Как и чему учили в Царскосельском лицее

2019-06-18T15:43:41.615Z
18 0

О том, каким должно быть российское образование, много говорят и спорят. И родителям, и педагогам, и чиновникам – всем хочется одного: чтобы по окончании обучения выпускники были эрудированы и подготовлены к самостоятельной жизни, а их таланты и способности − раскрыты и развиты. Между тем в российской истории есть пример успешного воплощения этой мечты. Для 30 первых выпускников Царскосельского лицея 6 лет обучения стали не просто школьными годами. Все ученики покинули Лицей блестяще образованными Личностями, большинство заняли высокие гражданские и военные государственные посты, а некоторые даже вошли в историю. Как было устроено обучение в Царскосельском лицее? Листаем страницы истории.

И. Е. Репин. Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе 8 января 1815 года. 1911. Санкт-Петербург. Всероссийский музей А.С. Пушкина

Лицеисты

19 октября 1811 года первый курс Царскосельского лицея садится за парты. Ребятам предстоит быть одновременно и школьниками (по возрасту), и студентами (полученное образование приравнивается к высшему). Любопытно, что одноклассники не были ровесниками. Так, например, Данзасу, будущему офицеру и секунданту Пушкина, на момент поступления было около 11 лет, самому Пушкину – 12, а сыну первого директора Лицея Ивану Малиновскому — 15.

Слух о Лицее, в котором, как предполагалось, будут обучаться и великие князья, братья императора Александра I, взволновал аристократические круги. На места для 30 воспитанников быстро образовался конкурс. Экзаменовали поступающих влиятельные люди: министр просвещения Разумовский, директор департамента Министерства народного просвещения Мартынов и директор Лицея Малиновский.

Что представляли из себя лицеисты? Об этом можно судить по сохранившимся рукописям Кюхельбекера: объемная тетрадь вмещает в себя 254 страницы с философскими, моральными, литературными и политическими вопросами, волновавшими мальчиков. Здесь и «Образ правления», и «Обязанности гражданина-писателя», и «Естественная религия», и «Рабство». Суждения на такие сложные темы сочетаются у воспитанников с юношеской горячностью: тот же Кюхля вызовет Пушкина на дуэль, соберется топиться в пруду, первым из воспитанников опубликует свои произведения.

Распорядок дня

Сегодня, обсуждая проблемы обучения детей, специалисты называют перегрузку следствием неверно выстроенного режима учебы и отдыха. Лицеисты учились много, но с большими перерывами. Распорядок, утвержденный с первого дня, практически не менялся:

  • 6:00 — подъем и молитва
  • 7:00–9:00 — занятия
  • 9:00–10:00 — чай с белой булкой и прогулка

Завтрака как такового не было, воспитатели старались отучить лицеистов от изнеженности и роскоши. Но плохо выпеченные пирожки все равно часто летели в бакенбарды помощника надзирателя по хозяйственной части Золотарева.

  • 10:00–12:00 — занятия
  • 12:00–13:00 — прогулка 

Летом, когда Царское Село было «Петербургом в миниатюре», гулялось весело. Осенью, когда все разъезжались по столичным домам, ученики «поневоле призывали к себе науки».

  • 13:00 — обед из трех блюд 

Вот его-то и коснулись изменения: сперва лицеистам в обед давали полстакана портера, потом сочли это баловством и заменили на квас с водой.

  • 14:00–15:00 — чистописание или рисование
  • 15:00–17:00 — другие уроки
  • 17:00–18:00 — чай и прогулка (обязательная, в любую погоду)
  • 18:00–20:30 — повторение уроков и «вспомогательный класс» (дополнительные занятия для отстающих)
  • 20:30 — ужин и отдых

По средам и субботам бывали «танцеванье или фехтованье».

  • 22:00 — вечерняя молитва и сон 

В арках зажигали ночники, дежурный прохаживался по коридору.

