Почему домашнее образование набирает популярность в Великобритании

Tue Dec 04 2018 11:38:33 GMT+0000 (GMT)
0 0 112

В то время как в некоторых странах обучение на дому является и вовсе незаконным, все больше семей в Соединенном Королевстве обращаются именно к этому методу.

История из жизни

Каждое утро Бен Мамфорд начинает свой учебный день с урока математики. В 10 лет он уже работает на уровне GCSE (экзамен, который сдается школьниками в возрасте 14-16 лет), но не всегда успевает вылезти из пижамы к началу занятия. Он читает больше книг, чем большинство его друзей, изучает точные науки на пляже и недавно построил картинг на уроке технологии. Бен счастлив и полноценно развивается. Все это, считает его мать Клэр Мамфорд, является заслугой домашнего обучения.

«Дело не в том, что я против школы как таковой», - говорит Клэр, которая перевела на домашнее обучение не только Бена, но и его старшего брата Сэма (11 лет) и младшую сестру Амелию (8 лет).

«Просто у школ нет времени воспитывать и учить детей так, как, я думаю, они должны это делать. Школа очень угнетает молодежь. Это неестественно: дети сидят за столом весь день, с люминесцентными лампами, экранами компьютеров, едва способные увидеть, что происходит снаружи».

У ее детей есть «время расслабиться и побыть детьми: пойти в лес, построить шалаш и изучать то, что их больше всего интересует».

40-летняя Клэр Мамфорд – общественный волонтер, живет на острове Уайт. Она описывает свой стиль домашнего образования, которое проходит «под руководством» самих детей. Единственный обязательный урок - математика, в рамках которого дети занимаются с учебником по полчаса каждое утро.

«После этого мы решаем, чем хотим заняться», - говорит она. Уроки могут проходить в библиотеке или лесу; вместо того чтобы изучать науки по учебникам, они проводят практические занятия: выращивают растения, роют водные каналы на пляже и т. д.

Структурированная еженедельная программа включает молодежный клуб, домашний драматический кружок, беседы с сотрудниками полиции, скорой помощи или береговой охраны, организованные Rookley Home-Ed Meet - группой, состоящей примерно из 20 семей, а также совместные тренировки с футбольным клубом «Саутгемптон» на материке.

«Амелия уже может похвастаться опытом работы в хозяйственном магазине, расположенном в нашем городке. Благодаря этой работе ее круг общения значительно расширился и теперь включает множество пенсионеров и местных собак. Она также изучает латинские названия цветов. Работа подарила ей уверенность в себе», - рассказывает Клэр.

Бен и Амелия Мамфорд

Сэм любит «проектировать» подводные города и воссоздавать сражения, играя со своими солдатиками. Он также выпускает еженедельную местную газету «Хроника Святой Екатерины».

Бен в настоящее время интересуется биографиями футболистов, советами по питанию для спортсменов и литературой, содержащей советы о том, как стать игроком премьер-лиги.

Амелия изучает моду, читая книги и журналы, посвященные этой теме, а также пишет песни и занимается росписью камней.

«Лучше всего то, что ты можешь быть свободным и не чувствовать себя скованным», - говорит Бен. «В школе вы должны целый день сидеть за партой, и, возможно, при этом вы не узнаете ничего нового», - добавляет Амелия. «Обучаясь дома, вы можете выбирать предметы, выходить на улицу и чаще видеться с друзьями». Единственным недостатком для Сэма является то, что он, по его мнению, немного умнее мамы.

«Это верно, - говорит Клэр, - я понятия не имею, о чем он говорит, примерно в половине случаев».

Клэр рассказывает, что ни один из ее детей не был счастлив в школе. «Сэм, Бен и Амелия ходили в местную школу, в рамки которой особенно Сэм не мог вписаться. Наши окна раньше выходили на детскую площадку, и я видела, что единственным человеком, с которым говорил Сэм, была кухарка», - говорит Клэр.

«Помимо трудностей в общении с другими ребятами, для Сэма очень важно соблюдать устоявшийся режим: если школьный обед подавали на 5 минут позже обычного, и никто не объяснял ему причины, он очень расстраивался», - говорит его мать.

