Успеть все: из жизни мамы шестерых детей, главы редакции и педиатра




В обществе устойчив стереотип: жизнь многодетной мамы похож на бег белки в колесе, а сама она – измученная зануда. Сегодня, в День Матери, мы беседуем с Натальей Хановой, которая всей своей жизнью опровергает эти ужасные мифы: это сияющая, ухоженная молодая женщина с плавными движениями, мягким взглядом, модной прической и приятным голосом. При этом у Натальи шестеро детей (трое мальчиков 15, 16 и 19 лет и девочки 4, 8 и 17 лет), она практикующий врач-педиатр, на прием к которой ежедневно приходят мамы с малышами, и еще она преподаватель, общественный деятель, идейный вдохновитель, создатель и главный редактор популярной в Перми детской газеты. Как этой удивительной женщине удается совмещать несовместимое, все успевать и блестяще выглядеть, что для нее значит быть мамой, наставницей, доктором и педагогом одновременно, вы узнаете из нашей статьи.

Многодетная мама, педиатр, издатель Наталья Ханова. Фото из личного архива героини.
Многодетная мама, педиатр, издатель Наталья Ханова. Фото из личного архива героини.

Воспитание детей

Наталья, многодетность в наше время довольно редкое явление, немногие решаются на это. А у вас, к тому же, еще и две работы из совершенно разных сфер – медицинской и издательской. Поделитесь секретом! Как вы все успеваете? 

Насчет «редкого явления» можно поспорить: в доме, где мы жили раньше, было несколько многодетных семей. У одной моей университетской подруги детей пятеро, у двух других – трое и четверо. И как врач, практикующий на два города – Пермь и Москву – я вижу много женщин с тремя детьми и более. 

С тем, что многодетная семья чем-то отличается от других, тоже не могу согласиться. Разве что высокой степенью организованности, поскольку очень важно, что мы, родители, можем дать каждому ребенку в единицу времени. Ну а потом старшие вырастают, начинают помогать с младшими, по дому. К примеру, у нас есть «дни уборки», когда дети сами распределяют между собой работу, мы даже не встреваем в их переговоры. Готовлю, в основном, я или моя мама. Для этого встаю в 5 утра и до 6 успеваю приготовить блюда на весь день, отвариваю овощи на салат, а делает его старшая дочь Маша. Убирают за собой тоже сами дети. У нас с этим не возникает проблем, все доведено до автоматизма.

Насколько вы строгая мама? 

Строгой иногда быть трудно из-за усталости, но я требовательная, и, прежде всего, к самой себе. Я не могу, к примеру, позволить себе не сдержать обещание, кого-то подвести. Дети в большей степени учатся на примере родителей, хотя, конечно, объяснять, что можно, что нельзя, тоже важно. На деле я вижу, что мы воспитываем своих детей правильно. 

Не так давно у нас болела бабушка, которая помогает мне с младшими Ниной и Надей, я шла с работы домой и переживала: как все успеть. Но после ужина старшие дети сами предложили мне помощь и даже заранее договорились между собой, кто что будет делать. В такие моменты сердце мое переполняется радостью. 

Несколько школьников в семье – это несколько домашних заданий и родительских собраний. Как удается уследить за успеваемостью каждого, посещать важные мероприятия?


Все мои дети очень разные, поэтому проблемы успеваемости тоже по-разному решаются. Самое сложное для меня – отследить их расписание. У меня в телефоне по меньшей мере 20 школьных чатов преимущественно в Viber и WhatsApp, например, «9А: родители», просто «9А», «9А: комитет». Но в основном моя епархия – это быт: одежда, лечение, питание. За уроки, собрания отвечает муж: ему, как программисту, нравится раскладывать все по полочкам. Мы также прибегаем к помощи репетиторов, у нас есть проверенные учителя, которых мы приглашаем к детям, когда возникают какие-то проблемы с определенными предметами, и ближе к окончанию школы или 9 класса. 

У каждого ребенка свой характер, с каждым бывает трудно. Как справляетесь? 

Моя мама, воспитатель детсада с огромным стажем, как-то сказала: «Когда ребенок ведет себя плохо, значит, плохо ему самому». «А что же тогда делать», − спросила я. «Любить и поливать (как цветы)», − был ее ответ. 

Я заметила, что в разном возрасте дети реагируют на проблемы по-разному. Например, старшие уходят в себя, перестают общаться, агрессивно реагируют на просьбы. Но как бы то ни было, у меня выработался подход: когда я вижу, что ребенок испытывает негативные эмоции, я оставляю его в покое и не раздуваю конфликт. Но обязательно возвращаюсь к разговору вечером. А еще стараюсь не навешивать на ребенка ярлыков и следую правилу говорить «я-сообщениями»: «Я расстроилась. Я переживаю». Психологи о нем знают и у меня сработало. 

