Михаил Казиник: «Не начинайте изучать поэзию со сказок Пушкина»



Как преподавать литературу и искусство, чтобы увлечь детей? С чего начать изучать поэзию? Как научиться смеяться над «Мертвыми душами» и превратить чтение «Евгения Онегина» в разгадку детективной истории? Секретами на IV Международном гуманитарном педагогическом форуме «Живая классика» поделился Михаил Казиник, искусствовед, музыкант, писатель, поэт, философ и режиссер.

– Иногда я задумываюсь: может быть, нам стоит поддаться на провокацию и учить только талантливых детей, а остальным дать лишь самое необходимое, чтобы они могли ориентироваться в жизни? – рассказывает Михаил Казиник. – Но даже если допустить, что из программы можно исключить едва ли не все предметы, то литературу, музыку, изобразительное искусство нужно непременно оставить. В числе самых необходимых человеку вещей я бы назвал мораль и творческое понимание культуры. Это бесконечно важно для формирования личности.

Парадоксальность – главное условие преподавания гуманитарных предметов

Легко и приятно говорить о том, что лежит на поверхности, но такие знания не запоминаются – в одно ухо влетают, в другое вылетают. Тайну узнать гораздо интереснее. 

Что в школе делают с «Евгением Онегиным»? Его превращают в морализаторскую книгу, и этим лишают произведение очередных читателей. А ведь его очень легко превратить в увлекательнейшее чтение, в настоящий детектив. Задайте детям вопрос: почему Онегин отверг Татьяну? Ответ лежит глубже, чем мы привыкли искать. 

На самом деле Онегин понял, что письмо Татьяна писала не сама. Девочка присвоила себе обороты речи талантливейшей романтической поэтессы Марселины Депорт-Вальмор. Создавая письмо Татьяны, Александр Сергеевич переложил на русский язык ее «Элегию». Онегин, как и Пушкин, стихи эти читал. Он понимал, что 16-летняя провинциальная девочка не могла сама написать: «Я пью волшебный яд желаний». 

Пушкин показывает нам, что 24-летний Евгений Онегин ведет себя правильно по отношению к юной девушке. Он не может ни притворяться, ни воспользоваться ее любовью. Он улыбается, посмеивается, но ведет себя педагогично, как настоящий интеллигентный человек. Он отговаривает Татьяну от ее чувств, потому что они незрелые.

Почему же Онегин полюбил Татьяну? В школе говорят, что она стала дамой света, вышла замуж за генерала, и теперь Евгений влюблен в светскую красавицу, а не в провинциальную девочку. Нет! Когда Ленский убит, а Онегин уже уехал путешествовать по миру, Татьяна отправляется в дом своего возлюбленного и начинает читать книги. Она впервые в жизни читает что-то стоящее – не любовные романы Ричардсона, не гадательную книгу Мартина Задеки. То, что она читала до этого, – это аналог современных бульварных детективов. Читатели времен Пушкина это прекрасно понимали, но для нас это не так очевидно.

А почему Пушкин не осуждает Онегина? Почему он ни разу не обмолвился, что Онегин негодяй, предатель, убийца? А может быть, загадка в Ленском? Ведь Ленский – это фантомный образ плохого поэта. В образе Ленского Пушкин пишет пародию на самого себя. Стихи Ленского похожи на стихи раннего Пушкина, от которых он отказывается, убивая своего героя. «Евгений Онегин» – это колоссальной современности литература, читая и понимая ее глубоко, мы обретаем способность любить, думать, чувствовать, удивляться, страдать. 

Дети любят загадки, а не сухие факты

Большинство людей сегодня научены на первом, поверхностном уровне: «герой зашел, вышел, ушел, пришел». Второй уровень начинается с вопросов: «Почему зашел? Куда вышел? Что означает – пришел?» Следующий уровень – это уже такая глубина, на которой человек становится счастливым. Чтобы ребенок мог приблизиться к третьему этапу, как можно раньше начинайте ему читать вслух, особенно поэзию. Обязательно устраивайте семейные чтения. 

