ЕГЭ и ВПР: разоблачение мифов Рособрнадзора

2019-11-26T16:00:00.000Z
45 1

Круглый стол «Мифы о ЕГЭ», состоявшийся в Рособрнадзоре, задумывался организаторами как мероприятие, призванное развенчать мифы и штампы, связанные с единым государственным экзаменом. Проанализировав все выступления, вопросы и ответы, обозреватель ActivityEdu решил, что самую точную оценку действа в Ситуационно-информационном центре Рособрнадзора дает крылатое выражение Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Надзорное ведомство не развенчало мифы, а сотворило новые. Неблагодарную, но благородную миссию мы взяли на себя: разоблачение мифов о содержании ЕГЭ, книжной продукции и открытости Рособрнадзора – в статье нашего обозревателя.

Заместитель директора ФИПИ по научно-методической работе Ольга Котова заявила, что «угадайки» в ЕГЭ никогда не было.

Сейчас мы отказались от формата заданий с выбором одного ответа из четырех по всем предметам ЕГЭ, кроме иностранных языков.

Ольга Котова

Достаточно открыть выложенный на сайте ФИПИ демонстрационный вариант ЕГЭ-2020 по русскому языку, чтобы понять, кто в действительности творит мифы о ЕГЭ. В задании 3 в качестве ответа требуется выписать цифру – одну из четырех возможных. В задании 13 – одно слово из пяти возможных.

В демонстрационном варианте ЕГЭ-2020 по обществознанию рассмотрим задание 2.

Выписать одну из четырех возможных цифр или одно из пяти возможных слов – это классические примеры «угадайки». При угадывании одной из четырех цифр можно, вообще не читая задание, с вероятностью 0,25 назвать точный ответ. Речь, подчеркну, не о том, сложные это вопросы или простые, а о мифологизации: руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов неоднократно заявлял, что надзорное ведомство полностью отказалось «от заданий с выбором одного ответа в экзаменационных материалах по русскому языку и другим предметам».

Почему ведущий научный сотрудник ФИПИ, руководитель комиссии по разработке КИМ ГИА по русскому языку Ирина Цыбулько и ведущий научный сотрудник ФИПИ, руководитель комиссии по разработке КИМ ГИА по обществознанию Татьяна Лискова не сообщили Сергею Кравцову о существовании заданий с выбором одного ответа в демонстрационных вариантах ЕГЭ-2020? У меня, признаться, нет не только точного, но даже сколько-нибудь правдоподобного ответа на этот вопрос.

Миф о книжной продукции

Заместитель руководителя Рособрнадзора Анзор Музаев во время круглого стола «Мифы о ЕГЭ» тоже решил не развенчивать мифы, а внести посильный вклад в сотворение новых.

На книжных полках мы видим очень много материалов, которые предлагаются как тренинг к предстоящей процедуре сдачи единого государственного экзамена. Федеральный институт педагогических измерений, который занимается разработкой контрольно-измерительных материалов, почти не занимается выпуском подобных сборников материалов. И ФИОКО таких сборников точно не выпускал.

Анзор Музаев

ФИПИ «почти не занимается выпуском» сборников материалов по подготовке к ЕГЭ? Все зависит от того, что понимать под словами «заниматься выпуском».

Издательство «Национальное образование», с 2013 года входящее в Группу компаний «Просвещение», выпускает серию пособий «ЕГЭ. ФИПИ – школе», авторами и редакторами которых выступают сотрудники ФИПИ, руководители предметных комиссий по разработке КИМ. На обложках пособий напечатаны слова, способствующие росту объема продаж: «Проект с участием разработчиков КИМ ЕГЭ».

В книге «Обществознание. Типовые экзаменационные варианты» указаны два автора: Ольга Котова и Татьяна Лискова. Если Сергея Кравцова разработчики КИМ ГИА могли ввести в заблуждение относительно отсутствия в вариантах ЕГЭ-2020 заданий с выбором одного ответа, то почему автор пособия по обществознанию Ольга Котова (напомню: замдиректора ФИПИ по научно-методической работе) перед выступлением в Ситуационно-информационном центре Рособрнадзора не пролистала книгу с типовыми вариантами, остается загадкой. Ольга Алексеевна, обратите внимание на задание 2 в книге вашего авторства – это задание с выбором ОДНОГО варианта ответа.