А ситуации, когда ребенка нужно поддержать, помочь ему, как и у всех, случаются регулярно. Были и довольно комичные, из тех, о которых позже вспоминают со смехом. Например, один из детей у нас очень предприимчивый: ему в кадетском училище выдали билеты на всю семью на футбольный матч, а он взял и продал их. 

Или был такой случай: я на работе в больнице, а у средней дочери Нины урок физкультуры на дистанте. Денис, средний сын, как ни пройдет мимо ее комнаты, девочка выполняет упражнения: приседает, наклоняется. Три часа ходил и не мог понять: почему сестра так долго занимается. Выяснилось, что это была запись урока, и запускалась она несколько раз, потому что стояла галочка на автоповторе. Разумеется, Нина, когда все выяснилось, была очень расстроена. Таких ситуаций много, и я стараюсь быть как можно более чуткой со своими детьми, поддержать их, выслушать, поговорить, утешить, дать совет.

Материнская любовь, конечно, безгранична, но все же что вам помогает избегать эмоционального выгорания? Ведь даже мамы, у которых двое или трое детей, часто жалуются на эту проблему.

У меня обратная проблема: я много работаю, иногда по 12-16 часов в день, времени на семью остается мало. Поэтому для меня взаимодействие с детьми – это не рутина, а праздник. У меня совсем нет усталости от детей. 

Очень сильно мы сблизились во время дистанта: иногда уезжали в лес рано утром и возвращались поздно вечером. Мы никогда столько времени раньше не проводили на природе!

Передо мной стоит другая задача: оторвать побольше времени от работы и общественной деятельности и потратить его на семью. Ведь даже у нас с мужем редко остается время друг на друга. Чтобы это хоть как-то исправить, взяли за правило раз в неделю куда-то ходить или ездить только вдвоем: в ресторан, на концерт, за город.

Наталья Ханова с семьей. Фото из личного архива героини.
Наталья Ханова с семьей. Фото из личного архива героини.

Врачебная практика

Еще одна важная составляющая вашей жизни – медицина. Правда ли, что дети врачей «растут на работе»? 

Это правда. Одно время я работала по графику «сутки через трое». При том, что между этими сутками я находилась не дома, а в редакции или занималась общественной деятельностью. 

Для меня иногда дежурство было чуть не единственным временем, которое я могла провести с детьми. Бывали дежурства, когда я практически не выходила из родового блока, но случалось и затишье. В такие периоды ко мне по очереди приходили ночевать дети. 

Последние два года я работаю в соматическом отделении с 8 до 16 часов, дети часто приходят после школы делать уроки, переждать перерыв между занятиями. Сейчас я ухожу от работы врачом в дневное время, возвращаюсь к ночной практике, поэтому для детей мое отсутствие будет малозаметным.

Врачебная практика Натальи ХановойВрачебная практика. Фото из личного архива героини.

Детский врач – это не только 20 минут приема, но и постоянная связь с семьями пациентов. А это – высокие нагрузки, ежедневный стресс, и не столько от большого количества рабочих задач и необходимости принимать быстрые решения, сколько от переживаний за судьбы отдельных детей и их мам…

Больше выматывает общение с не вполне адекватными родителями, когда, например, они просят проконсультировать их дистанционно в ночное время. Но таких меньшинство, наверное, один процент. А остальные мамы – просто замечательные. 


Даже за пределами рабочего кабинета и времени я продолжаю вести многих детей. Например, одна мама не так давно прислала непонятный ей результат анализа крови. Мне было очевидно, что ребенку срочно необходим курс антибиотиков. Я позвонила коллеге, поделилась с ней данными ребенка, она выписала рецепт и оставила его в регистратуре по моей просьбе. Так происходит почти ежедневно: есть «ребенок дня», которым я занимаюсь, даже будучи на лекциях в университете, в редакции или на общественных мероприятиях. Мне нравится такой формат, я сторонник постоянной работы с семьей. 

Надо полагать, через вас как врача, издателя, преподавателя в медицинском вузе проходит множество людей с очень разными судьбами?

Да, и особенно остро я это осознала, когда работала в роддоме. Тогда же я научилась, во-первых, не осуждать людей, а во-вторых, себя не загонять в жесткие рамки. В тот момент, когда женщина рожает, есть только она, ее боль, ее реакция. И неважно, кто на самом деле перед тобой – жена владельца крупной компании, цыганка с улицы, шестнадцатилетняя девочка, врач, заключенная, отбывающая тюремный срок. Когда ты остаешься один на один с пациентом, ты только доктор, цель которого – помочь справиться с болью и страхом. Особенно по отношению к новорожденному ребенку – у него так вообще нет званий и регалий. 