Телесных наказаний в Лицее не было. Даже когда государь лично приказал высечь молодого Пушкина, Егор Антонович Энгельгардт, второй директор Лицея, ослушался. Впоследствии для особо провинившихся завели карцер. Обычно же просто «арестовывали» ученика в его комнате, приставляя дядьку. 

Классная комната

Предметы

Обучение состояло из двух курсов: начального и окончательного. Каждый занимал по три года. При переходе на следующий курс и выпуске проводился публичный экзамен, на котором почти всегда присутствовали министр просвещения, члены Академии наук, родители и родственники воспитанников.

В правах и преимуществах Царскосельский лицей приравнивался к российским университетам. Но юный возраст воспитанников не позволял требовать от них того же, чего ждали от взрослых студентов: дойти до совершенства в своей области. Задачей лицеистов было усвоить «главные основания» многих наук. Поэтому учебная программа была обширной и пестрой.

В почете было изучение латинского, французского, немецкого. Во время соревнований по иностранным языкам штрафовали тех, кто случайно заговорит по-русски. Лицеисты осваивали риторику, словесность, русскую и мировую историю, «нравственные науки», географию, науки математические и физические. Под определением «изящные искусства и гимнастические упражнения» скрывались чистописание, рисование, пение, танцы, фехтование, верховая езда и плавание.

На литературных собраниях у гувернера Сергея Гавриловича Чирикова лицеисты сочиняли повести: один придумывает начало, второй завязку, третий подхватывает. Двадцать лет спустя эти сюжеты лягут в основу «Метели» и «Выстрела» Пушкина.

Но еще раньше, чем они будут опубликованы, Александр Сергеевич подаст Николаю I записку «О народном воспитании», в которой изложит свои взгляды на образование. Домашнее воспитание, по мнению выпускника Лицея, «недостаточное» и «безнравственное». Частное образование нужно не колеблясь «подавить». Юношество должно иметь время на то, чтобы «перекипеть, обогатиться познаниями, созреть в тишине училищ». По мнению поэта, не так уж необходимо тратить 6 лет на изучение французского, греческого и латыни. Зато история и политические науки в старших классах должны стать основными предметами.

Оценки

До 1816 года учителя подробно излагали свое мнение о каждом ученике, ежегодно составлялись развернутые характеристики: описывались сильные и слабые стороны воспитанника, причины его проступков или отставания в учебе. Это позволяло на деле осуществлять принцип индивидуального подхода к каждому учащемуся. Позднее была принята более краткая форма оценивания. Характеристика составлялась педагогами не в индивидуальном порядке, а совместно на итоговых заседаниях. А учеба и поведение оценивались цифрами:

  • 1 — отлично,
  • 2 — очень хорошо,
  • 3 — хорошо,
  • 4 — посредственно,
  • 0 — худо.

Оценивались не только учебные успехи, но и способности лицеистов. Так, Пушкин находился ближе к «неспособным и ленивым» в этом списке. «Ранжирование» учеников в зависимости от их успехов — спорный момент. Современные педагоги считают, что это негативно влияет на процесс формирования Я-концепции ребенка. Но для лицейских преподавателей оно было важным средством воспитания. Не только в классах, но и за обеденным столом лучшие места занимали лицеисты, отличившиеся успехами в учебе и поведении.

А вот стремление научить юношей думать самостоятельно, свободно и независимо вполне соответствует современным представлениям о содержании образования. В Постановлении о Лицее подчеркивается правило «не затемнять ум детей пространными изъяснениями, но возбуждать его собственное действие».

Ведомость. Источник фото

Педагоги

Поначалу в Лицее было 30 учащихся, 11 наставников: директор, учителя, гувернеры. Кроме этого, в штате числился надзиратель, шпионящий как за подопечными, так и за педагогами. Один из таких блюстителей порядка Мартын Степанович Пилецкий-Урбанович до того разозлил воспитанников, что они поставили ему ультиматум: либо он удаляется из Лицея, либо они. Надзирателю пришлось уехать в тот же день.

