Денег нет, но вы держитесь: почему выпускники педвузов не идут в школы

2019-08-16T11:29:19.184Z
210 5

Министр просвещения РФ Ольга Васильева, выступая на пленарном заседании совещания педагогических работников Республики Алтай, сообщила, что ее «смущает и пугает» нежелание выпускников педагогических вузов работать в школах. По словам министра, в ближайшие 10 лет доля молодых учителей в образовательных организациях не увеличится, поскольку только 70% поступивших на педагогические специальности получают дипломы и лишь половина выпускников «доходят до школы». Анализ причин этой безрадостной тенденции не последовал, а посему – давайте разбираться.

Неукомплектованность школ

Есть ли повод для переживаний? Может быть, молодежь не идет в школы, потому что все места заняты? Увы, в некоторых населенных пунктах и регионах проблемы неукомплектованности образовательных организаций педагогическими кадрами можно охарактеризовать как катастрофические. Так, например, в небольшом городе Искитиме Новосибирской области 38 вакантных мест на 8 школ. В городе-миллионнике Красноярске число вакансий в образовательных организациях приближается к тысяче. Не думаю, что стоит продолжать этот «антипарад» вакантных мест, – состояние дел понятно.

Как на это реагируют чиновники? Ольга Васильева ограничивается прогнозами: дефицит педагогических кадров во всей российской образовательной отрасли, по ее словам, достигнет показателя в 150 тысяч человек к 2030 году. Омбудсмен Татьяна Москалькова обращается в Госдуму с просьбой расширить перечень работников сферы образования, которые смогут осуществлять педагогическую деятельность без диплома о высшем или среднем профессиональном образовании.

Наши читатели в комментариях негативно отреагировали на обращение омбудсмена, усомнившись в разумности допуска в школы людей без соответствующего диплома и предложив другое решение проблемы: «Может быть, лучше учителей вернуть в сферу образования, дав им достойную зарплату? А иначе при существующих условиях и все оставшиеся разбегутся».

Таким образом, плавно переходим к главной причине дефицита педагогических кадров, причем как в настоящее время, так и в ближайшем будущем, – удручающе низкому размеру зарплат педагогов.

Ничтожно низкие зарплаты при высокой нагрузке

Заслуженный учитель РФ, руководитель московской школы №109 Евгений Ямбург недавно сделал довольно резкое заявление:

 Стремясь выполнить майские указы президента – поднять зарплаты учителям, директора вынуждают их брать по 30-40 часов в неделю (при ставке 18). Иначе директор не отчитается – снимут. Я посчитал, что учитель словесности или математики при такой нагрузке должен проверить 10 тысяч тестовых работ в месяц.

Евгений Ямбург

Высказывание одного из патриархов директорского корпуса резко контрастирует с выступлениями министра просвещения. Многие, я полагаю, читали материал ActivityEdu о выступлении Ольги Васильевой на парламентских слушаниях, во время которых председатель Госдумы Вячеслав Володин пытался выяснить, на какую зарплату может рассчитывать молодой учитель истории, а Ольга Юрьевна виртуозно переводила разговор на пропорции между базовой и стимулирующей частями зарплаты и так не назвала возможный размер дохода молодого педагога.

Дебаты на парламентских слушаниях имели практическое продолжение: в уже упоминавшемся городе Искитиме педагоги в начале августа подписали уведомления о повышении оклада. Если кто-то, прочитав эти строки, успел обрадоваться, я вас разочарую: должностные оклады увеличены за счет снижения стимулирующей части в рамках имеющегося фонда оплаты труда. 

Фрагмент текста уведомления (с сохранением орфографии и пунктуации)

Пожалуй, наиболее точно сложившуюся ситуацию отражает знаменитый интернет-мем: «Денег нет, но вы держитесь!»

Стоит ли в столь суровых реалиях удивляться тому, что выпускники педвузов, узнавая о существующих размерах зарплат и отсутствии перспектив их увеличения, отказываются от идеи потрудиться на благо российского школьного образования? Вопрос, полагаю, смело можно считать риторическим.