Не буду перечислять книги серии «ЕГЭ. ФИПИ – школе» по всем предметам, скажу лишь, что их количество таково, что слова «ФИПИ почти не занимается выпуском сборников» звучат довольно странно. Полагаю, схема понятна: руководители предметных комиссий по разработке КИМ ГИА являются, как правило, авторами или редакторами книг этой серии. Весьма эффективно получается: вноси время от времени изменения в КИМ – готовь к публикации новые книги.

Вторая часть высказывания Анзора Музаева – «ФИОКО таких сборников точно не выпускал» – еще интереснее. Так и есть: не выпускал, если речь о ГИА, но есть же еще ВПР. Посмотрим на продукцию другого издательства – «Экзамен» (доля владения АО «Издательство “Просвещение”» – 25 %). Компании в 2018 году заявили о намерении создать общую стратегию издания пособий по подготовке к ВПР.

Сергей Кравцов считает, что не нужна какая-то специальная подготовка детей к ВПР.

ВПР – это не что-то дополнительное. Не надо готовить детей к ВПР, надо их учить в течение года, тогда не будет проблем со сдачей контрольных работ.

Сергей Кравцов

Хорошо, а как тогда интерпретировать выпуск пособий по подготовке к ВПР с набранным на обложке крупным шрифтом названием организации, которая сборники «не выпускает», – Федеральный институт оценки качества образования? Добавлю, что, например, книга издательства «Экзамен» «Математика. 4 класс. ВПР. Типовые задания» выходит под редакцией Ивана Ященко, директора ЦПМ, ведущего научного сотрудника ФИПИ, руководителя комиссии по разработке КИМ ГИА по математике.

Уже упоминавшееся издательство «Национальное образование» на обложку книг по подготовке к ВПР выносит слова «Федеральная комиссия разработчиков КИМ». Так и есть: одним из авторов книги «Физика. 11 класс. ВПР. Типовые варианты» является руководитель Центра педагогических измерений ФИПИ, руководитель комиссии по разработке КИМ ГИА по физике Марина Демидова.

Руководителем Рособрнадзора провозглашается тезис: «Не надо готовить детей к ВПР». При этом обновляются задания и ежегодно выпускаются книги с типовыми вариантами, но для общего доступа на сайте ФИОКО выкладывается лишь один демовариант по каждому предмету для каждого класса. Остальные варианты только за деньги родителей? Тогда зачем говорить о бесплатности?

У нас все очень просто и бесплатно. Все демоверсии, все консультации ведущих педагогов по той или иной дисциплине в открытом доступе на том же сайте ФИПИ, на сайтах Федерального центра тестирования и Рособрнадзора.

Анзор Музаев

Миф об открытости

Последняя приведенная цитата дает повод обсудить еще один миф – об открытости Рособрнадзора и его подведомственных организаций. С одной стороны, на сайте ФИПИ действительно есть открытый банк заданий ЕГЭ, но с другой – выпускник, сдавший ЕГЭ, не может посмотреть свой экзаменационный вариант.

Если в пособиях ФИПИ, в демоверсиях и в официальных видеоконсультациях есть и неоднозначные примеры, и некорректные задания, и даже ошибки, то каким образом Рособрнадзор и ФИПИ могут гарантировать их отсутствие в реальных экзаменационных вариантах? Но конфликтная комиссия не рассматривает апелляции по вопросам «оценивания результатов выполнения заданий экзаменационной работы с кратким ответом». Добавлю: не только не рассматривает апелляции, но и – подчеркну еще раз – не дает возможности увидеть свой вариант.