Первый директор Лицея Василий Федорович Малиновский подчеркивал: надо сделать так, чтобы «воспитывающие и воспитуемые составляли одно сословие». Лицеисты должны были видеть в педагогах не начальников, а друзей. Так, мальчики были вхожи в дом директора, где знакомились с обычаями света. Выезжали с его семейством на прогулки, катались с горок и на коньках.

Профессора, кроме Давида Ивановича де Будри, были молодыми людьми до 30 лет. Еще одним новшеством было то, что «главные науки» преподавали русские педагоги, а не иностранцы. Хотя у некоторых из них и был опыт зарубежного обучения. Так, любимый преподаватель Пушкина Александр Петрович Куницын, Иван Кузьмич Кайданов и Яков Иванович Карцев, окончив Петербургский педагогический институт, были отправлены для продолжения образования в Геттинген, Йену и Париж. И по прибытии назначены профессорами в Лицей.

Сегодня ценится, когда педагоги, работающие с детьми, сами создают программы, учебники и пособия. Этот принцип соблюдался и в Лицее. Например, Николай Федорович Кошанский, имевший степень доктора философии и свободных искусств, не только издал несколько учебников, но и перевел огромную «Ручную книгу древней классической словесности», басни Федра, сочинения Корнелия Непота, по которым учились лицеисты.

Преподавателей объединяло не только желание распознать характер и наклонности своих воспитанников, но и старание воплотить в жизнь их высокие юношеские замыслы. Так, директор Энгельгардт добился для Федора Матюшкина места в кругосветном путешествии. Теперь мы знаем его как адмирала, исследователя Восточной Сибири, чьим именем назван мыс в Северном Ледовитом океане. Неудивительно, что многие выпускники сохранили дружеские и доверительные отношения со своими лицейскими наставниками.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-06-18T15:43:41.615Z
18 0

Как и чему учили в Царскосельском лицее


О том, каким должно быть российское образование, много говорят и спорят. И родителям, и педагогам, и чиновникам – всем хочется одного: чтобы по окончании обучения выпускники были эрудированы и подготовлены к самостоятельной жизни, а их таланты и способности − раскрыты и развиты. Между тем в российской истории есть пример успешного воплощения этой мечты. Для 30 первых выпускников Царскосельского лицея 6 лет обучения стали не просто школьными годами. Все ученики покинули Лицей блестяще образованными Личностями, большинство заняли высокие гражданские и военные государственные посты, а некоторые даже вошли в историю. Как было устроено обучение в Царскосельском лицее? Листаем страницы истории.

И. Е. Репин. Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе 8 января 1815 года. 1911. Санкт-Петербург. Всероссийский музей А.С. Пушкина

Лицеисты

19 октября 1811 года первый курс Царскосельского лицея садится за парты. Ребятам предстоит быть одновременно и школьниками (по возрасту), и студентами (полученное образование приравнивается к высшему). Любопытно, что одноклассники не были ровесниками. Так, например, Данзасу, будущему офицеру и секунданту Пушкина, на момент поступления было около 11 лет, самому Пушкину – 12, а сыну первого директора Лицея Ивану Малиновскому — 15.

Слух о Лицее, в котором, как предполагалось, будут обучаться и великие князья, братья императора Александра I, взволновал аристократические круги. На места для 30 воспитанников быстро образовался конкурс. Экзаменовали поступающих влиятельные люди: министр просвещения Разумовский, директор департамента Министерства народного просвещения Мартынов и директор Лицея Малиновский.