Бесконечная бумажная рутина

Следующей проблемой, уже набившей оскомину, но по-прежнему далекой от разрешения, является бумажная отчетность.

Давайте представим гипотетическую ситуацию: выпускник педвуза, услышав от опытных педагогов (например, во время прохождения практики) о большом объеме бесполезной бумажной работы, решил понять, как эта проблема освещается в публичном пространстве. Вот что откроется его изумленному взору.

21 мая Ольга Васильева в ходе встречи с президентом России Владимиром Путиным заявила, что отчетность в образовательных организациях сокращена до минимума. «Отлично, – прочитав слова главы Министерства просвещения, подумает выпускник, – не так уж и печально, оказывается, обстоят дела с бумажной рутиной».

Через месяц с небольшим на новостных лентах появляется сообщение о том, что спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко обратилась к министру просвещения Ольге Васильевой с просьбой к 1 сентября сократить количество отчетов учителей. «Как, еще сократить? – удивится потенциальный педагог образовательной организации. – Месяц же назад доложили президенту, что сократили до минимума».

Наконец, 8 августа появляется новость, из которой следует, что Министерство просвещения подготовило законопроект, направленный на снижение объема нагрузки на педагогических работников по составлению ответов на информационные запросы и по подготовке внутренней школьной отчетности.

Верите ли вы, прочитав три противоречащие друг другу новости о неотвратимом сокращении бумажной нагрузки, что изменения действительно произойдут? Наши читатели невесело шутят: «Нужно готовиться в сентябре писать подробный отчет о сокращении отчетности».

Низкий престиж профессии

Не секрет, что для молодежи весьма важен престиж профессии, статус. Предлагаю оценить, что запланировано Министерством просвещения по повышению статуса педагогических работников.

На официальном сайте Министерства просвещения РФ обнаружился весьма любопытный документ – отчет о реализации публичной декларации целей и задач министерства за первое полугодие 2019 года. Наиболее интересный, с моей точки зрения, раздел этого отчета звучит чрезвычайно заманчиво: «Повышение статуса педагогических работников».

Раздел состоит из двух задач, наименование которых имеет смысл процитировать. Задача 1: «мониторинг неснижения субъектами РФ достижения уровня соотношения заработной платы педагогических работников – (100% к средней референтной заработной плате)». Задача 2: «не менее 2 тыс. человек прошли курсы повышения квалификации в области современных технологий».

Если не получается перевести предыдущий абзац с министерского языка на русский, не огорчайтесь, поскольку это действительно сложно. По мнению профильного министерства, для повышения статуса педагогических работников нужно следить за тем, чтобы зарплата педагогов (при нагрузке 30-40 часов в неделю, если опираться на мнение Евгения Ямбурга) не опускалась ниже средней зарплаты по регионам и 2 тысячи человек ежегодно проходили курсы повышения квалификации.

Уважаемый министр просвещения! Уважаемые составители целей и задач министерства на 2019 год! Не буду комментировать опубликованные планы, лишь задам вопрос: «Вы действительно считаете, что решение задач 1 и 2 приведет к повышению статуса педагога?»

…лучше помогите материально!

На протяжении многих лет, слушая высказывания чиновников о дефиците педагогических кадров и необходимости сократить бумажную отчетность, а также узнавая от педагогов реальный уровень их зарплат и нагрузки, я ощущаю себя героем фильма «День сурка», попавшего во временную петлю.

Чиновники рапортуют о снижении бумажной нагрузки на педагогов, но при этом 34% учителей не видят снижения объема бумажной работы, а 49%  считают, что за последние годы бумажной отчетности стало больше.

Министерство просвещения мониторит зарплаты педагогов в регионах, а уважаемый представитель педагогического сообщества сообщает, что для выполнения майских указов президента директора вынуждают педагогов брать нагрузку, при которой качественное выполнение обязанностей фактически невозможно.

В обществе преобладает отношение к учителю как к субъекту, оказывающему образовательную услугу. Если и стоит в такой ситуации чему-то удивляться, так это тому факту, что выпускники педагогических университетов все-таки идут работать в образовательные организации. Может быть, пора их благородный порыв поддержать материально?