В моей жизни, как и у всех, тоже было много ситуаций, когда я поступала неправильно, эпизодов, которые мои дети могли бы описать как «несчастный случай с мамой», например, когда пришлось отдать собаку из-за того, что у одного из детей была бронхиальная астма. Для малышей это стало настоящей трагедией. 

История каждого отдельного человека – это история трагедий и достижений. И здорово, что люди все разные. Главное – всегда оставаться человеком. 

Наталья Ханова со студентами-медиками. Фото из личного архива героини.
Наталья Ханова со студентами-медиками. Фото из личного архива героини.

Не просто газета

Для многих малышей вы стали настоящим проводником в жизнь, а для юных дарований, увлеченных журналистикой, – в профессию. Расскажите, как создавалась возглавляемая вами газета «Перемена. Пермь». 

Несколько лет назад мы с двумя подругами – журналистом Натальей Былевой и фотографом Любовью Топоренко, с которой работали в некоторых пермских изданиях внештатно, – решили создать «Школу юного журналиста». На тот момент у мужа было свое дело, и в помещении, которое он занимал, нам разрешили по вечерам проводить занятия. Мы дали объявление в местную районную газету, к нам записалось 50 детей. Разделили их на два потока – до 12 и от 12 лет. Занимались три раза в неделю с сентября по декабрь, а затем дети предложили создать к Новому году газету и назвали ее «Перемена». Я рассказала об их инициативе мужу, и в один из вечеров он принес нам свидетельство о регистрации СМИ. Но название пришлось изменить, – выяснилось, что газета с таким названием выходит во Владивостоке. Так и появилась «Перемена. Пермь».

Чем дети могут заниматься в редакции, помимо непосредственно журналистики? 

Мы рассматриваем журналистику не столько как некий спецкурс, сколько как возможность для детей развить ораторское искусство, навыки общения, медиаграмотность. Мы организуем проекты в разных сферах, журналистика в них занимает 10%, а то и меньше. 

Через редакцию за год проходит 6000 детей, а проекты могут быть совершенно разной направленности. Например, профориентационные: «Банкиры будущего», «Аптекари будущего», «Клуб юных химиков», «Школа лидеров», «Школа декораторов», «Медицинский класс», «Медиа Класс», исторические: «Улицы Победы» и «Десант памяти». 

О последних двух хочется рассказать подробнее. Для проекта «Улицы Победы» ребята создали десять сайтов о героях Великой Отечественной, в честь которых названы улицы Перми. Мы разместили на домах города информационные таблички: на них – портрет ветерана, факты его биографии, QR-код, ведущий на сайт. В рамках «Десанта памяти» мы изучали историю пермяков, которые погибли в годы войны в битве под Москвой. На основании этих сведений дети создали видеоочерки, в мае они звучали на радио «Эхо Москвы в Перми». Сейчас мы планируем отправить авторов лучших очерков в Москву, к местам захоронения героев-пермяков. Такой «Десант памяти» будет проводиться каждый год по мотивам сражений ВОВ: например, битвы на Курской дуге или под Сталинградом. 

Кому адресована ваша газета? Кто ее авторы и читатели?

«Перемена. Пермь» распространяется по всем школам и детским садам края. Наша целевая аудитория – дети, родители, педагоги, чиновники в сфере образования. Поэтому и формат у нас сейчас смешанный – есть тексты и для детей, и для взрослых. Мы делаем настоящую газету, а не школьную листовку. Ребенок, который к нам приходит, попадает не на курсы журналистов, а в реально работающую редакцию, учится созданию и монтажу видеороликов, организации пресс-конференций, навыкам фотосъемки. Все дети участвуют в этой деятельности: мы не делим редакцию на «больших» и «маленьких». Любой ребенок может, например, получить задание взять интервью у ректора или главы администрации района. 

Сейчас мы создаем рубрикаторы, делаем интервью, проводим конкурсы. Недавно проходил конкурс «Пишут дети» – 90% уникального контента! У нас было три рубрики: «Прочитай эту книгу». «Мой идеальный журнал». «Семейная колыбельная». Когда я просматриваю этот контент, очень многое узнаю о том, о чем думают и чем живут сегодняшние дети.

Наталья Ханова (крайняя справа) в редакции газеты «Перемена. Пермь». Фото из личного архива героини.
Наталья Ханова (крайняя справа) в редакции газеты «Перемена. Пермь». Фото из личного архива героини.

Какие советы вы можете дать педагогам, которые хотят создать редакцию, аналогичную вашей? 