Я исхожу из того, что экзаменуемый всегда должен иметь возможность проанализировать задания, которые ему достались, сопоставить свои ответы с ключами, а также выполнить работу над ошибками. Тайна же за семью печатями может быть обусловлена, на мой взгляд, только одним соображением: страхом, что вскроются недостатки, ошибки и погрешности в экзаменационных вариантах. 

Если обсуждение недостатков и ошибок в пособиях и демоверсиях, как правило, не выходит за пределы форумов, то в случае обнаружения некорректных заданий и ошибок в реальных экзаменационных вариантах могут последовать многочисленные иски к организаторам.

Диалог вместо сотворения мифов

Александр Милкус, обозреватель «Комсомольской правды», неизменный модератор круглых столов в Рособрнадзоре, посвященных ЕГЭ, часто призывает директоров школ и учителей, приглашенных на мероприятие, покинуть «камчатку» и активнее участвовать в обсуждении. Обычно его слова остаются без внимания: вопросы с «камчатки» редки и формальны. Полагаю, представители педагогического сообщества не видят готовности к диалогу со стороны Рособрнадзора и его подведомственных организаций, поэтому и ведут себя столь пассивно.

На одном из круглых столов директор ФИОКО Сергей Станченко объявил о сборе на сайте ведомства вопросов и предложений, связанных с ВПР. У меня практически сразу возникла ассоциация, которой я не могу не поделиться: в период перестройки в одном из магазинов владелец по совету знакомого психолога установил две кнопки – зеленую («доволен») и красную («разочарован/сердит»). Посетители, выражая свое мнение по поводу обслуживания, активно нажимали кнопки, особенно красную, в надежде, что их голоса учитываются, и это продолжалось до тех пор, пока кто-то не догадался рассмотреть конструкцию: пульт с кнопками никуда не был подключен.

Ни в коем случае не утверждаю, что вопросы и предложения, поступившие на сайт ФИОКО, останутся без внимания, но замечу: в действиях Рособрнадзора, ФИПИ и ФИОКО я не обнаруживаю готовности к диалогу, разумным изменениям и ограничениям, а вижу лишь желание творить мифы.


Читайте также
Комментарии (1)
2019-11-26T16:00:00.000Z
45 1

ЕГЭ и ВПР: разоблачение мифов Рособрнадзора


Круглый стол «Мифы о ЕГЭ», состоявшийся в Рособрнадзоре, задумывался организаторами как мероприятие, призванное развенчать мифы и штампы, связанные с единым государственным экзаменом. Проанализировав все выступления, вопросы и ответы, обозреватель ActivityEdu решил, что самую точную оценку действа в Ситуационно-информационном центре Рособрнадзора дает крылатое выражение Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Надзорное ведомство не развенчало мифы, а сотворило новые. Неблагодарную, но благородную миссию мы взяли на себя: разоблачение мифов о содержании ЕГЭ, книжной продукции и открытости Рособрнадзора – в статье нашего обозревателя.

Заместитель директора ФИПИ по научно-методической работе Ольга Котова заявила, что «угадайки» в ЕГЭ никогда не было.

Сейчас мы отказались от формата заданий с выбором одного ответа из четырех по всем предметам ЕГЭ, кроме иностранных языков.

Ольга Котова

Достаточно открыть выложенный на сайте ФИПИ демонстрационный вариант ЕГЭ-2020 по русскому языку, чтобы понять, кто в действительности творит мифы о ЕГЭ. В задании 3 в качестве ответа требуется выписать цифру – одну из четырех возможных. В задании 13 – одно слово из пяти возможных.

В демонстрационном варианте ЕГЭ-2020 по обществознанию рассмотрим задание 2.

Выписать одну из четырех возможных цифр или одно из пяти возможных слов – это классические примеры «угадайки». При угадывании одной из четырех цифр можно, вообще не читая задание, с вероятностью 0,25 назвать точный ответ. Речь, подчеркну, не о том, сложные это вопросы или простые, а о мифологизации: руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов неоднократно заявлял, что надзорное ведомство полностью отказалось «от заданий с выбором одного ответа в экзаменационных материалах по русскому языку и другим предметам».