Читайте также
Комментарии (5)
2019-08-16T11:29:19.184Z
210 5

Денег нет, но вы держитесь: почему выпускники педвузов не идут в школы


Министр просвещения РФ Ольга Васильева, выступая на пленарном заседании совещания педагогических работников Республики Алтай, сообщила, что ее «смущает и пугает» нежелание выпускников педагогических вузов работать в школах. По словам министра, в ближайшие 10 лет доля молодых учителей в образовательных организациях не увеличится, поскольку только 70% поступивших на педагогические специальности получают дипломы и лишь половина выпускников «доходят до школы». Анализ причин этой безрадостной тенденции не последовал, а посему – давайте разбираться.

Неукомплектованность школ

Есть ли повод для переживаний? Может быть, молодежь не идет в школы, потому что все места заняты? Увы, в некоторых населенных пунктах и регионах проблемы неукомплектованности образовательных организаций педагогическими кадрами можно охарактеризовать как катастрофические. Так, например, в небольшом городе Искитиме Новосибирской области 38 вакантных мест на 8 школ. В городе-миллионнике Красноярске число вакансий в образовательных организациях приближается к тысяче. Не думаю, что стоит продолжать этот «антипарад» вакантных мест, – состояние дел понятно.

Как на это реагируют чиновники? Ольга Васильева ограничивается прогнозами: дефицит педагогических кадров во всей российской образовательной отрасли, по ее словам, достигнет показателя в 150 тысяч человек к 2030 году. Омбудсмен Татьяна Москалькова обращается в Госдуму с просьбой расширить перечень работников сферы образования, которые смогут осуществлять педагогическую деятельность без диплома о высшем или среднем профессиональном образовании.

Наши читатели в комментариях негативно отреагировали на обращение омбудсмена, усомнившись в разумности допуска в школы людей без соответствующего диплома и предложив другое решение проблемы: «Может быть, лучше учителей вернуть в сферу образования, дав им достойную зарплату? А иначе при существующих условиях и все оставшиеся разбегутся».

Таким образом, плавно переходим к главной причине дефицита педагогических кадров, причем как в настоящее время, так и в ближайшем будущем, – удручающе низкому размеру зарплат педагогов.

Ничтожно низкие зарплаты при высокой нагрузке

Заслуженный учитель РФ, руководитель московской школы №109 Евгений Ямбург недавно сделал довольно резкое заявление:

 Стремясь выполнить майские указы президента – поднять зарплаты учителям, директора вынуждают их брать по 30-40 часов в неделю (при ставке 18). Иначе директор не отчитается – снимут. Я посчитал, что учитель словесности или математики при такой нагрузке должен проверить 10 тысяч тестовых работ в месяц.

Евгений Ямбург

Высказывание одного из патриархов директорского корпуса резко контрастирует с выступлениями министра просвещения. Многие, я полагаю, читали материал ActivityEdu о выступлении Ольги Васильевой на парламентских слушаниях, во время которых председатель Госдумы Вячеслав Володин пытался выяснить, на какую зарплату может рассчитывать молодой учитель истории, а Ольга Юрьевна виртуозно переводила разговор на пропорции между базовой и стимулирующей частями зарплаты и так не назвала возможный размер дохода молодого педагога.

Дебаты на парламентских слушаниях имели практическое продолжение: в уже упоминавшемся городе Искитиме педагоги в начале августа подписали уведомления о повышении оклада. Если кто-то, прочитав эти строки, успел обрадоваться, я вас разочарую: должностные оклады увеличены за счет снижения стимулирующей части в рамках имеющегося фонда оплаты труда. 

Фрагмент текста уведомления (с сохранением орфографии и пунктуации)

Пожалуй, наиболее точно сложившуюся ситуацию отражает знаменитый интернет-мем: «Денег нет, но вы держитесь!»

Стоит ли в столь суровых реалиях удивляться тому, что выпускники педвузов, узнавая о существующих размерах зарплат и отсутствии перспектив их увеличения, отказываются от идеи потрудиться на благо российского школьного образования? Вопрос, полагаю, смело можно считать риторическим.

