Детская жестокость: реальные истории о травле в школе

2019-08-02T13:09:38.800Z
43 7

Можно изучать тему буллинга, анализируя, сравнивая и обобщая данные социологических исследований, а можно обратиться к частным случаям. Именно это мы и сделали – попросили участников травли рассказать свои школьные истории. Желающих поведать о том, как издевались над ними или их одноклассниками, оказалось много. Тех, кто издевался - меньше. Мы выбрали самые запоминающиеся рассказы, и представляем читателю пять реальных историй буллинга, произошедших в российских школах в разные годы. Все имена изменены, все совпадения – случайны.

Реальные истории о буллинге в школе

Наталья: «Помню, один раз Дима принес вафельный торт в честь дня рождения, но никто его так и не попробовал - все знали, кто этот торт принес».

История 1

В нашей школе на девятой параллели было два класса. Однажды к нам в «а» класс, где учились только отличники и активисты, из «б» класса, где были хулиганы и троечники, перешел мальчик Дима. Его практически сразу невзлюбил весь наш класс, особенно девочки: они скидывали его вещи с парты, пинали портфель. С ним никто не общался. Помню, один раз Дима принес вафельный торт в честь дня рождения, но никто его так и не попробовал - все знали, кто этот торт принес.

Не помню, почему Дима нам так не нравился – может, потому что у него были проблемы с зубами и неприятный запах из рта, но он и сам часто выступал провокатором: кидался стеркой (Прим. ред. стирательная резинка), плевался бумажками через ручку. Однажды он и меня вывел. Что именно Дима сказал, не помню, но я снесла ему все с парты и ударила в плечо.

Родители Димы были в разводе, его воспитывала только мама. Думаю, Диме не хватало внимания, и он пытался получить его в школе, но как это сделать, не раздражая других, не знал. Поэтому все всегда происходило по одной и той же схеме: Дима провоцировал – его били – он оказывался в центре внимания. Никто за него не вступался, даже мальчик, с которым он вместе ходил на занятия по греко-римской борьбе. Учителя, естественно, замечали Димины выходки, но говорили нам не обращать внимания, а иногда они и сами давали ему подзатыльники. Но Дима такой человек, что, когда ему говоришь «прекрати!», он все равно делает назло еще и с ухмылкой.

Вспоминая эту историю, не могу понять, почему и зачем мы травили Диму, откуда в нас был такой адреналин? Почему я не остановила травлю, почему поддалась? Мне очень стыдно… Может, если бы мы были с ним не столь агрессивны, его судьба сложилась бы иначе. Но мы были жестокими и нетерпимыми. Вообще дети средней школы – самый злой народ: капля неудачи, и ты изгой.

Мария: «…из-за угла выбегает мой одноклассник Миша и ударяет меня кулаком в живот - туда, где солнечное сплетение. Я стала задыхаться и снова заплакала…»

История 2

С первого по третий класс я просто ненавидела школу: я была полненькой, и одноклассники из-за этого постоянно меня дразнили. У меня не было друзей, и на уроках я сидела за партой не одна, только потому что учителя нас рассаживали «мальчик-девочка» и по зрению.

Все три года в школе я вспоминаю как сплошной кошмар, но особенно отчетливо помню один случай. В тот день наша учительница заболела, ее заменяла другая, и тогда все сели по парочкам - кто с кем дружит. Соответственно, у меня соседа не было. Сзади меня сидели Катя и Аня, две подружки, и смеялись надо мной, а когда я им несколько раз ответила, они стали тыкать мне в спину и бок циркулем. Мне было больно и обидно, и я выбежала из класса.

Поплакав в туалете и немного успокоившись, я решила вернуться на урок. Выхожу, а из-за угла выбегает мой одноклассник Миша и ударяет меня кулаком в живот - туда, где солнечное сплетение. Я стала задыхаться и снова заплакала, а рядом стояли те самые Катя и Аня и смеялись. Оказалось, они подговорили Мишу меня ударить. Я подхожу к своей парте и вижу, что мои вещи раскиданы по всему кабинету. Мне было так обидно!

Надо мной издевались всю начальную школу. В пятом классе из-за проблем со здоровьем мне пришлось перейти на домашнее обучение, а когда в девятом классе я вернулась на уроки, мои одноклассники совсем не были этому рады. В общем, если спросить меня, что хорошего в было школе с первого по девятый класс, я отвечу: «Ничего».