Только я вас прошу, не начинайте изучать поэзию со сказок Пушкина, если не собираетесь объяснять все парадоксы и подтексты. Ни одна из сказок Александра Сергеевича не была написана для детей, в каждую из них вложены взрослые смыслы. 

Например, «Сказка о рыбаке и рыбке» вовсе не о жадной старухе. Изучать ее в ключе «и осталась старуха у разбитого корыта» неверно, это не пушкинский уровень! В этой сказке поэт выразил свою формулу свободы: свобода – это дар, она дана человеку от рождения, за нее не надо платить. Ведь когда рыбка говорит: «Отпусти ты, старче, меня в море, дорогой за себя дам откуп», – старик отвечает: «Твоего мне откупа не надо; ступай себе в синее море, гуляй там себе на просторе». Нужно с самого начала раскрывать подлинное значение произведений или выбрать для знакомства с поэзией что-то другое.

Я бы посоветовал начать учить детей читать и писать стихотворения с главы «Незнайки» Николая Носова «Как Незнайка писал стихи». После этой истории даже самые маленькие поймут, как появляются рифмы, они даже сами захотят попробовать себя в роли поэтов. И сам Незнайка – гениальный поэт! «Торопыжка был голодный, проглотил утюг холодный» – в этих строчках есть яркая метафора: Торопыжка всегда спешил, и когда ему нужно было съесть утюг, он его не разогрел и съел холодным. 

После того, как я на своем YouTube-канале посоветовал родителям прочитать с детьми эту сказку, получил в комментариях сотни стихов, которые сочинили малыши. Дети поняли Незнайку и были очень заинтересованы и потрясены. Когда спрашиваешь у школьников, с кем бы они дружили, со Знайкой или с Незнайкой, все хором отвечают: «С Незнайкой!» Потому что дети любят загадки и фантазии, а не сухие факты.

Улыбались ли вы, читая в школе «Мертвые души»?

Современники Гоголя под стол падали со смеху, читая это произведение. И вы будете, если поймете, сколько смысла заложено в одном только первом эпизоде. «В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка». Если автор хочет зашифровать город, он пишет «город N», а NN – это уже Нижний Новгород. Он располагается на одинаковом расстоянии от Москвы и Казани, но мужики, обсуждая колесо брички, говорят: «Что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» — «Доедет», — отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» — «В Казань не доедет». Проблема эта есть и сейчас: ближе к столице дорога всегда ровнее. Вот так в нескольких строчках Гоголь пишет сатиру на нашу жизнь. 

Искусство не предмет!

В нем нет главных признаков предмета, нет движения от простого к сложному. Математика времен Баха проще математики времен Шостаковича, но музыка времен Баха не проще музыки XX века. Как только мама – фанатка Пугачевой и дочка – любительница рэпа вместе склоняются над музыкой Баха, кончается проблема отцов и детей. У Баха нет времени, в искусстве нет начала и нет конца. Можно изучать историю, начиная с музыки XX века, а потом уйти в XV–XVI век. Поэтому самое главное – влюбить человека. Искусство – это любовь, а влюбить нельзя по порядку. 

Что нам мешает по-настоящему читать классику

Говорят, что сейчас время суеты, пресыщения информацией, что дети не хотят читать. Да еще Экклезиаст писал, что все суета сует, а древние греки осуждали молодежь, которая деградирует с каждым годом: перестала читать Платона! Поймите, суета никогда не закончится. Отвлекитесь от политики – проблемы всегда были и всегда будут! Остановитесь на секундочку, позвольте себе счастье остаться самим собой: с книгами, с величайшей на свете музыкой. Как можно прийти на планету Моцарта, Баха, Чайковского, Брамса, Шекспира, Мольера и ни секунды не наслаждаться этим? Как только человек начинает понимать, что такое вечные ценности, он уходит от этой суеты. 

Красота человека в его парадоксальности, в его умении смотреть, слышать, чувствовать. Мой опыт показывает, что если образование будет ярким, интересным и глубоким, то дети будут воспринимать поэзию. И поэзия, и музыка требуют воспитания чувств, обострения эмоций, особого состояния души. Только тогда начинаются чудеса. 


Благодарим за помощь в подготовке материла пресс-службу Международного гуманитарного педагогического форума «Живая классика».

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)