Что представляли из себя лицеисты? Об этом можно судить по сохранившимся рукописям Кюхельбекера: объемная тетрадь вмещает в себя 254 страницы с философскими, моральными, литературными и политическими вопросами, волновавшими мальчиков. Здесь и «Образ правления», и «Обязанности гражданина-писателя», и «Естественная религия», и «Рабство». Суждения на такие сложные темы сочетаются у воспитанников с юношеской горячностью: тот же Кюхля вызовет Пушкина на дуэль, соберется топиться в пруду, первым из воспитанников опубликует свои произведения.

Распорядок дня

Сегодня, обсуждая проблемы обучения детей, специалисты называют перегрузку следствием неверно выстроенного режима учебы и отдыха. Лицеисты учились много, но с большими перерывами. Распорядок, утвержденный с первого дня, практически не менялся:

  • 6:00 — подъем и молитва
  • 7:00–9:00 — занятия
  • 9:00–10:00 — чай с белой булкой и прогулка

Завтрака как такового не было, воспитатели старались отучить лицеистов от изнеженности и роскоши. Но плохо выпеченные пирожки все равно часто летели в бакенбарды помощника надзирателя по хозяйственной части Золотарева.

  • 10:00–12:00 — занятия
  • 12:00–13:00 — прогулка 

Летом, когда Царское Село было «Петербургом в миниатюре», гулялось весело. Осенью, когда все разъезжались по столичным домам, ученики «поневоле призывали к себе науки».

  • 13:00 — обед из трех блюд 

Вот его-то и коснулись изменения: сперва лицеистам в обед давали полстакана портера, потом сочли это баловством и заменили на квас с водой.

  • 14:00–15:00 — чистописание или рисование
  • 15:00–17:00 — другие уроки
  • 17:00–18:00 — чай и прогулка (обязательная, в любую погоду)
  • 18:00–20:30 — повторение уроков и «вспомогательный класс» (дополнительные занятия для отстающих)
  • 20:30 — ужин и отдых

По средам и субботам бывали «танцеванье или фехтованье».

  • 22:00 — вечерняя молитва и сон 

В арках зажигали ночники, дежурный прохаживался по коридору.

Телесных наказаний в Лицее не было. Даже когда государь лично приказал высечь молодого Пушкина, Егор Антонович Энгельгардт, второй директор Лицея, ослушался. Впоследствии для особо провинившихся завели карцер. Обычно же просто «арестовывали» ученика в его комнате, приставляя дядьку. 

Классная комната

Предметы

Обучение состояло из двух курсов: начального и окончательного. Каждый занимал по три года. При переходе на следующий курс и выпуске проводился публичный экзамен, на котором почти всегда присутствовали министр просвещения, члены Академии наук, родители и родственники воспитанников.

В правах и преимуществах Царскосельский лицей приравнивался к российским университетам. Но юный возраст воспитанников не позволял требовать от них того же, чего ждали от взрослых студентов: дойти до совершенства в своей области. Задачей лицеистов было усвоить «главные основания» многих наук. Поэтому учебная программа была обширной и пестрой.

В почете было изучение латинского, французского, немецкого. Во время соревнований по иностранным языкам штрафовали тех, кто случайно заговорит по-русски. Лицеисты осваивали риторику, словесность, русскую и мировую историю, «нравственные науки», географию, науки математические и физические. Под определением «изящные искусства и гимнастические упражнения» скрывались чистописание, рисование, пение, танцы, фехтование, верховая езда и плавание.

На литературных собраниях у гувернера Сергея Гавриловича Чирикова лицеисты сочиняли повести: один придумывает начало, второй завязку, третий подхватывает. Двадцать лет спустя эти сюжеты лягут в основу «Метели» и «Выстрела» Пушкина.

Но еще раньше, чем они будут опубликованы, Александр Сергеевич подаст Николаю I записку «О народном воспитании», в которой изложит свои взгляды на образование. Домашнее воспитание, по мнению выпускника Лицея, «недостаточное» и «безнравственное». Частное образование нужно не колеблясь «подавить». Юношество должно иметь время на то, чтобы «перекипеть, обогатиться познаниями, созреть в тишине училищ». По мнению поэта, не так уж необходимо тратить 6 лет на изучение французского, греческого и латыни. Зато история и политические науки в старших классах должны стать основными предметами.