Почему ведущий научный сотрудник ФИПИ, руководитель комиссии по разработке КИМ ГИА по русскому языку Ирина Цыбулько и ведущий научный сотрудник ФИПИ, руководитель комиссии по разработке КИМ ГИА по обществознанию Татьяна Лискова не сообщили Сергею Кравцову о существовании заданий с выбором одного ответа в демонстрационных вариантах ЕГЭ-2020? У меня, признаться, нет не только точного, но даже сколько-нибудь правдоподобного ответа на этот вопрос.

Миф о книжной продукции

Заместитель руководителя Рособрнадзора Анзор Музаев во время круглого стола «Мифы о ЕГЭ» тоже решил не развенчивать мифы, а внести посильный вклад в сотворение новых.

На книжных полках мы видим очень много материалов, которые предлагаются как тренинг к предстоящей процедуре сдачи единого государственного экзамена. Федеральный институт педагогических измерений, который занимается разработкой контрольно-измерительных материалов, почти не занимается выпуском подобных сборников материалов. И ФИОКО таких сборников точно не выпускал.

Анзор Музаев

ФИПИ «почти не занимается выпуском» сборников материалов по подготовке к ЕГЭ? Все зависит от того, что понимать под словами «заниматься выпуском».

Издательство «Национальное образование», с 2013 года входящее в Группу компаний «Просвещение», выпускает серию пособий «ЕГЭ. ФИПИ – школе», авторами и редакторами которых выступают сотрудники ФИПИ, руководители предметных комиссий по разработке КИМ. На обложках пособий напечатаны слова, способствующие росту объема продаж: «Проект с участием разработчиков КИМ ЕГЭ».

В книге «Обществознание. Типовые экзаменационные варианты» указаны два автора: Ольга Котова и Татьяна Лискова. Если Сергея Кравцова разработчики КИМ ГИА могли ввести в заблуждение относительно отсутствия в вариантах ЕГЭ-2020 заданий с выбором одного ответа, то почему автор пособия по обществознанию Ольга Котова (напомню: замдиректора ФИПИ по научно-методической работе) перед выступлением в Ситуационно-информационном центре Рособрнадзора не пролистала книгу с типовыми вариантами, остается загадкой. Ольга Алексеевна, обратите внимание на задание 2 в книге вашего авторства – это задание с выбором ОДНОГО варианта ответа.

Не буду перечислять книги серии «ЕГЭ. ФИПИ – школе» по всем предметам, скажу лишь, что их количество таково, что слова «ФИПИ почти не занимается выпуском сборников» звучат довольно странно. Полагаю, схема понятна: руководители предметных комиссий по разработке КИМ ГИА являются, как правило, авторами или редакторами книг этой серии. Весьма эффективно получается: вноси время от времени изменения в КИМ – готовь к публикации новые книги.

Вторая часть высказывания Анзора Музаева – «ФИОКО таких сборников точно не выпускал» – еще интереснее. Так и есть: не выпускал, если речь о ГИА, но есть же еще ВПР. Посмотрим на продукцию другого издательства – «Экзамен» (доля владения АО «Издательство “Просвещение”» – 25 %). Компании в 2018 году заявили о намерении создать общую стратегию издания пособий по подготовке к ВПР.

Сергей Кравцов считает, что не нужна какая-то специальная подготовка детей к ВПР.

ВПР – это не что-то дополнительное. Не надо готовить детей к ВПР, надо их учить в течение года, тогда не будет проблем со сдачей контрольных работ.

Сергей Кравцов

Хорошо, а как тогда интерпретировать выпуск пособий по подготовке к ВПР с набранным на обложке крупным шрифтом названием организации, которая сборники «не выпускает», – Федеральный институт оценки качества образования? Добавлю, что, например, книга издательства «Экзамен» «Математика. 4 класс. ВПР. Типовые задания» выходит под редакцией Ивана Ященко, директора ЦПМ, ведущего научного сотрудника ФИПИ, руководителя комиссии по разработке КИМ ГИА по математике.

