Ефим Рачевский: Учителей, мечтавших о школе, в России примерно треть

2019-09-05T10:50:55.540Z
84 5

Народный учитель России, лауреат премии Президента РФ, директор Центра образования «Царицыно» № 548 г. Москвы Ефим Рачевский поделился в большом интервью РИА Новости своими взглядами на учительскую профессию и современную школу. Предлагаем вашему вниманию фрагменты этого интервью, в которых педагог говорит об общей культуре учителей и размышляет о престиже профессии.

Источник фото 

О дистанции между учителем и учеником

В современной школе, по крайней мере в школе, где я работаю, исчезла такая составляющая прошлого: я – учитель, а ты не прав. Дистанция между учителем как универсальным ментором и учеником как жертвой этого ментора исчезла. Это нормально и соответствует особенностям современного учителя и современной семьи. 

Дистанция непременно нужна, и она есть. Я говорю об ином контенте, составляющей взаимодействие. Не дистанция как иерархия (она сохраняется, без нее невозможно), а информационная в первую очередь. 

Школьный урок перестал быть единственным и универсальным источником информации, ее теперь можно взять и в других местах. Это первое. Второе − современные дети от 7 до 18 лет по некоторым отраслям человеческих знаний информированы не меньше, а порой и больше учителя, и это хорошо. 

Ребенок в моей школе может поставить под сомнение компетенции учителя, придерживаясь корпоративной этики, то есть исключая оскорбления, обиды и неправду. Если такого в школе не происходит, то мы лишаем ребенка самого главного поведенческого качества – самостоятельности. Она формируется благодаря критическому мышлению, способности делать выбор и принимать решения. Если этих трех составляющих не будет – рухнет экономика Российской Федерации.

О внешнем виде и общей культуре учителя

Когда я приглашаю на работу учителя (неважно, учителя математики или изобразительного искусства), меня в первую очередь интересует уровень его общей культуры: как он говорит, как одевается, как вступает в диалог, одной ли тональности у нее накрашенные ногти на руках. Если все цвета радуги здесь, я даже разговаривать не буду и на работу ее не возьму, даже если она очень хорошо знает свой предмет.

У людей есть разные способы самовыражения. Что касается татуировки, я посмотрю, какая она. Если там будет нечто схожее с тем, что делают в местах заключения, то спрошу справку о несудимости. Это говорит об отсутствии вкуса, а вкус − это необходимая составляющая общей культуры. 

О фотографиях в купальниках в социальных сетях

Сначала надо посмотреть, что стоит за этим. Если учитель в купальнике на пляже, то почему бы и нет. Но если она пришла так на премьеру в Большой театр, то я выражу сомнение относительно ее психической адекватности и не буду с ней разговаривать. 

Если это будет склонность к эпатажу, тогда она мне не нужна. Это крайний способ самовыражения. Все зависит от ситуации, обстановки и так далее.

О заработной плате учителя

Москва – не меньше 75 тысяч, но на самом деле больше. Это вместе со всеми надбавками: за классное руководство, часы – все в совокупности. Это достаточно достойная заработная плата, но дело здесь не только в ней. Например, когда-то профессия шофера была сверхуважаемой, он в конце 20-х годов ходил в кожаной одежде, на него смотрели, как сейчас смотрят на летчика сверхзвукового самолета или на космонавта, потом эта профессия стала массовой. 

То же самое с профессией учителя: когда-то она была эксклюзивной, возьмем Аристотеля и Александра Великого, теперь эта профессия массовая. Как только профессия становится массовой, разумеется, ее привлекательность падает. 

О том, сколько в России учителей по призванию

Большая часть работают учителями, потому что «так сложилась судьба». Тех, кто мечтал о школе, примерно треть. Я сам случайно в школу заглянул и больше оттуда не выходил.


Полная версия выступления доступна по ссылке


Читайте также
Комментарии (5)
2019-09-05T10:50:55.540Z
84 5

Ефим Рачевский: Учителей, мечтавших о школе, в России примерно треть


Народный учитель России, лауреат премии Президента РФ, директор Центра образования «Царицыно» № 548 г. Москвы Ефим Рачевский поделился в большом интервью РИА Новости своими взглядами на учительскую профессию и современную школу. Предлагаем вашему вниманию фрагменты этого интервью, в которых педагог говорит об общей культуре учителей и размышляет о престиже профессии.

Источник фото 

О дистанции между учителем и учеником

В современной школе, по крайней мере в школе, где я работаю, исчезла такая составляющая прошлого: я – учитель, а ты не прав. Дистанция между учителем как универсальным ментором и учеником как жертвой этого ментора исчезла. Это нормально и соответствует особенностям современного учителя и современной семьи. 

Дистанция непременно нужна, и она есть. Я говорю об ином контенте, составляющей взаимодействие. Не дистанция как иерархия (она сохраняется, без нее невозможно), а информационная в первую очередь. 

Школьный урок перестал быть единственным и универсальным источником информации, ее теперь можно взять и в других местах. Это первое. Второе − современные дети от 7 до 18 лет по некоторым отраслям человеческих знаний информированы не меньше, а порой и больше учителя, и это хорошо. 

Ребенок в моей школе может поставить под сомнение компетенции учителя, придерживаясь корпоративной этики, то есть исключая оскорбления, обиды и неправду. Если такого в школе не происходит, то мы лишаем ребенка самого главного поведенческого качества – самостоятельности. Она формируется благодаря критическому мышлению, способности делать выбор и принимать решения. Если этих трех составляющих не будет – рухнет экономика Российской Федерации.

О внешнем виде и общей культуре учителя

Когда я приглашаю на работу учителя (неважно, учителя математики или изобразительного искусства), меня в первую очередь интересует уровень его общей культуры: как он говорит, как одевается, как вступает в диалог, одной ли тональности у нее накрашенные ногти на руках. Если все цвета радуги здесь, я даже разговаривать не буду и на работу ее не возьму, даже если она очень хорошо знает свой предмет.

У людей есть разные способы самовыражения. Что касается татуировки, я посмотрю, какая она. Если там будет нечто схожее с тем, что делают в местах заключения, то спрошу справку о несудимости. Это говорит об отсутствии вкуса, а вкус − это необходимая составляющая общей культуры. 

О фотографиях в купальниках в социальных сетях

Сначала надо посмотреть, что стоит за этим. Если учитель в купальнике на пляже, то почему бы и нет. Но если она пришла так на премьеру в Большой театр, то я выражу сомнение относительно ее психической адекватности и не буду с ней разговаривать. 

Если это будет склонность к эпатажу, тогда она мне не нужна. Это крайний способ самовыражения. Все зависит от ситуации, обстановки и так далее.

О заработной плате учителя

Москва – не меньше 75 тысяч, но на самом деле больше. Это вместе со всеми надбавками: за классное руководство, часы – все в совокупности. Это достаточно достойная заработная плата, но дело здесь не только в ней. Например, когда-то профессия шофера была сверхуважаемой, он в конце 20-х годов ходил в кожаной одежде, на него смотрели, как сейчас смотрят на летчика сверхзвукового самолета или на космонавта, потом эта профессия стала массовой. 

То же самое с профессией учителя: когда-то она была эксклюзивной, возьмем Аристотеля и Александра Великого, теперь эта профессия массовая. Как только профессия становится массовой, разумеется, ее привлекательность падает. 

О том, сколько в России учителей по призванию

Большая часть работают учителями, потому что «так сложилась судьба». Тех, кто мечтал о школе, примерно треть. Я сам случайно в школу заглянул и больше оттуда не выходил.


Полная версия выступления доступна по ссылке

Читайте также
Комментарии (5)