Как работать с особенными детьми: духовно-трудовой лагерь

2019-07-29T16:04:00.000Z
10 0

Обучить детей с ОВЗ обходиться без помощи взрослых − задача непростая. Часто такие дети, даже вырастая, требуют постоянного ухода. В Приозерском районе Ленинградской области при храме Царственных страстотерпцев работает духовно-трудовой лагерь, где по авторской методике педагоги и другие специалисты занимаются не только социализацией и реабилитацией детей с психиатрическими диагнозами, ведут работу по инклюзии, но и работают с созависимостью их мам. Корреспондент ActivityEdu побывал в лагере и поговорил с его организаторами и педагогами, а также с родителями, чьи дети отдыхали и проходили реабилитацию во вторую летнюю смену.

Каждый вечер гости и сотрудники лагеря собираются вместе на «Вечерней свече» и обсуждают произошедшее за день

Лес, храм, огород, скромные деревянные постройки, куры и кролики в специальном питомнике, умывальники на улице − на первый взгляд, ничего необычного в сельском пейзаже. Однако все элементы этой местности в совокупности становятся инклюзивной средой для ребят с различными психиатрическими диагнозами. Именно здесь находится духовно-трудовой лагерь для детей с ОВЗ. 

С особенными детьми, кроме привычных дефектолога, логопеда и психолога, в лагере работают специалисты, которых нет в обычных образовательных организациях: фольклористы и преподаватели по этнохореографии, преподаватели музыки, владеющие игрой на народных инструментах, педагог-живописец, мастерски изготавливающий изделия из керамики. Все занятия и активности организованы не просто так, не «для общего развития», а с четко определенной целью. 

Как построена работа с детьми

Утро в лагере начинается с общей молитвы. Потом проводится утренняя зарядка, в которой участвует весь лагерь. Это очень важно для особенных детей – дать им почувствовать, что они как все, − отмечает преподаватель физкультуры Алексей Караваев.  

После зарядки начинаются занятия, чередующиеся с ручным трудом – работой в огороде. А кто-то из ребят отправляется на кухню, где профессиональный повар учит их готовить. Задания самые разные: нарезать салат, отварить макароны, почистить картошку.

Ребята нагружают тачку землей, чтобы отвести на место будущей клумбы, где матушка посадит цветы. Особым детям помогают нормотипичные сверстники – они все делают вместе.

Занятия в лагере направлены на улучшение речи, избавление от замкнутости, страхов и комплексов. Это касается не только детей, но и родителей, – говорит Наталья Злобина, мама, которая является еще и одним из главных организаторов лагеря.

− Трудовую терапию сложно переоценить. Мы стремимся к тому, чтобы наши особенные дети могли сами себя обслуживать в быту: заправлять кровать, мыть посуду, может, даже ходить в магазин. Ребята растут, родители стареют, что их ждет после того, как нас не станет?

Чтобы проводить занятия максимально эффективно, педагоги пытаются вовлечь детей в занятия, используя дополнительные инструменты. В ход идут, например, перышки и кусочки легких тканей – дети приходят в восторг, двигаясь в такт музыки, изображая ветер и волны. 

На занятиях по керамике дети учатся делать домики, кошек и собак. Главное – правильно приклеить мелкие детали.

Преподаватель по изобразительному искусству, художник-дизайнер, а по совместительству дирижер-хоровик, применяет в работе навыки управления вниманием группы. Под ее руководством воспитанники лагеря не просто рисуют: одна из последних работ – объемный макет деревни с храмом в центре, для создания которого каждый ребенок вначале создавал собственный домик из картона, потом обустраивал его: покупал заранее приготовленную мебель за специальные жетоны (дети в лагере получают эти жетоны за любые добрые дела), работал над дизайном интерьера своего домика, а кто-то даже ставил баню рядом с домом. Над деревней – конечно, ангелы-хранители с именами воспитанников.