У него также есть необычные для его возраста интересы, такие как древнеримская и норвежская мифология. Клэр подозревала, что у Сэма аутизм, еще за 4 года до того, как ее подозрения подтвердили врачи.

Когда Сэму было 8, Клэр решила на некоторое время перевести его на домашнее обучение. «Он очень хорошо себя вел в школе, но был очень замкнут и, возвращаясь домой, «взрывался». Он был бы жестоким и агрессивным», - говорит она.

Домашнее обучение действительно пошло ему на пользу, придав уверенности. Все потому, что он понял, что быть другим — это нормально. Через полгода он решил вернуться в школу.

В сентябре 2017 года все трое детей начали новый учебный год в одной школе. Но к концу октября Кэрол забрала их всех. Она говорит, что Сэму было скучно. «Он очень умный и сообразительный. Если в школе им рассказывали о римлянах столько, то он уже знал вот столько», - она широко расставляет руки.

Между тем Бен и Амелия осознавали, что показывают недостаточно хорошие для школы результаты. «Школы хотят получить высокие оценки. Советы хотят, чтобы их школы получали высокие оценки. Система пытается угодить людям наверху, а не помочь детям», - говорит Клэр.

Согласно недавнему докладу Национальной ассоциации Союза старших учителей, системы подотчетности, проверки и целевые показатели породили «культуру страха» в школах. В докладе подчеркивается, что с целью получения хороших результатов на учителей оказывается сильное давление. Кроме всего прочего, из-за этого сужается школьная программа.

Сэм и Бен Мамфорды

Когда Амелии было 7 лет, «учителя внезапно стали уделять больше внимания письму», говорит Клэр (национальная учебная программа, введенная в 2014 году, сместила акцент с творческой на техническую сторону письма).

«Она должна была правильно писать каждое слово и писать все буквы в правильном направлении; это означало, что теперь она могла написать только пару предложений, тогда как раньше она писала страницами. Она приходила домой в слезах и просила о дополнительных занятиях по письму. Это все, о чем она тогда беспокоилась.

Бен тоже был подавлен акцентом на результаты. У него все было хорошо, но каждый раз, когда чьи-то оценки были лучше, он чувствовал, будто провалился. Я понимаю, что это закон жизни: некоторые люди всегда будут умнее вас. Однако дети должны оцениваться как отдельные личности, а не постоянно сравниваться со всеми остальными. Бен стал очень беспокойным, он не хотел идти в школу, у него постоянно болел живот, ему было плохо», - рассказывает Клэр.

Клэр признает, что домашнее обучение — это финансовые трудности. Семьи, чьи дети учатся дома, должны платить за все экзамены; один только английский на уровне GCSE, например, обычно стоит около 50 фунтов, и многие экзаменационные центры также требуют оплату административного сбора.

«Я не могу работать, пока учу детей, поэтому я должна полагаться на льготы и финансовую поддержку государства, и мне это не нравится. Отчасти именно поэтому я так много занимаюсь волонтерской работой: чувствую, что что-то отдаю взамен», - говорит Клэр.

Движение в поддержку домашнего обучения

Движение в поддержку домашнего обучения возникло в 1970-х годах, когда занятия на дому считались маргинальными. Сегодня это, вероятно, самая быстрорастущая форма образования в Великобритании. Число детей, обучающихся на дому, выросло примерно на 40 % за последние три года, согласно недавним исследованиям BBC: около 48 000 детей обучались на дому по всей Великобритании в 2016-2017 годах по сравнению с примерно 34 000 в 2014-2015 годах. Но реальное число, скорее всего, выше. Данные собираются не централизованно, и, хотя у местных органов власти имеется реестр детей, получивших домашнее образование, он охватывает только тех учащихся, которых забрали из школы. Дети, которые никогда не посещали школу, не обязаны регистрироваться.

Многие родители, которые выбирают домашнее обучение для своих детей, говорят, что они избегают издевательств, давления в преддверии экзаменов и излишнего стресса. Другие обеспокоены особыми потребностями, из-за чего не имеют большого выбора при поиске учебного заведения.

