Почему трудно научиться говорить на английском языке в обычной школе

Mon Aug 27 2018 13:07:04 GMT+0000 (GMT)
6 0 382

Взгляд учителя

По какому предмету больше всего требуется репетиторов? Учителей какого предмета больше всего не хватает в школах? Если пройтись по порталам для родителей и сайтам о работе, можно увидеть, что вакансия учителя английского языка лидирует везде, иногда разделяя пальму первенства по дефициту с математиками и филологами. Если учесть уровень знаний по языку у выпускников, то возникает вопрос: как связаны эти явления? Почему ученики общеобразовательной школы не могут объясняться на английском языке и понимать устную речь? Почему так мало желающих сдавать ЕГЭ и ОГЭ по этому предмету? 

Я – учитель английского языка в обычной школе. Работаю уже 6 лет.  В этой статье попытаюсь дать ответы со своей позиции, так сказать, изнутри. Говорить буду об английском языке, но думаю, что с другими языками ситуация идентичная. Если не хуже.

Страсти по ЕГЭ: от пугалок к реальности

В начале статьи прозвучал вопрос об итоговой аттестации, или ГИА. Как известно, дети сдают ГИА в 9-х и 11-х классах. Так вот, наш министр образования, а ныне просвещения, Ольга Васильева уже не раз заявляла о том, что необходимо обязать всех выпускников 11 классов сдавать иностранный как обязательный предмет. Теперь уже есть официальная информация от Сергея Кравцова, руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки:

Планируется введение ЕГЭ по иностранному языку в 2022 году

И при этом сам же Кравцов добавляет:

«Проблема в том, что наши дети не всегда хорошо говорят на иностранных языках. В части устной речи мы должны это усилить, введение устной части по иностранным языкам показывает, что дети, которые выбрали письменную часть, выбрали и устную».

То есть чиновник озвучивает очевидную проблему и предлагает обязать детей с этой же проблемой проходить обязательную аттестацию? Если мы заставим всех учащихся сдавать иностранный, то они обязательно на нем заговорят? Почему же тогда у нас далеко не все выпускники являются «стобалльниками» по русскому языку и математике? Ведь это же обязательные предметы! 

Далее в своей речи С. Кравцов обнадеживает тем, что совместно с Минобрнауки РФ разработана «дорожная карта», а в субъектах ведется подготовка педагогов: их учат готовить к ЕГЭ путем повышения квалификации. Лично я работаю в сельской школе, и у нас в целом районе (а это 20 школ от 50 до 600 учеников) никто и ни разу не выбирал ЕГЭ или ОГЭ по иностранному. Соответственно, никто нас как учителей не готовил к этому экзамену и уж тем более не проводил повышение квалификации по этому направлению. А обязательный экзамен, я напомню, через 4 года. Каким образом ребенок должен заговорить на иностранном языке за такой срок при таком количестве проблем? А проблемы следующие.

Учебники под цензурой

Как правило, учителя английского языка – это люди, получившие специальное образование и углубленно изучавшие язык. В хороших колледжах и университетах обучение ведется по зарубежным учебникам. Это отличные издания Оксфордского, Кембриджского университетов, издательства «Лонгман», «МакМиллан» и других уважаемых организаций. По этим УМК действительно можно освоить язык и заговорить на нем, так как большинство основано на коммуникативной методике. Эта методика предполагает овладение речевыми навыками именно в контексте конкретной социальной ситуации. Грамматические конструкции и отдельные слова и фразы гармонично вводятся в эту ситуацию, и ученик может их употребить, вплетая в контекст. Запоминание таким образом происходит гораздо быстрее. То же касается чтения и аудирования, то есть навыка понимания речи на слух. И еще одно огромное достоинство этих УМК – ориентация на ученика и его интересы. Это краеугольный камень обучения чему угодно, ведь без мотивации далеко не уедешь.

Что такое российский учебник по английскому языку? Чаще всего это набор странных текстов и диалогов на неинтересные детям темы. Нередко уделяется много времени одному аспекту речи, например грамматике, а на говорение времени уже не остается. Или наоборот, создается проблемная ситуация, из которой дети должны прямо сейчас построить диалог, но базы для этого нет ни словарной, ни грамматической. 