Кстати, родителям я никогда не жаловалась: пыталась доказать, что я взрослая и могу решить свои проблемы сама. А так как свои эмоции я привыкла скрывать, мне кажется, учителя вряд ли догадывались о том, что надо мной издеваются.

Елена: «...у нее начались серьезные проблемы с психикой. Когда мальчики об этом узнали, они перестали дразнить Иру».

История 3

Со мной в седьмом классе училась девочка Ира Полосная - красивая, худенькая, из интеллигентной семьи. Я не понимаю, как нашим мальчикам пришло в голову поменять в ее фамилии букву «л» на «н», но именно из-за этого ребята начали издеваться над Ирой. Причем одноклассники не только обзывали ее, но еще и показывали действиями и жестами свою неприязнь. Например, когда она заходила в класс, они выкрикивали «фу, чем запахло?», затыкали нос рукой и сидели так на уроке.

Никто не вступался за Иру: были только те, кто травит, и те, кто наблюдает. Я была в числе вторых. Сначала мне ее было жалко, а потом стало все равно. Мальчики, конечно, виноваты, что издевались над ней, но и она никак им не отвечала. Более того, ее реакция – слезы и истерики – еще больше провоцировали обидчиков. Думаю, Ире нужно было или научиться отвечать, или же полностью игнорировать обзывательства, тогда ребятам стало бы неинтересно ее травить.

В какой-то момент Ира перестала ходить на уроки, ее не было где-то полмесяца или месяц. Оказалось, у нее начались серьезные проблемы с психикой. Когда мальчики об этом узнали, они перестали дразнить Иру. Видимо у них в голове что-то щелкнуло, и они мгновенно осознали, что: «Хватит, достаточно!»

У учителей была нейтральная позиция: они могли сказать «это нехорошо» и «перестаньте», но реальных мер не предпринимали: заняли ту же позицию, что половина класса – наблюдателей.

Алина: «Обиднее всего было, когда давали прозвища. Я ненавидела свою фамилию со школы, а когда вышла замуж, без раздумий ее сменила».

История 4

Наш класс не был дружным: все общались группами. Я никогда не выделялась, одевалась скромно и вообще была очень неуверенным в себе ребенком. Наверное, именно поэтому меня выбрали объектом травли, причем издевались мальчики, постоянно обзывая и придираясь к внешнему виду. В младших классах это проявлялось не так сильно, как в средней и старшей школе.

Обиднее всего было, когда давали прозвища. Меня называли дубиной из-за фамилии Дубова. Я ненавидела свою фамилию со школы, а когда вышла замуж, без раздумий ее сменила. Мой комплекс прошел только в 25 лет, как будто Алина Дубова осталась в той жизни, а с новой фамилией у меня началась новая жизнь. Одну мою одноклассницу называли колобком из-за ее полноты. В итоге девочка села на диету и похудением почти довела себя до анорексии.

Я долго терпела, но в какой-то момент мне надоело молчать. Я стала отвечать на оскорбления – и в этом, как оказалось, была моя ошибка. Моя реакция их только раззадоривала. Так продолжалось десять лет.

Все сошло на нет после одной ситуации в 10 классе. Перед началом нового учебного года я подружилась с одной компанией, в которой несколько парней были настоящими гопниками. Однажды они узнали, что одноклассники надо мной издеваются, и решили приехать в школу, чтобы с ними разобраться. Я не указала на обидчиков, но те, когда увидели меня в компании таких друзей, сразу изменились в лицах, и больше уже ко мне не цеплялись. Изредка могли пошутить, но уже не так жестко, да и я перестала реагировать.

Я закончила школу восемь лет назад, но до сих пор вспоминаю это время с содроганием и отвращением. Но теперь, если при мне обижают слабого, я не буду молчать, потому что понимаю, каково это - когда над тобой все смеются, и никто не может заступиться.

Галина: «Они били ее ногами! За Кристину никто не заступился».

История 5

В школьные годы я жила в небольшом провинциальном городке. К нам в седьмом классе пришла девочка Кристина, она была кореянкой. В начале мы думали, что у нас будут проблемы в общении с ней, но Кристина очень хорошо знала русский язык, потому что родилась в России. У меня, как и у всех на тот момент, была в классе своя компания, в которой было несколько девочек. Кристина довольно быстро примкнула к нам.