«Раньше главной причиной, по которой родители обращались к домашнему обучению, являлась некая дань традициям. Теперь же речь все чаще идет о детях, испытывающих какие-либо трудности в обычной школе», - говорит Эдвина Теониссен, бывший попечитель Education Otherwise, благотворительного фонда домашнего образования, основанного в 1977 году.

Хелен Лис, приглашенный научный сотрудник Йоркского университета Святого Джона и специалист по альтернативному образованию, считает, что постоянный рост числа детей, обучающихся на дому, является «тревожным звоночком», сигнализирующим о состоянии системы образования.

Одни родители преподают самостоятельно, другие передают эту обязанность профессионалам: онлайн-школам и репетиторам. По словам Стивена Сприггса, руководителя по образованию в компании William Clarence, предлагающей еженедельную 30-часовую программу домашнего обучения, это недешевое удовольствие, стоимость может составлять до 34 000 фунтов в год.

Есть семьи, которые на некоторое время переводят своих детей на домашнее обучение, чтобы попасть в престижные средние школы или повысить успеваемость. Для других это становится постоянным образом жизни.

Критика домашнего обучения

У системы домашнего обучения также есть и критики. Так, по мнению Саймона Уэбба, автора книги о домашнем образовании в Великобритании, дети, обучающиеся таким образом, зачастую вообще ничему не учатся. Он подчеркивает, что детские интересы часто ограничиваются лежанием в постели до позднего вечера, просмотром мультфильмов и поеданием сладостей.

Исследователь в области образования Майкл Эппл сравнивает домашнее обучение с закрытым сообществом. Он отмечает, что, даже несмотря на свои очевидные недостатки, школа играет роль «социального клея», общего культурного ориентира в обществе.

Семьи в Великобритании уже давно поддерживают смягченные законы, регулирующие домашнее образование. И хотя в таких странах, как Германия, Хорватия, Бразилия и Турция обучение на дому и вовсе является незаконным, единственное требование к родителям в Великобритании – это письменное заявление на имя директора школы, он должен дать свое согласие. А если ребенок никогда не посещал школы, то отчитываться вообще ни перед кем не нужно.

В соответствии со статьей 7 закона об образовании 1996 года, родители обязаны обеспечивать образование своих детей. И на этом все. Они не обязаны преподавать по государственному учебному плану, иметь какую-либо квалификацию, регистрироваться в местных органах власти, подвергаться инспекциям или получать разрешение на домашнее обучение.

Однако сейчас правительство стремится ужесточить и уточнить правила, касающиеся домашнего образования. Предложения касаются обязательного включения в реестр детей, получающих домашнее образование, наряду с усилением контроля и поддержки со стороны местных органов власти. Отчасти это вызвано резким ростом числа детей, получающих домашнее образование, и обеспокоенностью по поводу благополучия детей.

Еще одной проблемой является рост числа незаконных школ – незарегистрированных учреждений, которые функционируют вне контроля министерства образования, местных органов власти или инспекционных органов и часто носят религиозный характер.

Сэр Майкл Уилшоу, бывший главный инспектор школ, предупредил, что они представляют собой угрозу «британским ценностям». Помимо этого, по его мнению, создается впечатление, что домашнее обучение используется в качестве прикрытия террористической деятельности.

Сообщество домашнего обучения крайне негативно отреагировало на беспрецедентное внимание к своей деятельности, заявив, что предложения правительства нарушают права родителей и распространяют необоснованные подозрения.

«Правительство не хочет признавать, что рост числа детей, обучающихся на дому, не связан с радикализацией», - говорит Крис МакГоверн, отставной руководитель и председатель Кампании за реальное образование (правая группа давления и некоммерческая организация в Соединенном Королевстве, которая выступает за традиционное образование, больший выбор родителей в школьном обучении и меньшее государственное регулирование предметов, которые изучают дети. – Прим. ред.).

«Это вызывает некоторое волнение, но современная система школьного образования сталкивается с очень серьезной проблемой: с каждым годом число детей, которым школа не смогла дать достойное образование, становится все больше», - добавляет он.


