Нескучная педагогика, испытанная учителем истории и обществознания



Обучение по строгим правилам методичек? Запись под диктовку и скучные контрольные? Сонные и невнимательные ученики? Все это должно кануть в Лету: технико-технологическая революция требует прорыва в образовательных решениях! О новых методах мотивации школьников в рамках педагогического форума «Линейка» рассказал Кирилл Александрович Загустин, учитель истории и обществознания, блогер, создатель телеграм-канала «Здравствуйте, Кирилл Александрович».

Кирилл Александрович, как вы внедряете современные тренды в процесс традиционного образования?

Я человек очень книжный. В первые годы мое преподавание было классическим: мы работаем с текстом, я что-то диктую ученикам, они что-то записывают, выполняют самостоятельные задания. Так учили и меня, и мне было ужасно скучно. И вот на «Линейку» я приехал с двумя Алисами. Это ученицы 9-го класса, новенькие в школе, совершенно не мотивированные на учебу, зато большие любительницы TikTok и стримов. Чтобы попробовать совместить приятное с полезным, они сняли собственные видео по одному из больших блоков программы по истории для 8-го класса о Великой французской революции. Перед вами – фрагменты работы двух Алис. 

Историки, присутствовавшие на демонстрации видео, совершенно справедливо могли бы закидать сцену помидорами: количество фактических ошибок в роликах не поддается исчислению. Но давайте подумаем, как же нужно оценивать работу школьниц? Если считать в «человеко-часах», девочки потратили на это видео больше времени, чем в целом на подготовку домашних заданий по истории за весь год. При этом они доказали, что даже наименее мотивированные ученики могут включиться в процесс обучения. За это я и поставил пять, ведь моя задача – создать в школе среду, в которой ребенку комфортно. Чтобы он даже в рамках решения учебных задач, то есть выполнения директив, мог находить способы для самореализации. Моя гипотеза: в первую очередь школа – это социальный институт, который формирует личность. И я должен сделать все возможное, чтобы две немотивированные девочки потратили несколько вечеров на создание проекта.

Как на вашу систему оценивания отреагировали дети?

Какой-то особой реакции не было. Мы вместе разбирали видеозаписи, я спрашивал ребят, какую оценку поставили бы они, а когда наши мнения не совпадали, объяснял свою позицию, чтобы у тех, кто потратил гораздо больше времени и сделал работу во много раз качественнее, не возникало негативных эмоций. У нас же «индивидуальный трек развития», то есть в школе ученики соревнуются не друг с другом, а с самими собой, какими они были раньше. Поэтому в том, что касается проектной работы, у меня не абсолютная, а относительная шкала оценивания. Абсолютной и однозначной она будет в случае, к примеру, с конкретными вопросами и ответами.

Какую роль в учебном процессе играют популярные нынче мемы?

Очень важную! Они интересны школьникам, и это можно использовать, чтобы плотнее вовлечь учеников в образовательный процесс. У ребят на дистанционном обучении было задание описать один день из жизни того или иного сословия XVIII века. Вот что представили мои ученики.

Ну и еще один забавный случай. У нас в школе – масочный режим. Вот такую маску я сделал себе.

Прихожу в ней к директору, у него как раз была учитель физики. Было совершенно не ясно, как она на это отреагирует, но я получил восторженный отзыв: «О, боже мой, Кирилл… как прекрасно! А это кто?» Отвечаю честно: «Я не знаю». Действительно, в маске сложно узнать какой-либо из канонических портретов великих – просто некий рандомный бородатый грек. Весь день я так ходил по коридору, некоторые меня не узнавали, подбегали дети и спрашивали: «Кто же это такой?» Приходилось отвечать им через отрицание: «Это не Софокл, не Гераклит, не Аристотель, не Аристофан, не Парменид, не Пифагор, не Эмпедокл, не Сократ». Удивленные дети переспрашивали: «А вы с ними знакомы?» И я, ничтоже сумняшеся, отвечал: «Да, но именно с этим – нет!»

Как обозначить границы дозволенного, при этом сохраняя теплые отношения с учениками?

Расскажу поучительную историю. Один ученик (сразу скажу, хороший парень, любящий учебу, задающий интересные вопросы), проходя мимо по коридору, трижды потыкал меня пальцем в плечо. В первый раз я не придал подобной странности значения, но на третий понял, что надо как-то «педагогически вмешаться», и пригласил парня в кабинет. Ученик улыбается, внимательно смотрит на меня, в ухе у него наушник. Я молчу. Так продолжается некоторое время. Он, видимо, ждет, что я начну что-то спрашивать, но начинать беседу с вопроса «Почему ты тыкал в меня пальцем?», согласитесь, странно. Поэтому я продолжаю молчать. Ученик не выдержал первым: вытащил наушник, перестал улыбаться и спрашивает: «Ну?»  Я загадочно отвечаю: «Ты сам знаешь». Вижу, что некая мысль поселилась у него в голове, но надо же завершить разговор. Поэтому спрашиваю: «Ты знаешь лексическое значение слова “оборзел”?» Он радостно кивает: «Ага». И тут же грустнеет, сопоставив два факта. Задаю третий вопрос, «добивочный»: «Ты все понял?». В ответ: «Д-да». «Свободен», – указываю на дверь. Парень быстро ретируется. Потом прозвенел звонок, он вошел первым и сел на то же место: у нас началось обществознание. Этот небольшой случай иллюстрирует принцип: учителя и ученики прежде всего должны быть друг для друга людьми, даже оценки не должны влиять на наши общечеловеческие отношения.

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)