Оценки

До 1816 года учителя подробно излагали свое мнение о каждом ученике, ежегодно составлялись развернутые характеристики: описывались сильные и слабые стороны воспитанника, причины его проступков или отставания в учебе. Это позволяло на деле осуществлять принцип индивидуального подхода к каждому учащемуся. Позднее была принята более краткая форма оценивания. Характеристика составлялась педагогами не в индивидуальном порядке, а совместно на итоговых заседаниях. А учеба и поведение оценивались цифрами:

  • 1 — отлично,
  • 2 — очень хорошо,
  • 3 — хорошо,
  • 4 — посредственно,
  • 0 — худо.

Оценивались не только учебные успехи, но и способности лицеистов. Так, Пушкин находился ближе к «неспособным и ленивым» в этом списке. «Ранжирование» учеников в зависимости от их успехов — спорный момент. Современные педагоги считают, что это негативно влияет на процесс формирования Я-концепции ребенка. Но для лицейских преподавателей оно было важным средством воспитания. Не только в классах, но и за обеденным столом лучшие места занимали лицеисты, отличившиеся успехами в учебе и поведении.

А вот стремление научить юношей думать самостоятельно, свободно и независимо вполне соответствует современным представлениям о содержании образования. В Постановлении о Лицее подчеркивается правило «не затемнять ум детей пространными изъяснениями, но возбуждать его собственное действие».

Ведомость. Источник фото

Педагоги

Поначалу в Лицее было 30 учащихся, 11 наставников: директор, учителя, гувернеры. Кроме этого, в штате числился надзиратель, шпионящий как за подопечными, так и за педагогами. Один из таких блюстителей порядка Мартын Степанович Пилецкий-Урбанович до того разозлил воспитанников, что они поставили ему ультиматум: либо он удаляется из Лицея, либо они. Надзирателю пришлось уехать в тот же день.

Первый директор Лицея Василий Федорович Малиновский подчеркивал: надо сделать так, чтобы «воспитывающие и воспитуемые составляли одно сословие». Лицеисты должны были видеть в педагогах не начальников, а друзей. Так, мальчики были вхожи в дом директора, где знакомились с обычаями света. Выезжали с его семейством на прогулки, катались с горок и на коньках.

Профессора, кроме Давида Ивановича де Будри, были молодыми людьми до 30 лет. Еще одним новшеством было то, что «главные науки» преподавали русские педагоги, а не иностранцы. Хотя у некоторых из них и был опыт зарубежного обучения. Так, любимый преподаватель Пушкина Александр Петрович Куницын, Иван Кузьмич Кайданов и Яков Иванович Карцев, окончив Петербургский педагогический институт, были отправлены для продолжения образования в Геттинген, Йену и Париж. И по прибытии назначены профессорами в Лицей.

Сегодня ценится, когда педагоги, работающие с детьми, сами создают программы, учебники и пособия. Этот принцип соблюдался и в Лицее. Например, Николай Федорович Кошанский, имевший степень доктора философии и свободных искусств, не только издал несколько учебников, но и перевел огромную «Ручную книгу древней классической словесности», басни Федра, сочинения Корнелия Непота, по которым учились лицеисты.

Преподавателей объединяло не только желание распознать характер и наклонности своих воспитанников, но и старание воплотить в жизнь их высокие юношеские замыслы. Так, директор Энгельгардт добился для Федора Матюшкина места в кругосветном путешествии. Теперь мы знаем его как адмирала, исследователя Восточной Сибири, чьим именем назван мыс в Северном Ледовитом океане. Неудивительно, что многие выпускники сохранили дружеские и доверительные отношения со своими лицейскими наставниками.

Читайте также
Комментарии (0)