Кристина хорошо училась, прекрасно разбиралась во всех предметах, была доброй и открытой, всегда всем помогала и давала списывать. В нашем классе ее никто не обижал, а вот ребята на несколько классов младше нас стали обзывать Кристину «узкоглазой». Мы не понимали, как реагировать, ведь прежде не встречались с межнациональной ненавистью. Поступали по-разному: иногда ничего не отвечали и уходили, иногда советовали Кристине не обращать внимания, а иногда прогоняли обидчиков.

В один из дней у нас последним уроком была физкультура, мы все вымотались, потому что бежали кросс. Я и моя лучшая подруга Настя после занятия ушли домой, а Кристина зачем-то осталась на стадионе.

На следующий день в школу вместо Кристины пришла ее мама. Она рассказала, что после уроков ее дочь избили на стадионе. Сделали это те самые мальчики, учащиеся на несколько классов младше нас, а заводилой был самый неадекватный из них, которого в школе терпеть не могли. Они били ее ногами! За Кристину никто не заступился. Я не понимаю, откуда у этих парней столько жестокости… Даже сейчас, когда я об этом рассказываю, у меня все внутри сжимается.

Кристина долго лежала в больнице с сотрясением мозга, отеками и синяками. Последствия избиения еще долго напоминали о себе, она иногда говорила: «Ой, это у меня после того случая болит».

Негласное правило в буллинге: «Ты либо со всеми, либо – не вмешивайся»

Итак, что мы имеем. Жертвами травли дети становились по абсолютно разным причинам: проблемные зубы, полнота, фамилия, национальность, неуверенность в себе. И это лишь малый список из большого числа рассказанных историй.

Страшно, когда ребенок идет в школу, где должно быть безопасно, а возвращается оттуда с ушибами и синяками, потому что одноклассникам не понравилась его одежда. Страшно, когда подросток не боится высказывать свое мнение, а ему за это объявляют бойкот. Страшно, когда милую и добрую девочку годами унижают из-за того, что ее фамилия созвучна с каким-нибудь смешным словом.

Главная причина травли в школе, которую, на мой взгляд, иллюстрируют все эти истории – желание ученика самоутвердиться за счет тех, кто слабее. Агрессоры всегда выбирают в жертву беззащитного человека: так они кажутся себе сильнее.

Сказать, что агрессорами всегда выступали ребята из неблагополучных семей − нельзя. «Это были обычные мальчики из обычных семей, не асоциальные личности, они не стояли на учете. У кого-то полные семьи, у кого-то нет» − поясняет одна из жертв школьного буллинга. Судя по историям, агрессором может стать любой человек, и крайне редко можно это предугадать.

Невольно вспоминается еще одна история. Девочка рассказала родителям, что над ее одноклассницей издеваются. Мама решила показать дочери советский фильм «Чучело» про то, как девочку травили в школе. Семиклассница Юля, так зовут рассказчицу, после просмотра кино возмутилась жестокости детей. Тогда мама спросила ее, пробовала ли Юля заступиться за одноклассницу, которую травят? Она ответила: «Нет. Как бы ни было жалко, но я ничего не скажу».

И это неудивительно. Свидетели буллинга чаще всего не вступаются за жертву, потому что боятся сами стать объектом травли. Кроме того, дети нередко присоединяются к буллингу, потому что другие «тоже так делают». «Ты либо вместе со всеми, либо, если ты против, не вмешивайся» - так звучит негласное правило.

А вот что рассказчики говорят о действиях учителей: они  «…иногда давали подзатыльники», «…заняли позицию наблюдателей», «говорили нам не обращать внимания…», и «вряд ли догадывались». Получается, в одних случаях педагоги были в курсе, что над ребенком в классе издеваются, но ничего с этим не делали. В другом - даже и не представляли, что ученицу травят, что сомнительно, ведь девочка убежала в слезах прямо с урока. Почему педагоги не вмешивались – вопрос, который требует отдельных размышлений. Но, может, если бы они мгновенно среагировали на первые же признаки буллинга, то и жертв травли было бы значительно меньше, а, может, и не было бы вовсе.


