Александр Друзь: Что вы в ребенка вложите, то вы и получите

2019-10-28T15:30:36.549Z
38 0

Александр Друзь − один из самых известных интеллектуалов нашей страны. Иногда кажется, что в его голове помещается сразу несколько энциклопедий, а извлечь и представить нужные сведения в определенный момент – для него пара пустяков. Удивляет и другое. Две его дочери Инна и Марина не отстают от папы и поражают энциклопедическими знаниями. В беседе с Александром Абрамовичем мы решили узнать, как же воспитать эрудита, нужно ли учить ребенка с пеленок и главное − в чем секрет успеха: в образовании или в генах.

Александр Абрамович, современные родители, чтобы не упустить время, стараются научить детей читать, считать, говорить на иностранных языках буквально с пеленок. А как было в вашей семье и как вы относитесь к раннему развитию?
 
Раннее развитие, на мой взгляд, ничего не дает. Все приходит со временем, надо просто знать, чему и когда ребенок должен научиться. Учить иностранным языкам или чтению в 2 года, например, − это рано. Пусть он знакомится в 2-3 года с буквами, но не надо заставлять его складывать слова, все должно быть в свое время − учить читать лучше лет с четырех. 

Могу поделиться своим опытом. У Инны была неплохая учительница в начальной школе. Когда она выпускала наш класс, говорит: «Так жалко с вами расставаться! Приводите ко мне в первый класс Марину». Нам тоже было жалко расставаться с учителем, и Марина пошла в школу в 6 с половиной лет, а не в семь. И вот эту разницу в полгода мы ощущали вплоть до 8-го класса. Через год учительница сказала: «Да, кажется, я погорячилась. С Мариной очень тяжело». К 8-му классу все исправилось, но семь лет мы мучились.

Сегодня родители переживают, что дети стали мало читать, гаджеты и Интернет у них на первом месте. Как все-таки привить любовь к книге и нужно ли ее прививать?

Важно сделать так, чтобы ребенок ощущал нужность книги, считал ее необходимым предметом, каким считает ложку, вилку, горшок, зубную щетку. 

У нас в семье детям с двух месяцев читают книжки. Первым так стал делать мой папа, он начал со стихотворений Чуковского, Маршака, Барто, Михалкова. Мама ему говорила: «Зачем ты ему читаешь?! Он же еще ничего не понимает!» А он отвечал, что смысла, может, и не понимает, но ритм и музыку стихотворения − чувствует. 

Я поставил такой же эксперимент уже со своими дочками и внучками. Я работал программистом и старался где-то в районе 10 уже приехать домой, чтобы почитать девочкам. Сработало! 

Читать детям нужно с самого раннего возраста. И нужно стараться, чтобы этот процесс вызывал у них интерес, привычка появлялась к чтению, чтобы ребенок сам просил: «Мама, папа, почитайте!»

А детскую книгу «Эня, Томас и другие» вы в воспитательных целях написали?

Те стихи и рассказы, которые в ней собраны, мы использовали при воспитании наших дочек и внучек. Можно сказать, что эта книга писалась 40 лет. Как правило, когда детям дают советы родители, то они не достигают цели. Например, если ребенку сказать: «Нельзя обманывать близких», то это так и останется неким лозунгом. А вот если прочитать историю, как девочка Эня обманула маму и бабушку и что из этого вышло, то история врезается в память. Потому что ребенок, как правило, сопереживает герою истории. И, соответственно, дети приучаются вести себя правильно в разных ситуациях.

Александ Абрамович, а как развивать у детей интеллектуальные способности?

Тут сложная история. По природе своей дети любопытны, и эту их склонность к познанию нужно постараться не убить, так как интеллект начинается с любознательности.  

У нас в семье было заведено так: если ребенок что-то спрашивает, он должен обязательно получить ответ. Сначала дети задают простые вопросы, потом начинаются сложные. Сейчас родители, когда не знают, что ответить, говорят: «Иди, погугли». Только будет ли правильным ответ, который найдет ребенок в Интернете? 

Нужно не так. Нужно говорить: «Пойдем, почитаем, что об этом в книжке написано». Эта книжка может быть найдена в Интернете, может стоять на полке − это неважно. Важно вдвоем с ребенком искать информацию, и чтобы он знал, что вместе вы найдете ответ на любой его вопрос. 

Для взрослых порой очень трудным оказывается вопрос, в какую школу отдать ребенка. Как вы выбирали? 

Сейчас очень много разных школ, нужно только решить, чего вы хотите от ребенка. Я, например, считаю, что с углубленным изучением математики школа лучше, чем какая-то другая. Но это опять-таки, если у ребенка нет аллергии на математику. Это определяется довольно рано. Вот у моих девчонок не было аллергии, и мы отдали их в Президентский физико-математический лицей №239. В Питере это точно лучшая школа, хотя я вижу, что двадцать лет назад она была намного лучше. Но так было, потом что учителя были другие, странные в хорошем смысле. Учителя уходят. 

Когда Инна и Марина определялись с профессией, вы советовали им что-то или давали свободу выбора?

