стремлением продемонстрировать вышестоящему начальству, что в сфере, за которую отвечает министерство, все хорошо. И это понятно, поскольку именно от начальства, а не от школ и учителей зависят благополучие чиновников, бюджет, штаты, зарплаты, премии.

Когда чиновникам становится по-настоящему страшно? Когда возникает критическая масса недовольных, потому что это может заметить вышестоящее начальство. И не только заметить, но и отреагировать.

Для снижения градуса недовольства появляются всевозможные советы при министерствах и ведомствах. Недавно при Минпросвещения был создан Всероссийский экспертный педагогический совет, состоялось установочное заседание. В его состав вошли 168 учителей из 85 регионов страны. Одна из комиссий совета займется совершенствованием мер поддержки педагогических работников.

Посмотрим, приведет ли это к ощутимым изменениям. На первом заседании совета представители Минпросвещения недвусмысленно дали понять, что под всесторонней поддержкой педагогов они понимают повышение квалификации, проведение профессиональных конкурсов, реализацию программы «Земский учитель» и выплаты классным руководителям.

Что на это скажут 168 избранных в совет учителей? Можно ли анонсированные меры считать всесторонней поддержкой?

Обращаем ваше внимание, что мнение редакции портала не всегда совпадает с мнением автора.

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)