Читайте также
Комментарии (7)
2019-08-02T13:09:38.800Z
43 7

Детская жестокость: реальные истории о травле в школе


Можно изучать тему буллинга, анализируя, сравнивая и обобщая данные социологических исследований, а можно обратиться к частным случаям. Именно это мы и сделали – попросили участников травли рассказать свои школьные истории. Желающих поведать о том, как издевались над ними или их одноклассниками, оказалось много. Тех, кто издевался - меньше. Мы выбрали самые запоминающиеся рассказы, и представляем читателю пять реальных историй буллинга, произошедших в российских школах в разные годы. Все имена изменены, все совпадения – случайны.

Реальные истории о буллинге в школе

Наталья: «Помню, один раз Дима принес вафельный торт в честь дня рождения, но никто его так и не попробовал - все знали, кто этот торт принес».

История 1

В нашей школе на девятой параллели было два класса. Однажды к нам в «а» класс, где учились только отличники и активисты, из «б» класса, где были хулиганы и троечники, перешел мальчик Дима. Его практически сразу невзлюбил весь наш класс, особенно девочки: они скидывали его вещи с парты, пинали портфель. С ним никто не общался. Помню, один раз Дима принес вафельный торт в честь дня рождения, но никто его так и не попробовал - все знали, кто этот торт принес.

Не помню, почему Дима нам так не нравился – может, потому что у него были проблемы с зубами и неприятный запах из рта, но он и сам часто выступал провокатором: кидался стеркой (Прим. ред. стирательная резинка), плевался бумажками через ручку. Однажды он и меня вывел. Что именно Дима сказал, не помню, но я снесла ему все с парты и ударила в плечо.

Родители Димы были в разводе, его воспитывала только мама. Думаю, Диме не хватало внимания, и он пытался получить его в школе, но как это сделать, не раздражая других, не знал. Поэтому все всегда происходило по одной и той же схеме: Дима провоцировал – его били – он оказывался в центре внимания. Никто за него не вступался, даже мальчик, с которым он вместе ходил на занятия по греко-римской борьбе. Учителя, естественно, замечали Димины выходки, но говорили нам не обращать внимания, а иногда они и сами давали ему подзатыльники. Но Дима такой человек, что, когда ему говоришь «прекрати!», он все равно делает назло еще и с ухмылкой.

Вспоминая эту историю, не могу понять, почему и зачем мы травили Диму, откуда в нас был такой адреналин? Почему я не остановила травлю, почему поддалась? Мне очень стыдно… Может, если бы мы были с ним не столь агрессивны, его судьба сложилась бы иначе. Но мы были жестокими и нетерпимыми. Вообще дети средней школы – самый злой народ: капля неудачи, и ты изгой.

Мария: «…из-за угла выбегает мой одноклассник Миша и ударяет меня кулаком в живот - туда, где солнечное сплетение. Я стала задыхаться и снова заплакала…»

История 2

С первого по третий класс я просто ненавидела школу: я была полненькой, и одноклассники из-за этого постоянно меня дразнили. У меня не было друзей, и на уроках я сидела за партой не одна, только потому что учителя нас рассаживали «мальчик-девочка» и по зрению.

Все три года в школе я вспоминаю как сплошной кошмар, но особенно отчетливо помню один случай. В тот день наша учительница заболела, ее заменяла другая, и тогда все сели по парочкам - кто с кем дружит. Соответственно, у меня соседа не было. Сзади меня сидели Катя и Аня, две подружки, и смеялись надо мной, а когда я им несколько раз ответила, они стали тыкать мне в спину и бок циркулем. Мне было больно и обидно, и я выбежала из класса.

Поплакав в туалете и немного успокоившись, я решила вернуться на урок. Выхожу, а из-за угла выбегает мой одноклассник Миша и ударяет меня кулаком в живот - туда, где солнечное сплетение. Я стала задыхаться и снова заплакала, а рядом стояли те самые Катя и Аня и смеялись. Оказалось, они подговорили Мишу меня ударить. Я подхожу к своей парте и вижу, что мои вещи раскиданы по всему кабинету. Мне было так обидно!

Надо мной издевались всю начальную школу. В пятом классе из-за проблем со здоровьем мне пришлось перейти на домашнее обучение, а когда в девятом классе я вернулась на уроки, мои одноклассники совсем не были этому рады. В общем, если спросить меня, что хорошего в было школе с первого по девятый класс, я отвечу: «Ничего».