Кроме того, в учебниках часто есть неточности, и лично я нашла около 10 ошибок или опечаток в учебниках «Forward» под редакцией М.В. Вербицкой, разработчика ЕГЭ. В этом же учебнике с самых первых уроков (а это 2 класс) очень много фонетических заданий. Ребенок еще не успел выучить буквы, а ему уже предлагают запомнить множество непонятных значков и читать слова по ним. Алфавит тоже должен быть выучен за первые три-четыре урока. 

Данный пример ошибки взят из второй части учебника ‘’Forward” для 3 класса под ред. М. Вербицкой. Слово parcel (посылка) написано как parsel, что тоже означает «посылка», но на турецком. 

Есть, наверное, неплохие российские учебники, но их нет в школах. Что же мешает учителю выбрать подходящий? Ему мешает великий «Федеральный перечень учебников, рекомендуемых к использованию». Конечно же, ни одного иностранного УМК в этом Перечне нет, и вряд ли будет. Соответственно, учитель, работающий по УМК не из Перечня, будет наказан и вынужден перейти на разрешенный. Кому это выгодно? Издателям, авторам и прочим лобби, продвигающим в России свои коммерческие интересы.

Время не для всех

На изучение английского языка в общеобразовательной школе обычно выделяется 2 часа в неделю (в начальных классах) или 3 часа в неделю (5-11 классы). За это время, согласно Программе, ученик должен научиться грамматике, чтению, аудированию, правильному произношению, пополнить свой словарный запас и, конечно же, говорить на языке, и все это на уровне Intermediate, то есть среднем. Часто вы встречали такого выпускника? 

В классе обычно 25-30 учеников. В селе – меньше. Если у школы есть деньги и адекватная администрация, то классы делятся на группы. По 10-15 человек. В таком случае, на каждого ученика у учителя есть по 3 минуты за урок (45 минут делим на 15). Если классы не делятся, то и этого меньше. То есть, в целом за это время можно успеть научиться очень немногому. Читать и выучить несколько слов – да, понимать грамматические правила – возможно, но говорить на приличном уровне – почти нет. 

Для этого нужна соответствующая среда, где все говорят на языке. В этой среде необходимо проводить много времени. Вот в чем успех специальных школ и даже детских садов: дети, погруженные в языковую среду, где нет места родной речи, вынуждены говорить. Сначала неловко и неграмотно, но потом все лучше и лучше – им просто некуда деваться. Я провела полдня в английском детском саду в одном из российских городов. Там работают как русскоязычные учителя, так и приглашенные носители. Все уроки проводятся на языке: и даже прогулки, и даже обед в столовой. И конечно, дети говорят уже в конце первого месяца. В общеобразовательной школе такие условия создать просто нереально. Тогда откуда берутся требования?

«Да зачем мне этот английский? Я трактористом буду!»

Да, есть и такие умозаключения. В сельских школах. Или проще: «Мне этот английский никогда не пригодится. Ни в работе, не за границей, потому что я туда никогда не поеду». Или вот еще прекрасное: «Есть же гугл-переводчик! За границей хватит объясниться».

Проблема мотивации самих детей – это «бич» учителя. Невозможно научиться говорить на языке из-под палки. Как невозможно научиться хорошо играть на фортепиано или говорить на родном языке, если заставляют. Этому учатся или спонтанно, или от большой заинтересованности. Да, это задача учителя – привить интерес, над чем и бьемся. Но не всегда это получается, и не всем это нужно, честно говоря. 

Я вообще прихожу к мысли, что иностранный язык должен быть предметом по выбору. Есть способность или потребность – пожалуйста. Хороший углубленный курс для всех желающих в малых группах. До 7 человек, как это и предполагается методикой преподавания. Нет желания или необходимости – не мучай себя и учителя. 

Хотя надвигающийся обязательный ЕГЭ мигом решит проблему мотивации: уйти со справкой из школы не захочет никто. Больше начнут заниматься, возможно, лучше подготовят учителей. Только кто пойдет в десятые классы после этого нововведения? Думаю, что все меньше и меньше детей смогут себе это позволить. И морально, и материально. 