Использовать журналистику как инструмент, а не ключевое направление деятельности. Например, брать такое сочетание, как «журналистика и спорт», «журналистика и искусство», «журналистика и биология». Сейчас школы стремятся к созданию собственных брендов, специализированных классов. Если у школы есть такой вектор, педагогам и администрации будет проще создать редакцию наподобие нашей, потому что она будет существовать не сама по себе, а как мощный инструмент для решения задач школы. 

В первую очередь, надо продумать, какой ресурс хочется развивать: газету, радио, сайт, аккаунт. Нужно, чтобы педагог, который этим занимается, собрал вокруг себя заинтересованных детей. Не обязательно тех, кто планирует поступать на журфак. Планировать номера и в целом деятельность можно, отталкиваясь от графика мероприятий на год. Например, один раз мы проведем интервью с известным спортсменом, в другой – организуем и осветим антитабачную кампанию, в третий – расскажем о наших отличниках.

Когда у ребят и педагога есть цель и четкий план, будут развиваться и необходимые компетенции: дети научатся брать интервью, выступать в роли медиаменеджеров, создавать контент-план. 


Кстати, в этом году мы запустили ресурсы, доступные для всех: это «Школа медиапедагогики» и «Школа юнкора». Занятия по медиапедагогике ведутся каждую вторую и четвертую неделю месяца. Сейчас у нас занимается 119 учителей, в том числе, из Москвы. 

Мечты, планы, убеждения

Какие свои достижения считаете главными, какие основные цели ставите перед собой? 

Мне кажется, у меня нет никаких выдающихся достижений: не изобрела никаких медицинских препаратов, не зарегистрировала новую методику, не издала книгу. Я просто делаю то, что мне нравится. Что касается целей, я хочу «поставить на ноги» редакцию. В этом году у нас появился офис под редакцию в новом доме. Там планируем развивать центр дополнительного образования, связанный с медиатехнологиями. 

Я осваиваю новые виды деятельности в рамках работы редакции: мы выходим на уровень проектов федерального масштаба, у нас появляются партнеры – московские вузы, некоммерческие организации разных городов России. 

Помимо этого, мы проводим большой всероссийский фестиваль детских СМИ – в этом году он проходил во второй раз. К нам приезжали представители детских редакций со всей России. 

Вся моя нынешняя работа направлена в область общественной деятельности в сфере медиаобразования. Но поскольку я еще и врач, мне необходимо постоянно поддерживать медицинские компетенции, и я преподаю в университете (беру несколько групп в год), веду пациентов, минимум два раза в неделю сижу на приеме. 

Фото из личного архива героини.
Фото из личного архива героини.

Чего, с вашей точки зрения, не хватает современным детям? 

На мой взгляд, внимания и доверия со стороны взрослых. Распространен миф о том, что дети «утонули» в гаджетах, им ничто не интересно, кроме развлечений. Это справедливо лишь отчасти. Если их ни о чем не спрашивать, ничего им не предлагать, они закрываются в себе и делают то, что проще и ближе. Дети такие же, как век-два-три назад. Ими и с ними просто нужно заниматься. 

Какие основные проблемы современных мам вы можете отметить? Что хотели бы пожелать им в этот замечательный праздник? 

Большая проблема родителей – высокая занятость. Многим сейчас приходится выживать. Некоторые полагают, что дети, как грибы, «вырастут сами по себе». Мне хотелось бы пожелать родителям, несмотря на все трудности, находить время на детей. 

Нужно перестать стремиться к «идеальности». Все мы люди. Женщинам надо быть менее требовательными к себе с точки зрения быта, профессиональных достижений, любить своих детей, всегда оставаться хорошими мамами, и выбирать ребенка, а не маниакальное стремление к чистоте или приготовлению супер-полезной еды. Иной раз придешь с работы, а дом – как после ядерного взрыва. Комната завалена журналами, записками с интервью, историями болезни, рецептами, отчетами. А на ужин семья ест гречку с молоком или мюсли с кефиром. Смотришь на это и думаешь: до чего докатилась! Но ведь не это самое главное. Главное, чтобы в семье был мир, тогда, глядишь, и появятся силы навести в комнатах идеальный порядок.

И еще одно правило, которому рекомендую следовать, – по мотивам притчи о еврейской матери. У нее было 10 детей, но каждый вечер она закрывалась в своей комнате на полчаса, пила чай с печеньем, и это время принадлежало только ей. Надо уделять время себе, второй половинке, хобби, личностному росту. Если у вас не останется ни минуты на себя, вы будете постоянно раздражаться и, проводя время с детьми, думать о том, что не успели. Выделите себе полчаса в день, и приходите домой счастливой.

Фото из личного архива героини.
Фото из личного архива героини.
к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)