Бесконечная бумажная рутина

Следующей проблемой, уже набившей оскомину, но по-прежнему далекой от разрешения, является бумажная отчетность.

Давайте представим гипотетическую ситуацию: выпускник педвуза, услышав от опытных педагогов (например, во время прохождения практики) о большом объеме бесполезной бумажной работы, решил понять, как эта проблема освещается в публичном пространстве. Вот что откроется его изумленному взору.

21 мая Ольга Васильева в ходе встречи с президентом России Владимиром Путиным заявила, что отчетность в образовательных организациях сокращена до минимума. «Отлично, – прочитав слова главы Министерства просвещения, подумает выпускник, – не так уж и печально, оказывается, обстоят дела с бумажной рутиной».

Через месяц с небольшим на новостных лентах появляется сообщение о том, что спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко обратилась к министру просвещения Ольге Васильевой с просьбой к 1 сентября сократить количество отчетов учителей. «Как, еще сократить? – удивится потенциальный педагог образовательной организации. – Месяц же назад доложили президенту, что сократили до минимума».

Наконец, 8 августа появляется новость, из которой следует, что Министерство просвещения подготовило законопроект, направленный на снижение объема нагрузки на педагогических работников по составлению ответов на информационные запросы и по подготовке внутренней школьной отчетности.

Верите ли вы, прочитав три противоречащие друг другу новости о неотвратимом сокращении бумажной нагрузки, что изменения действительно произойдут? Наши читатели невесело шутят: «Нужно готовиться в сентябре писать подробный отчет о сокращении отчетности».

Низкий престиж профессии

Не секрет, что для молодежи весьма важен престиж профессии, статус. Предлагаю оценить, что запланировано Министерством просвещения по повышению статуса педагогических работников.

На официальном сайте Министерства просвещения РФ обнаружился весьма любопытный документ – отчет о реализации публичной декларации целей и задач министерства за первое полугодие 2019 года. Наиболее интересный, с моей точки зрения, раздел этого отчета звучит чрезвычайно заманчиво: «Повышение статуса педагогических работников».

Раздел состоит из двух задач, наименование которых имеет смысл процитировать. Задача 1: «мониторинг неснижения субъектами РФ достижения уровня соотношения заработной платы педагогических работников – (100% к средней референтной заработной плате)». Задача 2: «не менее 2 тыс. человек прошли курсы повышения квалификации в области современных технологий».

Если не получается перевести предыдущий абзац с министерского языка на русский, не огорчайтесь, поскольку это действительно сложно. По мнению профильного министерства, для повышения статуса педагогических работников нужно следить за тем, чтобы зарплата педагогов (при нагрузке 30-40 часов в неделю, если опираться на мнение Евгения Ямбурга) не опускалась ниже средней зарплаты по регионам и 2 тысячи человек ежегодно проходили курсы повышения квалификации.

Уважаемый министр просвещения! Уважаемые составители целей и задач министерства на 2019 год! Не буду комментировать опубликованные планы, лишь задам вопрос: «Вы действительно считаете, что решение задач 1 и 2 приведет к повышению статуса педагога?»

…лучше помогите материально!

На протяжении многих лет, слушая высказывания чиновников о дефиците педагогических кадров и необходимости сократить бумажную отчетность, а также узнавая от педагогов реальный уровень их зарплат и нагрузки, я ощущаю себя героем фильма «День сурка», попавшего во временную петлю.

Чиновники рапортуют о снижении бумажной нагрузки на педагогов, но при этом 34% учителей не видят снижения объема бумажной работы, а 49%  считают, что за последние годы бумажной отчетности стало больше.

Министерство просвещения мониторит зарплаты педагогов в регионах, а уважаемый представитель педагогического сообщества сообщает, что для выполнения майских указов президента директора вынуждают педагогов брать нагрузку, при которой качественное выполнение обязанностей фактически невозможно.

В обществе преобладает отношение к учителю как к субъекту, оказывающему образовательную услугу. Если и стоит в такой ситуации чему-то удивляться, так это тому факту, что выпускники педагогических университетов все-таки идут работать в образовательные организации. Может быть, пора их благородный порыв поддержать материально?

Читайте также
Комментарии (5)