Отсюда же вытекает проблема дисциплины на уроках. Да, есть учителя-гуру, которые любой класс держат в ежовых рукавицах и могут сквозь эти рукавицы втолкнуть в них знания. Но таких не так уж и много, особенно среди молодежи. Особенно, если вспомнить о том, что нужно научить ГОВОРИТЬ. Когда на уроке говорят о чем угодно на русском, кроме темы урока, это провал. Умение хамить на родном у некоторых детей просто зашкаливает. И им не до английского, часто не до русского и не до математики. Отсюда вытекает еще одна огромная проблема – 

КадрыКто сейчас качественно работает в школах? Чаще всего это стажисты, которые уже определились с делом жизни и ждут пенсии, либо высокомотивированные молодые специалисты. Очень немногие после педагогических учебных заведений стремятся работать в школе. Даже если идут в педагогику, то стараются выбрать частные центры или курсы. Причины разные. И учителя английского не исключение.  Почему так?

Во-первых, зарплата. Во многих регионах ставка учителя составляет 6-7 тысяч рублей. И хорошо, если на эту сумму начисляются районные коэффициенты, стимулирующие надбавки. А если нет? Тогда учитель с 30 часами в неделю может получать 15-20 тысяч. Трудно получить хорошее качество уроков при такой зарплате и нагрузке. Конвейер.

Во-вторых, эмоциональная нагрузка. Неадекватные родители, дерзкие ученики, часто непонимающая администрация – все это гонит учителей из школы, даже если они туда уже попали.

Конечно, желающему преподавать английский проще уйти работать в частный центр или репетиторство, потому что там намного больше зарплата, современные и эффективные учебники, мотивированные ученики и заинтересованная администрация. 

Кто остается в школах? Те, кому некуда идти, и те, кто готов терпеть все трудности из-за любви к профессии. Но таких, конечно, меньшинство. Есть учителя, уровень языка у которых, мягко говоря, недостаточный для преподавания: ошибки в произношении, грамматике и т.д. Но люди работают, заменить их некем. Тем более что в селах вообще огромный дефицит учителей английского языка, поэтому проходят годовую переподготовку учителя, например, русского или биологии и учат детей.

Так как российский учитель небогат, он редко бывает за границей. Или вообще никогда там не был и, тем более, не жил. Хотя такая практика просто необходима для хорошего изучения языка. Ученик, сын главы администрации, был в 20 странах, что на 20 стран больше, чем посетила его учительница английского. И вот на теме «Страны мира» он рассказывает (на русском языке, конечно) про те страны, которые мелькают на картинках учебника. И спрашивает учителя: «Елена Сергеевна, вы сами-то хоть в одной стране были?». Что она тут ответит? 

Можно ли улучшить ситуацию?

Да, можно. Можно, например, сделать изучение английского по желанию. Тогда выполнимы и другие условия: увеличение количества и продолжительности уроков, уменьшение числа детей в группе, а также высокая мотивация учащихся. 

А что можно сделать универсально, даже без выведения иностранного на факультатив? Существенно повысить зарплату и снизить нагрузку учителю – до ставки, и тогда реальным станет конкурс на эту должность – качество вырастет. Доверить такому учителю выбор хорошего УМК и организовать ему повышение квалификации в Великобритании, например. Чтобы уровень языка не терять. Тогда и ЕГЭ не страшен.

А пока… заговорить на английском в рамках обычной школы действительно трудно. Но есть и хорошие новости! Заинтересованный ученик всегда найдет, как добыть знания. Он не постесняется подойти к учителю и попросить у него дополнительной разговорной практики. А учитель наверняка согласится, а еще порекомендует полезные книги, курсы, видео и много чего другого. Главное – захотеть. 

Но проблему на государственном уровне все же надо решать. И не с помощью обязательного ЕГЭ. 

