Евгений Голубенко: для изменений в стране нужна «перезагрузка» школы




Очередь в детские сады − головная боль многих родителей. Записывать ребенка нужно еще с рождения, но это не гарантирует, что к 3 годам малыш переступит порог группы образовательной организации. Решение этой проблемы нашел Евгений Голубенко. Его проект «Детский сад нового типа», получивший поддержку Агентства стратегических инициатив (АСИ), предполагает модернизацию существующих двухэтажных зданий и надстройку третьего этажа, благодаря чему типовой детский сад могут посещать вдвое больше детей. Cначала был запущен пилотный проект в Среднеуральске, а потом эта практика стала применяться повсеместно. В результате к 2016 году в Свердловской области очереди в детсады исчезли. О том, как удалось осуществить столь амбициозный проект, кто помогал в его реализации и как подобные инициативы меняют систему отечественного образования, – в нашем материале, созданном совместно с Агентством стратегических инициатив.

Скриншот презентации проекта АСИ «Детский сад нового типа». Источник: asi.ru

Евгений Николаевич, когда и почему вы решили заняться реконструкцией детских садов?

В 2008 году у меня родился первенец. В те годы президент России объявил о необходимости ликвидировать очереди в детские садах, а они были гигантскими по всей стране, и эта тема из личной трансформировалась для меня в бизнес-задачу − я стал изучать инфраструктуру детских образовательных организаций, нормативные ограничения, которые мешают создавать в них достаточное количество мест. Я задумался, как в рамках ограниченного бюджета можно создавать современные образовательные пространства, чтобы и дефицит ликвидировать, и сделать так, чтобы детский сад был во дворе. Это ведь не дело, когда мамы малышей ездят по пробкам, в автобусах, добираясь по целому часу на другой конец города до детских садов, в которые удалось получить путевки. 

Изучив вопрос, я пришел к выводу, что, изменив нормативно-правовую базу, можно решить проблему. Я мечтал не только о том, чтобы мест в садах стало хватать всем, но и чтобы сами эти сады были современными, красивыми – ведь там будут проводить время наши дети. Не секрет и не новость, что даже в нашем развитом городе-миллионнике дизайн и интерьер дошкольных образовательных организаций − печальное зрелище. Представляю, как с этим в деревнях и маленьких городах. Огромной мотивацией стало понимание, что изменение ситуации позволит изменить среду, в которой растут дети.

Детский сад в Красноуфимске после модернизации в рамках проекта «Детский сад нового типа». Фото после реконструкции

Фото того же детского сада в Красноуфимске до реконструкции

Почему вы решили участвовать в конкурсе АСИ?

АСИ появилось в 2011 году, а я начал пытаться реализовать свой проект в 2010-м, и до обращения в агентство я бился и бился – мне везде отказывали в поддержке. Моя идея без поддержки агентства была бы нереализуема. Проект ничего не стоит, если ты не знаешь, какие шаги нужно предпринять в первую очередь, какую дорожную карту сформировать. Я считаю, что агентство – это мостик между теми, кто хочет что-то изменить, и теми, кто имеет право это сделать.

Какую поддержку вы получили от АСИ?

В агентстве проект утверждают, привлекая экспертов, оказывают информационную поддержку и помощь в продвижении. Но самое главное – помогают достучаться и наладить контакт с теми, без кого реализация проекта невозможна. 

С кем, например?

К примеру, с заместителем главы Роспотребнадзора. Мы с ним за одним столом обсуждали изменения норм, регламентирующих постройку детских садов. С руководителями МЧС, потому что нам предстояло изменить нормы пожарной безопасности. Мы были и на совещаниях Дмитрия Медведева, который на тот момент был главой правительства, и не просто присутствовали, а высказывались. Результат – благодаря поддержке АСИ впервые за многие десятилетия были внесены изменения в нормы СанПиН и МЧС по детсадам.

А когда вы начинали проект, верили в победу?

Я такой человек − считаю, что в этом мире нет ничего невозможного, всего можно добиться. Когда я начал работу над проектом, мне говорили: «Зачем ты это делаешь? Ты в этой системе ничего не можешь изменить. На что ты замахнулся? Это же уровень высшей власти!» А я отвечал: «Какие проблемы? Я попробую. По крайней мере, смогу потом сказать себе, что сделал, что мог». 

Конкурс АСИ – реальная возможность что-то изменить в сфере образования?

Сейчас реализуется идея глобального масштаба: 100 лидерских проектов. Человеку, который хочет что-то изменить в нашей стране, дают право это сделать – предложить свой проект, вести его и получать результаты, которые он наметил. И лидеры действительно могут многое изменить. Я это знаю по своему опыту.