Кстати, родителям я никогда не жаловалась: пыталась доказать, что я взрослая и могу решить свои проблемы сама. А так как свои эмоции я привыкла скрывать, мне кажется, учителя вряд ли догадывались о том, что надо мной издеваются.

Елена: «...у нее начались серьезные проблемы с психикой. Когда мальчики об этом узнали, они перестали дразнить Иру».

История 3

Со мной в седьмом классе училась девочка Ира Полосная - красивая, худенькая, из интеллигентной семьи. Я не понимаю, как нашим мальчикам пришло в голову поменять в ее фамилии букву «л» на «н», но именно из-за этого ребята начали издеваться над Ирой. Причем одноклассники не только обзывали ее, но еще и показывали действиями и жестами свою неприязнь. Например, когда она заходила в класс, они выкрикивали «фу, чем запахло?», затыкали нос рукой и сидели так на уроке.

Никто не вступался за Иру: были только те, кто травит, и те, кто наблюдает. Я была в числе вторых. Сначала мне ее было жалко, а потом стало все равно. Мальчики, конечно, виноваты, что издевались над ней, но и она никак им не отвечала. Более того, ее реакция – слезы и истерики – еще больше провоцировали обидчиков. Думаю, Ире нужно было или научиться отвечать, или же полностью игнорировать обзывательства, тогда ребятам стало бы неинтересно ее травить.

В какой-то момент Ира перестала ходить на уроки, ее не было где-то полмесяца или месяц. Оказалось, у нее начались серьезные проблемы с психикой. Когда мальчики об этом узнали, они перестали дразнить Иру. Видимо у них в голове что-то щелкнуло, и они мгновенно осознали, что: «Хватит, достаточно!»

У учителей была нейтральная позиция: они могли сказать «это нехорошо» и «перестаньте», но реальных мер не предпринимали: заняли ту же позицию, что половина класса – наблюдателей.

Алина: «Обиднее всего было, когда давали прозвища. Я ненавидела свою фамилию со школы, а когда вышла замуж, без раздумий ее сменила».

История 4

Наш класс не был дружным: все общались группами. Я никогда не выделялась, одевалась скромно и вообще была очень неуверенным в себе ребенком. Наверное, именно поэтому меня выбрали объектом травли, причем издевались мальчики, постоянно обзывая и придираясь к внешнему виду. В младших классах это проявлялось не так сильно, как в средней и старшей школе.

Обиднее всего было, когда давали прозвища. Меня называли дубиной из-за фамилии Дубова. Я ненавидела свою фамилию со школы, а когда вышла замуж, без раздумий ее сменила. Мой комплекс прошел только в 25 лет, как будто Алина Дубова осталась в той жизни, а с новой фамилией у меня началась новая жизнь. Одну мою одноклассницу называли колобком из-за ее полноты. В итоге девочка села на диету и похудением почти довела себя до анорексии.

Я долго терпела, но в какой-то момент мне надоело молчать. Я стала отвечать на оскорбления – и в этом, как оказалось, была моя ошибка. Моя реакция их только раззадоривала. Так продолжалось десять лет.

Все сошло на нет после одной ситуации в 10 классе. Перед началом нового учебного года я подружилась с одной компанией, в которой несколько парней были настоящими гопниками. Однажды они узнали, что одноклассники надо мной издеваются, и решили приехать в школу, чтобы с ними разобраться. Я не указала на обидчиков, но те, когда увидели меня в компании таких друзей, сразу изменились в лицах, и больше уже ко мне не цеплялись. Изредка могли пошутить, но уже не так жестко, да и я перестала реагировать.

Я закончила школу восемь лет назад, но до сих пор вспоминаю это время с содроганием и отвращением. Но теперь, если при мне обижают слабого, я не буду молчать, потому что понимаю, каково это - когда над тобой все смеются, и никто не может заступиться.

Галина: «Они били ее ногами! За Кристину никто не заступился».

История 5

В школьные годы я жила в небольшом провинциальном городке. К нам в седьмом классе пришла девочка Кристина, она была кореянкой. В начале мы думали, что у нас будут проблемы в общении с ней, но Кристина очень хорошо знала русский язык, потому что родилась в России. У меня, как и у всех на тот момент, была в классе своя компания, в которой было несколько девочек. Кристина довольно быстро примкнула к нам.