Читайте также
Комментарии (0)
Алиса Рождественская
все материалы автора
Я - обычный учитель английского языка в школе. Учу детей и учусь сама

Мы будем сообщать Вам по e-mail о новых материалах данного автора

Подписаться




Почему трудно научиться говорить на английском языке в обычной школе

Взгляд учителя
6 0 382

Mon Aug 27 2018 13:07:04 GMT+0000 (GMT)

Алиса Рождественская
Подписаться

Взгляд учителя

По какому предмету больше всего требуется репетиторов? Учителей какого предмета больше всего не хватает в школах? Если пройтись по порталам для родителей и сайтам о работе, можно увидеть, что вакансия учителя английского языка лидирует везде, иногда разделяя пальму первенства по дефициту с математиками и филологами. Если учесть уровень знаний по языку у выпускников, то возникает вопрос: как связаны эти явления? Почему ученики общеобразовательной школы не могут объясняться на английском языке и понимать устную речь? Почему так мало желающих сдавать ЕГЭ и ОГЭ по этому предмету? 

Я – учитель английского языка в обычной школе. Работаю уже 6 лет.  В этой статье попытаюсь дать ответы со своей позиции, так сказать, изнутри. Говорить буду об английском языке, но думаю, что с другими языками ситуация идентичная. Если не хуже.

Страсти по ЕГЭ: от пугалок к реальности

В начале статьи прозвучал вопрос об итоговой аттестации, или ГИА. Как известно, дети сдают ГИА в 9-х и 11-х классах. Так вот, наш министр образования, а ныне просвещения, Ольга Васильева уже не раз заявляла о том, что необходимо обязать всех выпускников 11 классов сдавать иностранный как обязательный предмет. Теперь уже есть официальная информация от Сергея Кравцова, руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки:

Планируется введение ЕГЭ по иностранному языку в 2022 году

И при этом сам же Кравцов добавляет:

«Проблема в том, что наши дети не всегда хорошо говорят на иностранных языках. В части устной речи мы должны это усилить, введение устной части по иностранным языкам показывает, что дети, которые выбрали письменную часть, выбрали и устную».

То есть чиновник озвучивает очевидную проблему и предлагает обязать детей с этой же проблемой проходить обязательную аттестацию? Если мы заставим всех учащихся сдавать иностранный, то они обязательно на нем заговорят? Почему же тогда у нас далеко не все выпускники являются «стобалльниками» по русскому языку и математике? Ведь это же обязательные предметы! 

Далее в своей речи С. Кравцов обнадеживает тем, что совместно с Минобрнауки РФ разработана «дорожная карта», а в субъектах ведется подготовка педагогов: их учат готовить к ЕГЭ путем повышения квалификации. Лично я работаю в сельской школе, и у нас в целом районе (а это 20 школ от 50 до 600 учеников) никто и ни разу не выбирал ЕГЭ или ОГЭ по иностранному. Соответственно, никто нас как учителей не готовил к этому экзамену и уж тем более не проводил повышение квалификации по этому направлению. А обязательный экзамен, я напомню, через 4 года. Каким образом ребенок должен заговорить на иностранном языке за такой срок при таком количестве проблем? А проблемы следующие.

Учебники под цензурой

Как правило, учителя английского языка – это люди, получившие специальное образование и углубленно изучавшие язык. В хороших колледжах и университетах обучение ведется по зарубежным учебникам. Это отличные издания Оксфордского, Кембриджского университетов, издательства «Лонгман», «МакМиллан» и других уважаемых организаций. По этим УМК действительно можно освоить язык и заговорить на нем, так как большинство основано на коммуникативной методике. Эта методика предполагает овладение речевыми навыками именно в контексте конкретной социальной ситуации. Грамматические конструкции и отдельные слова и фразы гармонично вводятся в эту ситуацию, и ученик может их употребить, вплетая в контекст. Запоминание таким образом происходит гораздо быстрее. То же касается чтения и аудирования, то есть навыка понимания речи на слух. И еще одно огромное достоинство этих УМК – ориентация на ученика и его интересы. Это краеугольный камень обучения чему угодно, ведь без мотивации далеко не уедешь.