Макет деревни, выполненный детьми

Благодаря занятиям в лагере дети социализируются и начинают намного лучше ориентироваться в окружающем мире. Я со своей стороны, например, много внимания уделяла предлогам «на», «под», «в», «с», «к» и понятиям «ближе – дальше», «справа – слева», «выше – ниже». Только если ребенок правильно употребляет предлоги, можно утверждать, что он адекватно воспринимает окружающий мир,  рассказывает дефектолог лагеря, олигофренопедагог, учитель-логопед ЛГУ им. Пушкина Алеся Караваева.

На занятиях с дефектологом-логопедом Алесей Караваевой дети учатся ориентироваться в пространстве, в том числе с помощью настольных игр и детских конструкторов.

Все преподаватели в лагере не стеснены рамками утвержденной образовательной программы и проявляют фантазию – по ситуации. 

В музыкальной школе, хоровой студии или даже на простом уроке музыки все расписано поминутно, исходя из утвержденной программы. В лагере занятия выстраиваются по-другому. Во главе – ребенок и его особенности, а не программа. И я готова к тому, что кто-то больше хочет заиграть на инструментах, кто-то – побросать с мамой мяч под музыку, – делится Ольга Быстрова, руководитель ДОУ, преподаватель музыки и хореографии.

В середине июля состоялся отчетный концерт в честь престольного праздника храма, и многие дополнительные занятия были посвящены этому событию. 

Действовать в хороводах непросто – даже руку нужно правильно подавать друг другу, чтобы не обидеть. А еще во время слаженных движений нужно друг другу в глаза смотреть, таким образом учиться общаться – попробуйте сами, не у всех сразу получается, – рассказывает Юлия Чернышова, фольклорист, преподаватель музыки, этнохореографии, вокала и народного театра.   

  

Репетиция престольного праздника. На сцене настоятель храма Борис Ершов

Муж Юлии Сергей, дирижер оркестра народных инструментов, здесь же преподает игру на народных инструментах, сам изготавливает гусли, сравнивает свою деятельность в лагере с работой в музыкальной школе. 

 Сергей Чернышов работает над созданием гуслей

По словам психолога лагеря Алексея Шестакова, занятия в лагере имеют два принципиальных отличия от тех, которые проходят в городских центрах. Во-первых, здесь особенные дети вовлечены в обучающие процессы наравне с нормотипичными сверстниками – своими братьями и сестрами, детьми сотрудников и волонтеров. Во-вторых, уроки в лагере проходят в открытом пространстве, ребенок может просто встать и уйти с занятия, если ему становится неинтересно. Поэтому педагоги прикладывают максимум усилий, чтобы заинтересовать ребят своим предметом, а у детей развиваются самообладание и дисциплина.

Как работают с мамами

В лагере дети приобретают полезные навыки вне узкого круга семьи, участвуют в общей трудовой и досуговой деятельности. Это очень важно! Ведь обычно такие дети изолированы, закрыты в рамках своего окружения и индивидуальных занятий. Почти все время они проводит с мамой, и от этого страдают и они сами, и их мамы. Цель проекта – избавить наших подопечных от созависимого поведения «мама-ребенок», перестроить их отношения, рассказывает настоятель храма, иерей Борис Ершов, многодетный отец, гитарист, автор-песенник.

В городе подобные занятия стоили бы родителям очень дорого, да и вряд ли получились бы вне колоритной обстановки и не на свежем воздухе. А здесь платить не приходится ни за проживание и питание, ни за занятия − лагерь существует за счет спонсорской помощи. 

Все бесплатно не только для детей, но и для мам, которые тоже нуждаются в поддержке и участии. Они зачастую воспитывают детей в одиночку, их не принято считать «незащищенной категорией». Отношение к мамам детей с ОВЗ в обществе незавидное: они как будто должны пожертвовать собой, чтобы исправить свою главную «ошибку» – рождение особенного ребенка. А здесь они получают отдых и передышку: пишут пейзажи акварелью (отдельно от детей!), посещают специальные тренинги (на днях, например, один из авторов проекта «Школа общения «Пойми меня» провел мастер-класс по ненасильственному общению и эмпатии), получают возможность отвлечься от каждодневных забот и по-новому взглянуть на своих детей.  

