Юмор – эффективный инструмент образовательного процесса?



Пожалуй, мы все ценим хорошее чувство юмора в наших собеседниках. Но нужен ли он на уроках, может ли стать шутка ключом к постижению науки для школьников? На эти и другие вопросы ответил на конференции EdCrunch on Demand Андрей Скворцов, основатель, директор, главный режиссер компании «Меркатор», эксперт в области корпоративных коммуникаций и телеведущий. 

Андрей Скворцов о юморе в обучении

– Недавно наша компания сняла несколько десятков образовательных видеороликов, и в некоторые из них мы по желанию заказчиков добавили юмор, – рассказывает Андрей Скворцов. – В связи с этим я задался вопросом: нужен ли юмор в обучении, если да, какой именно, и какова технология его создания? Когда я начал вникать в исследования, оказалось, что тему изучают уже около 50 лет. Метаанализ я нашел в книге «Коммуникация в классе и учебные процессы» под редакцией профессора Портлендского университета Барбары Мэй Гейл. В этой работе есть статья про юмор, из которой вытекают три основных вывода: школьникам нравится юмор (он снижает уровень стресса в классе), по мнению самих учеников, они лучше учатся, когда предмет преподается с юмором, однако прямая, проверяемая тестами зависимость между юмором и знаниями не подтверждена. Тогда я стал изучать влияние каждой конкретной шутки на учебный процесс и выявил определенные закономерности. 

По законам стендапа

Для начала объясню, как устроен юмор в стендапе, который, кажется, как раз и помогает лучше учиться. Он состоит из трех элементов: парадокс, перенос и отыгрыш. 

Парадокс – это когда юморист замечает нечто странное. Он начинает со слов: «странно, что…», «меня удивляет, что…». Допустим, приходит в банк и говорит: «Странно, что ручки в банках привязывают веревочкой». Хотя на первый взгляд ничего необычного в этом нет. 

Перенос – это взгляд с иного ракурса, как говорят филологи, «смена контекста». Юморист продолжает: «Ведь банки – это о доверии: я вручаю им все свои деньги, а они мне ручку не могут доверить!» Становится смешнее. 

Наконец, отыгрыш – сценка, где проявляется история. Например, сидит серьезная дама-операционистка в очках и говорит: «Все подписали? Отлично. Давайте сюда документы. И ручечку, пожалуйста, верните!»

Парадоксы повсюду

Их можно найти даже в обыденном. Например: «Странно, что перед прогнозом погоды в Москве мы вспоминаем Санкт-Петербург!» Перенос: «Все для того, чтоб жители других городов знали: где-то погода всегда хуже, чем у них дома, и меньше грустили!»

Иногда парадоксы просто возникают «в моменте». Однажды во время моего выступления из зала поднялась девушка и спросила: «Можно ли врать перед публикой?» Я задал ей дежурный вопрос: «Как вас зовут?» Она представилась: «Вера». И я понимаю, что это парадокс – Вера спрашивает, можно ли врать! Зал тоже это понял, все засмеялись. Мне оставалось только «добить» эту шутку, подчеркнув: «Вера, ну вы уж не врите, пожалуйста! Мы же вам верим!» 

Но есть одна проблема: юмор может и обидеть кого-то. В некоторых университетах США даже составляют списки тем, на которые точно не стоит шутить: религия, национальность, болезни, гендер, раса, политика... Но есть один объект шуток, на который нельзя обидеться, – это вы сами. Но и здесь есть нюанс: если ваш авторитет в зале высокий, самоирония поднимет его, если нулевой или отрицательный – уронит еще больше. 

И, наконец, третий источник парадоксов – наука, предмет, который вы преподаете. В нем многое может стать основой шутки, но и здесь следует быть осторожными. Остановимся на этом пункте чуть подробнее.

Не шутите ради шутки

Не все шутки одинаково хороши. Приведу несколько примеров хороших шуток. Приходит Микеланджело к папе римскому и говорит: «Здрасьте!» А тот ему в ответ: «Потолок покрасьте!» Действительно, Сикстинская капелла одновременно и гениальная роспись, и крашеный потолок. И это парадокс! Или вот любимый анекдот нашей физматшколы. Бежит ученик на переменку, прыгает с лестничного пролета вниз, падает, ударяется головой о стенку, встает и говорит: «Ой, хорошо, что пополам!» Все – к нему: «Что пополам?» Он: «Mv2 пополам». Это формула кинетической энергии, иначе бы он ударился в два раза сильнее. Возвращаясь к анализу Барбары Мэй Гейл, этот пример – тот вид шутки, который помогает запомнить материал. 

Приведу еще один удачный пример. Лекция по математической статистике в Африке. Позади учителя разевает пасть пятиметровый крокодил. Профессор говорит: «Волноваться не стоит: в среднем длина крокодилов в этой реке не более полутора метров». Один из учеников – на ухо другому: «Лучше бы он задумался о среднеквадратичном отклонении!» И правда, средний крокодил может быть хоть метр, но профессору достанется тот, который «сильно отклонился». 

А теперь пример шутки, которая мешает учиться. Учитель на уроке астрономии: «Двести лет назад у людей не было телевизора, поэтому по ночам они смотрели на звезды». Никто не понимает и не помнит, к чему эта шутка. Она неактуальна.

Чтобы все прояснить окончательно, предлагаю рассмотреть варианты шуток в отношении конкретной темы. Лекция по климатологии, говорим о пустыне Атакама. Это одно из самых сухих мест на Земле: здесь выпадает 2 мм осадков в год. Можно сообщить школьникам этот факт и надеяться, что те не забудут его до экзамена. Можно добавить шутку. Например, «в Атакаме так сухо, что даже российская сборная по футболу проиграла бы там с отрицательным счетом» (хуже, чем всухую). Кто-то посмеется, но вряд ли вспомнит, к чему была шутка, а другой может и обидеться за нашу сборную. 

Можно пошутить над собой: «Пустыня настолько сухая, что даже мои лекции там были бы лишены “воды”!» Если ваши лекции замечательны и «воды» не содержат, шутите так на здоровье, а если все наоборот – лучше поостеречься. Тридцать лет назад завкафедрой метеорологии и климатологии геофака МГУ Александр Викторович Кислов заметил: «Странно, что мы говорим про 2 мм, ведь там нет метеостанций, как мы это узнаем?» И предложил отыгрыш: «Наверное, студенты раз в году приехали в Атакаму, померили осадки, записали в журнал “2 мм”, и теперь мы так и считаем – 2 мм раз в году». Простая шутка, простой парадокс, а я помню это 30 лет. К слову, в последние годы в Атакаме построили большой телескоп и метеостанцию. Теперь мы точно знаем: там выпадает 2 мм осадков не раз в год, а раз в несколько лет. Я стал думать, как же теперь шутить про Атакаму, и нашел выход. Пустыня граничит с океаном! Почему так сухо? Это само по себе рождает много шуток, а если объяснить причину, получится еще смешнее: океан холодный, а пустыня расположена в гористой местности: получается, у Атакамы «отжимают» всю влагу! Представим, что океан – это гопник, который говорит: «Атакама, слышь?! Влага есть? А если найду?» 

Не шутите ради шутки: это не имеет образовательного смысла, а то и портит его. Находите парадоксы в своем предмете: это весело, как правило, безопасно, и ученики лучше запоминают материал. И самое важное: умение видеть парадоксы в науке – проявление большой любви к своему делу, предмету и ученикам, а значит – показатель педагогического мастерства!

Источник фото: journ.msu.ru.

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)