Что такое российский учебник по английскому языку? Чаще всего это набор странных текстов и диалогов на неинтересные детям темы. Нередко уделяется много времени одному аспекту речи, например грамматике, а на говорение времени уже не остается. Или наоборот, создается проблемная ситуация, из которой дети должны прямо сейчас построить диалог, но базы для этого нет ни словарной, ни грамматической. 

Кроме того, в учебниках часто есть неточности, и лично я нашла около 10 ошибок или опечаток в учебниках «Forward» под редакцией М.В. Вербицкой, разработчика ЕГЭ. В этом же учебнике с самых первых уроков (а это 2 класс) очень много фонетических заданий. Ребенок еще не успел выучить буквы, а ему уже предлагают запомнить множество непонятных значков и читать слова по ним. Алфавит тоже должен быть выучен за первые три-четыре урока. 

Данный пример ошибки взят из второй части учебника ‘’Forward” для 3 класса под ред. М. Вербицкой. Слово parcel (посылка) написано как parsel, что тоже означает «посылка», но на турецком. 

Есть, наверное, неплохие российские учебники, но их нет в школах. Что же мешает учителю выбрать подходящий? Ему мешает великий «Федеральный перечень учебников, рекомендуемых к использованию». Конечно же, ни одного иностранного УМК в этом Перечне нет, и вряд ли будет. Соответственно, учитель, работающий по УМК не из Перечня, будет наказан и вынужден перейти на разрешенный. Кому это выгодно? Издателям, авторам и прочим лобби, продвигающим в России свои коммерческие интересы.

Время не для всех

На изучение английского языка в общеобразовательной школе обычно выделяется 2 часа в неделю (в начальных классах) или 3 часа в неделю (5-11 классы). За это время, согласно Программе, ученик должен научиться грамматике, чтению, аудированию, правильному произношению, пополнить свой словарный запас и, конечно же, говорить на языке, и все это на уровне Intermediate, то есть среднем. Часто вы встречали такого выпускника? 

В классе обычно 25-30 учеников. В селе – меньше. Если у школы есть деньги и адекватная администрация, то классы делятся на группы. По 10-15 человек. В таком случае, на каждого ученика у учителя есть по 3 минуты за урок (45 минут делим на 15). Если классы не делятся, то и этого меньше. То есть, в целом за это время можно успеть научиться очень немногому. Читать и выучить несколько слов – да, понимать грамматические правила – возможно, но говорить на приличном уровне – почти нет. 

Для этого нужна соответствующая среда, где все говорят на языке. В этой среде необходимо проводить много времени. Вот в чем успех специальных школ и даже детских садов: дети, погруженные в языковую среду, где нет места родной речи, вынуждены говорить. Сначала неловко и неграмотно, но потом все лучше и лучше – им просто некуда деваться. Я провела полдня в английском детском саду в одном из российских городов. Там работают как русскоязычные учителя, так и приглашенные носители. Все уроки проводятся на языке: и даже прогулки, и даже обед в столовой. И конечно, дети говорят уже в конце первого месяца. В общеобразовательной школе такие условия создать просто нереально. Тогда откуда берутся требования?

«Да зачем мне этот английский? Я трактористом буду!»

Да, есть и такие умозаключения. В сельских школах. Или проще: «Мне этот английский никогда не пригодится. Ни в работе, не за границей, потому что я туда никогда не поеду». Или вот еще прекрасное: «Есть же гугл-переводчик! За границей хватит объясниться».

Проблема мотивации самих детей – это «бич» учителя. Невозможно научиться говорить на языке из-под палки. Как невозможно научиться хорошо играть на фортепиано или говорить на родном языке, если заставляют. Этому учатся или спонтанно, или от большой заинтересованности. Да, это задача учителя – привить интерес, над чем и бьемся. Но не всегда это получается, и не всем это нужно, честно говоря. 

Я вообще прихожу к мысли, что иностранный язык должен быть предметом по выбору. Есть способность или потребность – пожалуйста. Хороший углубленный курс для всех желающих в малых группах. До 7 человек, как это и предполагается методикой преподавания. Нет желания или необходимости – не мучай себя и учителя. 