Мамы слишком зациклены на беспомощности своих детей, все делают за них. Часто для родителей становятся откровением навыки, которыми дети уже владеют. Например, в лагере девочки начали сами мыть посуду, чем сильно удивили мам. Это еще одно доказательство того, что родителям тоже нужна помощь, – говорит Алексей Шестаков. 

Планы на будущее  

В будущем мы бы хотели, чтобы наши волонтеры становились тьюторами, которые помогают педагогам и могут следовать образовательному маршруту, разработанному индивидуально для каждого ребенка, – делится планами Наталья Злобина.

Проект очень востребован и нуждается в развитии и продолжении – это признают как организаторы лагеря, так и родители воспитанников. Сейчас за смену реабилитируется чуть больше 10 ребят и столько же мам. В ближайшем будущем число подопечных планируется увеличить до 16, то есть в одну смену здесь будет жить 32 человека. Все зависит от спонсорской помощи и от энтузиазма волонтеров, которые работают здесь бесплатно. Отметим, все добровольцы – дипломированные специалисты с большим опытом работы. Елена Владимирская – учитель физики, Марианна Меланич преподает иностранные языки в питерской школе. Мария Макарова – математик, преподает на математико-механическом факультете СПбГУ.

Я счастлива, что попала сюда со своей Настей. Мы тут уже вторую смену подряд, с нами здесь за компанию еще один мой сын, ему три года и он обычный ребенок, посещает занятия вместе со всеми. Ему тоже здесь очень нравится, – рассказывает одна из мам, Мария.

− Знаете, я долго собирала документы для государственного специализированного лагеря, отстояла очередь в МФЦ, но места нам не хватило. Теперь я даже рада, что так получилось, что мой особенный ребенок на время «выпал из системы», и я вместе с ним.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-07-29T16:04:00.000Z
10 0

Как работать с особенными детьми: духовно-трудовой лагерь


Обучить детей с ОВЗ обходиться без помощи взрослых − задача непростая. Часто такие дети, даже вырастая, требуют постоянного ухода. В Приозерском районе Ленинградской области при храме Царственных страстотерпцев работает духовно-трудовой лагерь, где по авторской методике педагоги и другие специалисты занимаются не только социализацией и реабилитацией детей с психиатрическими диагнозами, ведут работу по инклюзии, но и работают с созависимостью их мам. Корреспондент ActivityEdu побывал в лагере и поговорил с его организаторами и педагогами, а также с родителями, чьи дети отдыхали и проходили реабилитацию во вторую летнюю смену.

Каждый вечер гости и сотрудники лагеря собираются вместе на «Вечерней свече» и обсуждают произошедшее за день

Лес, храм, огород, скромные деревянные постройки, куры и кролики в специальном питомнике, умывальники на улице − на первый взгляд, ничего необычного в сельском пейзаже. Однако все элементы этой местности в совокупности становятся инклюзивной средой для ребят с различными психиатрическими диагнозами. Именно здесь находится духовно-трудовой лагерь для детей с ОВЗ. 

С особенными детьми, кроме привычных дефектолога, логопеда и психолога, в лагере работают специалисты, которых нет в обычных образовательных организациях: фольклористы и преподаватели по этнохореографии, преподаватели музыки, владеющие игрой на народных инструментах, педагог-живописец, мастерски изготавливающий изделия из керамики. Все занятия и активности организованы не просто так, не «для общего развития», а с четко определенной целью. 

Как построена работа с детьми

Утро в лагере начинается с общей молитвы. Потом проводится утренняя зарядка, в которой участвует весь лагерь. Это очень важно для особенных детей – дать им почувствовать, что они как все, − отмечает преподаватель физкультуры Алексей Караваев.  