Уже упоминавшееся издательство «Национальное образование» на обложку книг по подготовке к ВПР выносит слова «Федеральная комиссия разработчиков КИМ». Так и есть: одним из авторов книги «Физика. 11 класс. ВПР. Типовые варианты» является руководитель Центра педагогических измерений ФИПИ, руководитель комиссии по разработке КИМ ГИА по физике Марина Демидова.

Руководителем Рособрнадзора провозглашается тезис: «Не надо готовить детей к ВПР». При этом обновляются задания и ежегодно выпускаются книги с типовыми вариантами, но для общего доступа на сайте ФИОКО выкладывается лишь один демовариант по каждому предмету для каждого класса. Остальные варианты только за деньги родителей? Тогда зачем говорить о бесплатности?

У нас все очень просто и бесплатно. Все демоверсии, все консультации ведущих педагогов по той или иной дисциплине в открытом доступе на том же сайте ФИПИ, на сайтах Федерального центра тестирования и Рособрнадзора.

Анзор Музаев

Миф об открытости

Последняя приведенная цитата дает повод обсудить еще один миф – об открытости Рособрнадзора и его подведомственных организаций. С одной стороны, на сайте ФИПИ действительно есть открытый банк заданий ЕГЭ, но с другой – выпускник, сдавший ЕГЭ, не может посмотреть свой экзаменационный вариант.

Если в пособиях ФИПИ, в демоверсиях и в официальных видеоконсультациях есть и неоднозначные примеры, и некорректные задания, и даже ошибки, то каким образом Рособрнадзор и ФИПИ могут гарантировать их отсутствие в реальных экзаменационных вариантах? Но конфликтная комиссия не рассматривает апелляции по вопросам «оценивания результатов выполнения заданий экзаменационной работы с кратким ответом». Добавлю: не только не рассматривает апелляции, но и – подчеркну еще раз – не дает возможности увидеть свой вариант.

Я исхожу из того, что экзаменуемый всегда должен иметь возможность проанализировать задания, которые ему достались, сопоставить свои ответы с ключами, а также выполнить работу над ошибками. Тайна же за семью печатями может быть обусловлена, на мой взгляд, только одним соображением: страхом, что вскроются недостатки, ошибки и погрешности в экзаменационных вариантах. 

Если обсуждение недостатков и ошибок в пособиях и демоверсиях, как правило, не выходит за пределы форумов, то в случае обнаружения некорректных заданий и ошибок в реальных экзаменационных вариантах могут последовать многочисленные иски к организаторам.

Диалог вместо сотворения мифов

Александр Милкус, обозреватель «Комсомольской правды», неизменный модератор круглых столов в Рособрнадзоре, посвященных ЕГЭ, часто призывает директоров школ и учителей, приглашенных на мероприятие, покинуть «камчатку» и активнее участвовать в обсуждении. Обычно его слова остаются без внимания: вопросы с «камчатки» редки и формальны. Полагаю, представители педагогического сообщества не видят готовности к диалогу со стороны Рособрнадзора и его подведомственных организаций, поэтому и ведут себя столь пассивно.

На одном из круглых столов директор ФИОКО Сергей Станченко объявил о сборе на сайте ведомства вопросов и предложений, связанных с ВПР. У меня практически сразу возникла ассоциация, которой я не могу не поделиться: в период перестройки в одном из магазинов владелец по совету знакомого психолога установил две кнопки – зеленую («доволен») и красную («разочарован/сердит»). Посетители, выражая свое мнение по поводу обслуживания, активно нажимали кнопки, особенно красную, в надежде, что их голоса учитываются, и это продолжалось до тех пор, пока кто-то не догадался рассмотреть конструкцию: пульт с кнопками никуда не был подключен.

Ни в коем случае не утверждаю, что вопросы и предложения, поступившие на сайт ФИОКО, останутся без внимания, но замечу: в действиях Рособрнадзора, ФИПИ и ФИОКО я не обнаруживаю готовности к диалогу, разумным изменениям и ограничениям, а вижу лишь желание творить мифы.

Читайте также
Комментарии (1)