Когда старшая дочь была в 10 классе, она не знала, кем быть. Я ей предложил: «Может, врачом?» Жена была против: «Ни в коем случае! Врачом - только через мой труп!» − она у меня медик и понимает, что это за профессия, как это сложно.

Тогда Инна решила стать программистом. Тут я сказал: «Нет! Программистом − только через мой труп», потому что я понимаю, что такое женщина-программист. 

Ну и дальше стали решать: у Инны была хорошая математическая подготовка после школы плюс логическое мышление, воспитанное на протяжении долгих лет игрой «Что? Где? Когда?». Творческие вузы мы не рассматривали, потому что ни слуха, ни голоса, ни у одной, ни у другой нет. Выбирали, выбирали и остановились на экономической специальности.

Отмечу, Инна поступила без блата, ее были готовы принять два вуза. Тогда еще ЕГЭ не было, сдавали три экзамена и собеседование пройти нужно было. В одном из вузов мне декан перед собеседованием объяснил, что у них очень хорошая кафедра и большие потребности в компьютерах, так что было бы хорошо, если бы я помог. Я сказал: «Легко! Только кредит портит отношения. Пусть сначала ребенок будет зачислен, тогда можно будет вернуться к этой проблеме». Я знал, что на следующий день будет экзамен в другом вузе. Инна успешно сдала экзамены в ФИНЭК (который в результате и закончила), и после того, как стало известно, что она туда поступила, я позвонил декану первого вуза и сказал: «Мы решили, как мы вам окажем помощь − мы отказываемся от одного места на первом курсе. Можете с ним делать все, что захотите». 

А вторая дочь уже пошла по стопам сестры. Сейчас они обе − успешные экономисты. 

Что же все-таки, на ваш взгляд, определяет успешность ребенка в будущем: генетика или хорошее образование? Существует мнение, что гены часто берут верх, и никакое обучение не поможет.

Не уверен. Мы, например, и Инну, и Марину учили музыке. Ничего хорошего из этого не получилось, девочки мучились. А внучки занимаются с удовольствием: играют на пианино, подбирают на слух. 

Я в «Угадай мелодии» что-то отгадываю, то есть я какие-то звуки на слух различаю, а девочки – нет: им, что гимн России, что гимн США, что гимн Франции. Это при том, что мой дедушка был дирижером. Моему папе медведь на ухо наступил, мне − тоже отчасти. Вот как: гены или нет? А, может быть, музыкой с дочками надо было раньше заняться? Кто его знает… Но в целом я убежден − то, что вы вкладываете в ребенка, то вы в результате и получаете.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-10-28T15:30:36.549Z
38 0

Александр Друзь: Что вы в ребенка вложите, то вы и получите


Александр Друзь − один из самых известных интеллектуалов нашей страны. Иногда кажется, что в его голове помещается сразу несколько энциклопедий, а извлечь и представить нужные сведения в определенный момент – для него пара пустяков. Удивляет и другое. Две его дочери Инна и Марина не отстают от папы и поражают энциклопедическими знаниями. В беседе с Александром Абрамовичем мы решили узнать, как же воспитать эрудита, нужно ли учить ребенка с пеленок и главное − в чем секрет успеха: в образовании или в генах.

Александр Абрамович, современные родители, чтобы не упустить время, стараются научить детей читать, считать, говорить на иностранных языках буквально с пеленок. А как было в вашей семье и как вы относитесь к раннему развитию?
 
Раннее развитие, на мой взгляд, ничего не дает. Все приходит со временем, надо просто знать, чему и когда ребенок должен научиться. Учить иностранным языкам или чтению в 2 года, например, − это рано. Пусть он знакомится в 2-3 года с буквами, но не надо заставлять его складывать слова, все должно быть в свое время − учить читать лучше лет с четырех. 

Могу поделиться своим опытом. У Инны была неплохая учительница в начальной школе. Когда она выпускала наш класс, говорит: «Так жалко с вами расставаться! Приводите ко мне в первый класс Марину». Нам тоже было жалко расставаться с учителем, и Марина пошла в школу в 6 с половиной лет, а не в семь. И вот эту разницу в полгода мы ощущали вплоть до 8-го класса. Через год учительница сказала: «Да, кажется, я погорячилась. С Мариной очень тяжело». К 8-му классу все исправилось, но семь лет мы мучились.

Сегодня родители переживают, что дети стали мало читать, гаджеты и Интернет у них на первом месте. Как все-таки привить любовь к книге и нужно ли ее прививать?

Важно сделать так, чтобы ребенок ощущал нужность книги, считал ее необходимым предметом, каким считает ложку, вилку, горшок, зубную щетку. 

У нас в семье детям с двух месяцев читают книжки. Первым так стал делать мой папа, он начал со стихотворений Чуковского, Маршака, Барто, Михалкова. Мама ему говорила: «Зачем ты ему читаешь?! Он же еще ничего не понимает!» А он отвечал, что смысла, может, и не понимает, но ритм и музыку стихотворения − чувствует. 

Я поставил такой же эксперимент уже со своими дочками и внучками. Я работал программистом и старался где-то в районе 10 уже приехать домой, чтобы почитать девочкам. Сработало! 