Хотя надвигающийся обязательный ЕГЭ мигом решит проблему мотивации: уйти со справкой из школы не захочет никто. Больше начнут заниматься, возможно, лучше подготовят учителей. Только кто пойдет в десятые классы после этого нововведения? Думаю, что все меньше и меньше детей смогут себе это позволить. И морально, и материально. 

Отсюда же вытекает проблема дисциплины на уроках. Да, есть учителя-гуру, которые любой класс держат в ежовых рукавицах и могут сквозь эти рукавицы втолкнуть в них знания. Но таких не так уж и много, особенно среди молодежи. Особенно, если вспомнить о том, что нужно научить ГОВОРИТЬ. Когда на уроке говорят о чем угодно на русском, кроме темы урока, это провал. Умение хамить на родном у некоторых детей просто зашкаливает. И им не до английского, часто не до русского и не до математики. Отсюда вытекает еще одна огромная проблема – 

КадрыКто сейчас качественно работает в школах? Чаще всего это стажисты, которые уже определились с делом жизни и ждут пенсии, либо высокомотивированные молодые специалисты. Очень немногие после педагогических учебных заведений стремятся работать в школе. Даже если идут в педагогику, то стараются выбрать частные центры или курсы. Причины разные. И учителя английского не исключение.  Почему так?

Во-первых, зарплата. Во многих регионах ставка учителя составляет 6-7 тысяч рублей. И хорошо, если на эту сумму начисляются районные коэффициенты, стимулирующие надбавки. А если нет? Тогда учитель с 30 часами в неделю может получать 15-20 тысяч. Трудно получить хорошее качество уроков при такой зарплате и нагрузке. Конвейер.

Во-вторых, эмоциональная нагрузка. Неадекватные родители, дерзкие ученики, часто непонимающая администрация – все это гонит учителей из школы, даже если они туда уже попали.

Конечно, желающему преподавать английский проще уйти работать в частный центр или репетиторство, потому что там намного больше зарплата, современные и эффективные учебники, мотивированные ученики и заинтересованная администрация. 

Кто остается в школах? Те, кому некуда идти, и те, кто готов терпеть все трудности из-за любви к профессии. Но таких, конечно, меньшинство. Есть учителя, уровень языка у которых, мягко говоря, недостаточный для преподавания: ошибки в произношении, грамматике и т.д. Но люди работают, заменить их некем. Тем более что в селах вообще огромный дефицит учителей английского языка, поэтому проходят годовую переподготовку учителя, например, русского или биологии и учат детей.

Так как российский учитель небогат, он редко бывает за границей. Или вообще никогда там не был и, тем более, не жил. Хотя такая практика просто необходима для хорошего изучения языка. Ученик, сын главы администрации, был в 20 странах, что на 20 стран больше, чем посетила его учительница английского. И вот на теме «Страны мира» он рассказывает (на русском языке, конечно) про те страны, которые мелькают на картинках учебника. И спрашивает учителя: «Елена Сергеевна, вы сами-то хоть в одной стране были?». Что она тут ответит? 

Можно ли улучшить ситуацию?

Да, можно. Можно, например, сделать изучение английского по желанию. Тогда выполнимы и другие условия: увеличение количества и продолжительности уроков, уменьшение числа детей в группе, а также высокая мотивация учащихся. 

А что можно сделать универсально, даже без выведения иностранного на факультатив? Существенно повысить зарплату и снизить нагрузку учителю – до ставки, и тогда реальным станет конкурс на эту должность – качество вырастет. Доверить такому учителю выбор хорошего УМК и организовать ему повышение квалификации в Великобритании, например. Чтобы уровень языка не терять. Тогда и ЕГЭ не страшен.

А пока… заговорить на английском в рамках обычной школы действительно трудно. Но есть и хорошие новости! Заинтересованный ученик всегда найдет, как добыть знания. Он не постесняется подойти к учителю и попросить у него дополнительной разговорной практики. А учитель наверняка согласится, а еще порекомендует полезные книги, курсы, видео и много чего другого. Главное – захотеть. 

Но проблему на государственном уровне все же надо решать. И не с помощью обязательного ЕГЭ. 

Читайте также
Комментарии (0)