Оригинал: https://www.theguardian.com/education/2018/nov/03/get-to-be-free-rise-in-home-schooling 

Читайте также
Комментарии (0)

Мы будем сообщать Вам по e-mail о новых материалах данного автора

Подписаться




Почему домашнее образование набирает популярность в Великобритании

Перевод статьи The Guardian
0 0 112

Tue Dec 04 2018 11:38:33 GMT+0000 (GMT)

Редакция ActivityEdu
Подписаться

В то время как в некоторых странах обучение на дому является и вовсе незаконным, все больше семей в Соединенном Королевстве обращаются именно к этому методу.

История из жизни

Каждое утро Бен Мамфорд начинает свой учебный день с урока математики. В 10 лет он уже работает на уровне GCSE (экзамен, который сдается школьниками в возрасте 14-16 лет), но не всегда успевает вылезти из пижамы к началу занятия. Он читает больше книг, чем большинство его друзей, изучает точные науки на пляже и недавно построил картинг на уроке технологии. Бен счастлив и полноценно развивается. Все это, считает его мать Клэр Мамфорд, является заслугой домашнего обучения.

«Дело не в том, что я против школы как таковой», - говорит Клэр, которая перевела на домашнее обучение не только Бена, но и его старшего брата Сэма (11 лет) и младшую сестру Амелию (8 лет).

«Просто у школ нет времени воспитывать и учить детей так, как, я думаю, они должны это делать. Школа очень угнетает молодежь. Это неестественно: дети сидят за столом весь день, с люминесцентными лампами, экранами компьютеров, едва способные увидеть, что происходит снаружи».

У ее детей есть «время расслабиться и побыть детьми: пойти в лес, построить шалаш и изучать то, что их больше всего интересует».

40-летняя Клэр Мамфорд – общественный волонтер, живет на острове Уайт. Она описывает свой стиль домашнего образования, которое проходит «под руководством» самих детей. Единственный обязательный урок - математика, в рамках которого дети занимаются с учебником по полчаса каждое утро.

«После этого мы решаем, чем хотим заняться», - говорит она. Уроки могут проходить в библиотеке или лесу; вместо того чтобы изучать науки по учебникам, они проводят практические занятия: выращивают растения, роют водные каналы на пляже и т. д.

Структурированная еженедельная программа включает молодежный клуб, домашний драматический кружок, беседы с сотрудниками полиции, скорой помощи или береговой охраны, организованные Rookley Home-Ed Meet - группой, состоящей примерно из 20 семей, а также совместные тренировки с футбольным клубом «Саутгемптон» на материке.

«Амелия уже может похвастаться опытом работы в хозяйственном магазине, расположенном в нашем городке. Благодаря этой работе ее круг общения значительно расширился и теперь включает множество пенсионеров и местных собак. Она также изучает латинские названия цветов. Работа подарила ей уверенность в себе», - рассказывает Клэр.

Бен и Амелия Мамфорд

Сэм любит «проектировать» подводные города и воссоздавать сражения, играя со своими солдатиками. Он также выпускает еженедельную местную газету «Хроника Святой Екатерины».

Бен в настоящее время интересуется биографиями футболистов, советами по питанию для спортсменов и литературой, содержащей советы о том, как стать игроком премьер-лиги.

Амелия изучает моду, читая книги и журналы, посвященные этой теме, а также пишет песни и занимается росписью камней.

«Лучше всего то, что ты можешь быть свободным и не чувствовать себя скованным», - говорит Бен. «В школе вы должны целый день сидеть за партой, и, возможно, при этом вы не узнаете ничего нового», - добавляет Амелия. «Обучаясь дома, вы можете выбирать предметы, выходить на улицу и чаще видеться с друзьями». Единственным недостатком для Сэма является то, что он, по его мнению, немного умнее мамы.

«Это верно, - говорит Клэр, - я понятия не имею, о чем он говорит, примерно в половине случаев».

Клэр рассказывает, что ни один из ее детей не был счастлив в школе. «Сэм, Бен и Амелия ходили в местную школу, в рамки которой особенно Сэм не мог вписаться. Наши окна раньше выходили на детскую площадку, и я видела, что единственным человеком, с которым говорил Сэм, была кухарка», - говорит Клэр.

«Помимо трудностей в общении с другими ребятами, для Сэма очень важно соблюдать устоявшийся режим: если школьный обед подавали на 5 минут позже обычного, и никто не объяснял ему причины, он очень расстраивался», - говорит его мать.