Читать детям нужно с самого раннего возраста. И нужно стараться, чтобы этот процесс вызывал у них интерес, привычка появлялась к чтению, чтобы ребенок сам просил: «Мама, папа, почитайте!»

А детскую книгу «Эня, Томас и другие» вы в воспитательных целях написали?

Те стихи и рассказы, которые в ней собраны, мы использовали при воспитании наших дочек и внучек. Можно сказать, что эта книга писалась 40 лет. Как правило, когда детям дают советы родители, то они не достигают цели. Например, если ребенку сказать: «Нельзя обманывать близких», то это так и останется неким лозунгом. А вот если прочитать историю, как девочка Эня обманула маму и бабушку и что из этого вышло, то история врезается в память. Потому что ребенок, как правило, сопереживает герою истории. И, соответственно, дети приучаются вести себя правильно в разных ситуациях.

Александ Абрамович, а как развивать у детей интеллектуальные способности?

Тут сложная история. По природе своей дети любопытны, и эту их склонность к познанию нужно постараться не убить, так как интеллект начинается с любознательности.  

У нас в семье было заведено так: если ребенок что-то спрашивает, он должен обязательно получить ответ. Сначала дети задают простые вопросы, потом начинаются сложные. Сейчас родители, когда не знают, что ответить, говорят: «Иди, погугли». Только будет ли правильным ответ, который найдет ребенок в Интернете? 

Нужно не так. Нужно говорить: «Пойдем, почитаем, что об этом в книжке написано». Эта книжка может быть найдена в Интернете, может стоять на полке − это неважно. Важно вдвоем с ребенком искать информацию, и чтобы он знал, что вместе вы найдете ответ на любой его вопрос. 

Для взрослых порой очень трудным оказывается вопрос, в какую школу отдать ребенка. Как вы выбирали? 

Сейчас очень много разных школ, нужно только решить, чего вы хотите от ребенка. Я, например, считаю, что с углубленным изучением математики школа лучше, чем какая-то другая. Но это опять-таки, если у ребенка нет аллергии на математику. Это определяется довольно рано. Вот у моих девчонок не было аллергии, и мы отдали их в Президентский физико-математический лицей №239. В Питере это точно лучшая школа, хотя я вижу, что двадцать лет назад она была намного лучше. Но так было, потом что учителя были другие, странные в хорошем смысле. Учителя уходят. 

Когда Инна и Марина определялись с профессией, вы советовали им что-то или давали свободу выбора?

Когда старшая дочь была в 10 классе, она не знала, кем быть. Я ей предложил: «Может, врачом?» Жена была против: «Ни в коем случае! Врачом - только через мой труп!» − она у меня медик и понимает, что это за профессия, как это сложно.

Тогда Инна решила стать программистом. Тут я сказал: «Нет! Программистом − только через мой труп», потому что я понимаю, что такое женщина-программист. 

Ну и дальше стали решать: у Инны была хорошая математическая подготовка после школы плюс логическое мышление, воспитанное на протяжении долгих лет игрой «Что? Где? Когда?». Творческие вузы мы не рассматривали, потому что ни слуха, ни голоса, ни у одной, ни у другой нет. Выбирали, выбирали и остановились на экономической специальности.

Отмечу, Инна поступила без блата, ее были готовы принять два вуза. Тогда еще ЕГЭ не было, сдавали три экзамена и собеседование пройти нужно было. В одном из вузов мне декан перед собеседованием объяснил, что у них очень хорошая кафедра и большие потребности в компьютерах, так что было бы хорошо, если бы я помог. Я сказал: «Легко! Только кредит портит отношения. Пусть сначала ребенок будет зачислен, тогда можно будет вернуться к этой проблеме». Я знал, что на следующий день будет экзамен в другом вузе. Инна успешно сдала экзамены в ФИНЭК (который в результате и закончила), и после того, как стало известно, что она туда поступила, я позвонил декану первого вуза и сказал: «Мы решили, как мы вам окажем помощь − мы отказываемся от одного места на первом курсе. Можете с ним делать все, что захотите». 

А вторая дочь уже пошла по стопам сестры. Сейчас они обе − успешные экономисты. 

Что же все-таки, на ваш взгляд, определяет успешность ребенка в будущем: генетика или хорошее образование? Существует мнение, что гены часто берут верх, и никакое обучение не поможет.

Не уверен. Мы, например, и Инну, и Марину учили музыке. Ничего хорошего из этого не получилось, девочки мучились. А внучки занимаются с удовольствием: играют на пианино, подбирают на слух. 

Я в «Угадай мелодии» что-то отгадываю, то есть я какие-то звуки на слух различаю, а девочки – нет: им, что гимн России, что гимн США, что гимн Франции. Это при том, что мой дедушка был дирижером. Моему папе медведь на ухо наступил, мне − тоже отчасти. Вот как: гены или нет? А, может быть, музыкой с дочками надо было раньше заняться? Кто его знает… Но в целом я убежден − то, что вы вкладываете в ребенка, то вы в результате и получаете.

Читайте также
Комментарии (0)