После зарядки начинаются занятия, чередующиеся с ручным трудом – работой в огороде. А кто-то из ребят отправляется на кухню, где профессиональный повар учит их готовить. Задания самые разные: нарезать салат, отварить макароны, почистить картошку.

Ребята нагружают тачку землей, чтобы отвести на место будущей клумбы, где матушка посадит цветы. Особым детям помогают нормотипичные сверстники – они все делают вместе.

Занятия в лагере направлены на улучшение речи, избавление от замкнутости, страхов и комплексов. Это касается не только детей, но и родителей, – говорит Наталья Злобина, мама, которая является еще и одним из главных организаторов лагеря.

− Трудовую терапию сложно переоценить. Мы стремимся к тому, чтобы наши особенные дети могли сами себя обслуживать в быту: заправлять кровать, мыть посуду, может, даже ходить в магазин. Ребята растут, родители стареют, что их ждет после того, как нас не станет?

Чтобы проводить занятия максимально эффективно, педагоги пытаются вовлечь детей в занятия, используя дополнительные инструменты. В ход идут, например, перышки и кусочки легких тканей – дети приходят в восторг, двигаясь в такт музыки, изображая ветер и волны. 

На занятиях по керамике дети учатся делать домики, кошек и собак. Главное – правильно приклеить мелкие детали.

Преподаватель по изобразительному искусству, художник-дизайнер, а по совместительству дирижер-хоровик, применяет в работе навыки управления вниманием группы. Под ее руководством воспитанники лагеря не просто рисуют: одна из последних работ – объемный макет деревни с храмом в центре, для создания которого каждый ребенок вначале создавал собственный домик из картона, потом обустраивал его: покупал заранее приготовленную мебель за специальные жетоны (дети в лагере получают эти жетоны за любые добрые дела), работал над дизайном интерьера своего домика, а кто-то даже ставил баню рядом с домом. Над деревней – конечно, ангелы-хранители с именами воспитанников.

Макет деревни, выполненный детьми

Благодаря занятиям в лагере дети социализируются и начинают намного лучше ориентироваться в окружающем мире. Я со своей стороны, например, много внимания уделяла предлогам «на», «под», «в», «с», «к» и понятиям «ближе – дальше», «справа – слева», «выше – ниже». Только если ребенок правильно употребляет предлоги, можно утверждать, что он адекватно воспринимает окружающий мир,  рассказывает дефектолог лагеря, олигофренопедагог, учитель-логопед ЛГУ им. Пушкина Алеся Караваева.

На занятиях с дефектологом-логопедом Алесей Караваевой дети учатся ориентироваться в пространстве, в том числе с помощью настольных игр и детских конструкторов.

Все преподаватели в лагере не стеснены рамками утвержденной образовательной программы и проявляют фантазию – по ситуации. 

В музыкальной школе, хоровой студии или даже на простом уроке музыки все расписано поминутно, исходя из утвержденной программы. В лагере занятия выстраиваются по-другому. Во главе – ребенок и его особенности, а не программа. И я готова к тому, что кто-то больше хочет заиграть на инструментах, кто-то – побросать с мамой мяч под музыку, – делится Ольга Быстрова, руководитель ДОУ, преподаватель музыки и хореографии.

В середине июля состоялся отчетный концерт в честь престольного праздника храма, и многие дополнительные занятия были посвящены этому событию. 

Действовать в хороводах непросто – даже руку нужно правильно подавать друг другу, чтобы не обидеть. А еще во время слаженных движений нужно друг другу в глаза смотреть, таким образом учиться общаться – попробуйте сами, не у всех сразу получается, – рассказывает Юлия Чернышова, фольклорист, преподаватель музыки, этнохореографии, вокала и народного театра.   

  

Репетиция престольного праздника. На сцене настоятель храма Борис Ершов

Муж Юлии Сергей, дирижер оркестра народных инструментов, здесь же преподает игру на народных инструментах, сам изготавливает гусли, сравнивает свою деятельность в лагере с работой в музыкальной школе. 