Кристина хорошо училась, прекрасно разбиралась во всех предметах, была доброй и открытой, всегда всем помогала и давала списывать. В нашем классе ее никто не обижал, а вот ребята на несколько классов младше нас стали обзывать Кристину «узкоглазой». Мы не понимали, как реагировать, ведь прежде не встречались с межнациональной ненавистью. Поступали по-разному: иногда ничего не отвечали и уходили, иногда советовали Кристине не обращать внимания, а иногда прогоняли обидчиков.

В один из дней у нас последним уроком была физкультура, мы все вымотались, потому что бежали кросс. Я и моя лучшая подруга Настя после занятия ушли домой, а Кристина зачем-то осталась на стадионе.

На следующий день в школу вместо Кристины пришла ее мама. Она рассказала, что после уроков ее дочь избили на стадионе. Сделали это те самые мальчики, учащиеся на несколько классов младше нас, а заводилой был самый неадекватный из них, которого в школе терпеть не могли. Они били ее ногами! За Кристину никто не заступился. Я не понимаю, откуда у этих парней столько жестокости… Даже сейчас, когда я об этом рассказываю, у меня все внутри сжимается.

Кристина долго лежала в больнице с сотрясением мозга, отеками и синяками. Последствия избиения еще долго напоминали о себе, она иногда говорила: «Ой, это у меня после того случая болит».

Негласное правило в буллинге: «Ты либо со всеми, либо – не вмешивайся»

Итак, что мы имеем. Жертвами травли дети становились по абсолютно разным причинам: проблемные зубы, полнота, фамилия, национальность, неуверенность в себе. И это лишь малый список из большого числа рассказанных историй.

Страшно, когда ребенок идет в школу, где должно быть безопасно, а возвращается оттуда с ушибами и синяками, потому что одноклассникам не понравилась его одежда. Страшно, когда подросток не боится высказывать свое мнение, а ему за это объявляют бойкот. Страшно, когда милую и добрую девочку годами унижают из-за того, что ее фамилия созвучна с каким-нибудь смешным словом.

Главная причина травли в школе, которую, на мой взгляд, иллюстрируют все эти истории – желание ученика самоутвердиться за счет тех, кто слабее. Агрессоры всегда выбирают в жертву беззащитного человека: так они кажутся себе сильнее.

Сказать, что агрессорами всегда выступали ребята из неблагополучных семей − нельзя. «Это были обычные мальчики из обычных семей, не асоциальные личности, они не стояли на учете. У кого-то полные семьи, у кого-то нет» − поясняет одна из жертв школьного буллинга. Судя по историям, агрессором может стать любой человек, и крайне редко можно это предугадать.

Невольно вспоминается еще одна история. Девочка рассказала родителям, что над ее одноклассницей издеваются. Мама решила показать дочери советский фильм «Чучело» про то, как девочку травили в школе. Семиклассница Юля, так зовут рассказчицу, после просмотра кино возмутилась жестокости детей. Тогда мама спросила ее, пробовала ли Юля заступиться за одноклассницу, которую травят? Она ответила: «Нет. Как бы ни было жалко, но я ничего не скажу».

И это неудивительно. Свидетели буллинга чаще всего не вступаются за жертву, потому что боятся сами стать объектом травли. Кроме того, дети нередко присоединяются к буллингу, потому что другие «тоже так делают». «Ты либо вместе со всеми, либо, если ты против, не вмешивайся» - так звучит негласное правило.

А вот что рассказчики говорят о действиях учителей: они  «…иногда давали подзатыльники», «…заняли позицию наблюдателей», «говорили нам не обращать внимания…», и «вряд ли догадывались». Получается, в одних случаях педагоги были в курсе, что над ребенком в классе издеваются, но ничего с этим не делали. В другом - даже и не представляли, что ученицу травят, что сомнительно, ведь девочка убежала в слезах прямо с урока. Почему педагоги не вмешивались – вопрос, который требует отдельных размышлений. Но, может, если бы они мгновенно среагировали на первые же признаки буллинга, то и жертв травли было бы значительно меньше, а, может, и не было бы вовсе.

Читайте также
Комментарии (7)