Проект с детскими садами для меня был пробным. Теперь с АСИ мы ведем проект «Школа-2025. Перезагрузка». Я понял, что главнее института школы ничего нет. Пока ребенок учится, формируется его личность, исправить что-то потом бывает очень сложно. Именно на основе того, что мы получаем в школе, принимаются важнейшие в жизни решения: чему учиться и где работать, как относиться к своей жизни и окружению, во что верить, какой идеологии придерживаться.

Как вы оцениваете нынешнее положение школьного образования?

Я считаю, что мы все сейчас переживаем последствия инертного индустриального прошлого. То есть глобально мы только сегодня начали задумываться о том, каким должен выходить из школы ребенок, какой должна быть молодежь, какими навыками и компетенциями она должна владеть, что ей пригодится в будущем.


Современная школа, как и раньше, дает базовые знания по математике, физике, химии, литературе. И только сегодня мы задаемся вопросами: а пригодятся ли выпускнику эти знания, не полезнее был бы личный трек в обучении, учитываются ли в школе интересы и склонности детей, насколько пригодны знания и навыки, для того чтобы в дальнейшем создать новое, изменять какие-то области жизни в стране.

Я вижу, что сейчас стали уделять внимание образовательной среде в целом: какое оборудование используется в обучении, актуально ли оно, получают ли ученики знания о финансах, предпринимательские навыки и компетенции, выходит ли из школы самостоятельный человек, способный принимать решения. Закономерно возникает вопрос о том, каким должен быть учитель современной российской школы. 

И каково ваше мнение? Какой он, по-настоящему современный учитель?

Я считаю, что педагоги не должны оставаться носителями истины в последней инстанции. Ребенку очень важно, чтобы учитель был готов слушать, слышать, разговаривать, дискутировать с ним.


Кроме того, современный педагог просто обязан сам учиться новому. В наших школах и сегодня детей учат так же, как это делали 50 лет назад. Не пришло ли время менять подходы, привычки, форматы? Почему бы не попробовать проводить уроки не только за партами, но и за круглыми столами, не только в классах, но и в фойе − чаще использовать пространства, которые приучают наших детей к тому, без чего им во взрослой жизни не обойтись: учиться везде. Где бы ты ни был, продолжай учиться: в метро, в автобусе, в актовом зале, на ступеньках!

Учителя наши должны меняться, и дети будут меняться вместе с ними. Должны меняться родители, должна меняться власть и нормативное регулирование образования. Потому что сегодня запрещено, например, парты расставить кругом – это нарушение норм; невозможно, чтобы свет светил справа, – это нарушение норм; невозможно учиться на ступеньках – это тоже нарушение норм.

На что направлен проект «Школа-2025. Перезагрузка»?

Число 2025 связано с поручением президента о достижении четырех национальных целей: ликвидация второй смены, вхождение в десятку лучших мировых стран по качеству общего образования, воспитание гармоничной конкурентоспособной личности и создание современных образовательных пространств. Чтобы достичь этих целей, необходимо перезагрузить всю систему школьного образования.

И как же это сделать?

Пока что ни одна из существующих в мире образовательных систем не признана лучшей. Есть модели, демонстрирующие хорошие результаты: финская, голландская, американская, сингапурская. Но и в этих странах педагоги и методисты находятся в постоянном поиске путей улучшения результатов обучения. 

Я считаю, что мы можем найти свой, русский путь. Нужно перестать догонять кого-то, перестать копировать. Не лучше ли осознать собственные преимущества и сформировать свою собственную программу изменения и перезагрузки школы?

Мы, я и мои коллеги, уже провели ряд исследований по экспериментальным моделям классов, изучили международный опыт создания новых образовательных пространств, делая акцент на причинах и целях новых подходов, изучая, чем они регламентировались, почему такие решения принимались.

Вместе с АСИ мы сформировали ряд предложений по изменению нормативно-правовых документов, регулирующих организацию образовательных пространств российских школ. Уже сформировано несколько экспертных групп. Одна из них, например, занимается вопросами изменения образовательной среды через технологическое оснащение школ, изменения нормативной базы строительства и проектирования зданий образовательных организаций. Мы работаем над образовательным дизайном этих пространств. 

На сайте АСИ idea.asi.ru в разделе «Новые компетенции» есть подраздел «Школа. Дизайн будущего». В нем представлены идеи и проекты, касающиеся и школ, и образования в целом. Раздел находится на первом месте по количеству предложений, потому что это очень актуальная и важная тема для всех: для родителей, учителей и государства. 

У нас нет выбора. Если не заниматься вопросом реорганизации школьной системы, мы окажемся на образовательной обочине. Попробуем. Русский человек долго запрягает, но быстро едет.


Материал предоставлен Агентством стратегических инициатив.

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)