 Сергей Чернышов работает над созданием гуслей

По словам психолога лагеря Алексея Шестакова, занятия в лагере имеют два принципиальных отличия от тех, которые проходят в городских центрах. Во-первых, здесь особенные дети вовлечены в обучающие процессы наравне с нормотипичными сверстниками – своими братьями и сестрами, детьми сотрудников и волонтеров. Во-вторых, уроки в лагере проходят в открытом пространстве, ребенок может просто встать и уйти с занятия, если ему становится неинтересно. Поэтому педагоги прикладывают максимум усилий, чтобы заинтересовать ребят своим предметом, а у детей развиваются самообладание и дисциплина.

Как работают с мамами

В лагере дети приобретают полезные навыки вне узкого круга семьи, участвуют в общей трудовой и досуговой деятельности. Это очень важно! Ведь обычно такие дети изолированы, закрыты в рамках своего окружения и индивидуальных занятий. Почти все время они проводит с мамой, и от этого страдают и они сами, и их мамы. Цель проекта – избавить наших подопечных от созависимого поведения «мама-ребенок», перестроить их отношения, рассказывает настоятель храма, иерей Борис Ершов, многодетный отец, гитарист, автор-песенник.

В городе подобные занятия стоили бы родителям очень дорого, да и вряд ли получились бы вне колоритной обстановки и не на свежем воздухе. А здесь платить не приходится ни за проживание и питание, ни за занятия − лагерь существует за счет спонсорской помощи. 

Все бесплатно не только для детей, но и для мам, которые тоже нуждаются в поддержке и участии. Они зачастую воспитывают детей в одиночку, их не принято считать «незащищенной категорией». Отношение к мамам детей с ОВЗ в обществе незавидное: они как будто должны пожертвовать собой, чтобы исправить свою главную «ошибку» – рождение особенного ребенка. А здесь они получают отдых и передышку: пишут пейзажи акварелью (отдельно от детей!), посещают специальные тренинги (на днях, например, один из авторов проекта «Школа общения «Пойми меня» провел мастер-класс по ненасильственному общению и эмпатии), получают возможность отвлечься от каждодневных забот и по-новому взглянуть на своих детей.  

Мамы слишком зациклены на беспомощности своих детей, все делают за них. Часто для родителей становятся откровением навыки, которыми дети уже владеют. Например, в лагере девочки начали сами мыть посуду, чем сильно удивили мам. Это еще одно доказательство того, что родителям тоже нужна помощь, – говорит Алексей Шестаков. 

Планы на будущее  

В будущем мы бы хотели, чтобы наши волонтеры становились тьюторами, которые помогают педагогам и могут следовать образовательному маршруту, разработанному индивидуально для каждого ребенка, – делится планами Наталья Злобина.

Проект очень востребован и нуждается в развитии и продолжении – это признают как организаторы лагеря, так и родители воспитанников. Сейчас за смену реабилитируется чуть больше 10 ребят и столько же мам. В ближайшем будущем число подопечных планируется увеличить до 16, то есть в одну смену здесь будет жить 32 человека. Все зависит от спонсорской помощи и от энтузиазма волонтеров, которые работают здесь бесплатно. Отметим, все добровольцы – дипломированные специалисты с большим опытом работы. Елена Владимирская – учитель физики, Марианна Меланич преподает иностранные языки в питерской школе. Мария Макарова – математик, преподает на математико-механическом факультете СПбГУ.

Я счастлива, что попала сюда со своей Настей. Мы тут уже вторую смену подряд, с нами здесь за компанию еще один мой сын, ему три года и он обычный ребенок, посещает занятия вместе со всеми. Ему тоже здесь очень нравится, – рассказывает одна из мам, Мария.

− Знаете, я долго собирала документы для государственного специализированного лагеря, отстояла очередь в МФЦ, но места нам не хватило. Теперь я даже рада, что так получилось, что мой особенный ребенок на время «выпал из системы», и я вместе с ним.

Читайте также
Комментарии (0)