У него также есть необычные для его возраста интересы, такие как древнеримская и норвежская мифология. Клэр подозревала, что у Сэма аутизм, еще за 4 года до того, как ее подозрения подтвердили врачи.

Когда Сэму было 8, Клэр решила на некоторое время перевести его на домашнее обучение. «Он очень хорошо себя вел в школе, но был очень замкнут и, возвращаясь домой, «взрывался». Он был бы жестоким и агрессивным», - говорит она.

Домашнее обучение действительно пошло ему на пользу, придав уверенности. Все потому, что он понял, что быть другим — это нормально. Через полгода он решил вернуться в школу.

В сентябре 2017 года все трое детей начали новый учебный год в одной школе. Но к концу октября Кэрол забрала их всех. Она говорит, что Сэму было скучно. «Он очень умный и сообразительный. Если в школе им рассказывали о римлянах столько, то он уже знал вот столько», - она широко расставляет руки.

Между тем Бен и Амелия осознавали, что показывают недостаточно хорошие для школы результаты. «Школы хотят получить высокие оценки. Советы хотят, чтобы их школы получали высокие оценки. Система пытается угодить людям наверху, а не помочь детям», - говорит Клэр.

Согласно недавнему докладу Национальной ассоциации Союза старших учителей, системы подотчетности, проверки и целевые показатели породили «культуру страха» в школах. В докладе подчеркивается, что с целью получения хороших результатов на учителей оказывается сильное давление. Кроме всего прочего, из-за этого сужается школьная программа.

Сэм и Бен Мамфорды

Когда Амелии было 7 лет, «учителя внезапно стали уделять больше внимания письму», говорит Клэр (национальная учебная программа, введенная в 2014 году, сместила акцент с творческой на техническую сторону письма).

«Она должна была правильно писать каждое слово и писать все буквы в правильном направлении; это означало, что теперь она могла написать только пару предложений, тогда как раньше она писала страницами. Она приходила домой в слезах и просила о дополнительных занятиях по письму. Это все, о чем она тогда беспокоилась.

Бен тоже был подавлен акцентом на результаты. У него все было хорошо, но каждый раз, когда чьи-то оценки были лучше, он чувствовал, будто провалился. Я понимаю, что это закон жизни: некоторые люди всегда будут умнее вас. Однако дети должны оцениваться как отдельные личности, а не постоянно сравниваться со всеми остальными. Бен стал очень беспокойным, он не хотел идти в школу, у него постоянно болел живот, ему было плохо», - рассказывает Клэр.

Клэр признает, что домашнее обучение — это финансовые трудности. Семьи, чьи дети учатся дома, должны платить за все экзамены; один только английский на уровне GCSE, например, обычно стоит около 50 фунтов, и многие экзаменационные центры также требуют оплату административного сбора.

«Я не могу работать, пока учу детей, поэтому я должна полагаться на льготы и финансовую поддержку государства, и мне это не нравится. Отчасти именно поэтому я так много занимаюсь волонтерской работой: чувствую, что что-то отдаю взамен», - говорит Клэр.

Движение в поддержку домашнего обучения

Движение в поддержку домашнего обучения возникло в 1970-х годах, когда занятия на дому считались маргинальными. Сегодня это, вероятно, самая быстрорастущая форма образования в Великобритании. Число детей, обучающихся на дому, выросло примерно на 40 % за последние три года, согласно недавним исследованиям BBC: около 48 000 детей обучались на дому по всей Великобритании в 2016-2017 годах по сравнению с примерно 34 000 в 2014-2015 годах. Но реальное число, скорее всего, выше. Данные собираются не централизованно, и, хотя у местных органов власти имеется реестр детей, получивших домашнее образование, он охватывает только тех учащихся, которых забрали из школы. Дети, которые никогда не посещали школу, не обязаны регистрироваться.

Многие родители, которые выбирают домашнее обучение для своих детей, говорят, что они избегают издевательств, давления в преддверии экзаменов и излишнего стресса. Другие обеспокоены особыми потребностями, из-за чего не имеют большого выбора при поиске учебного заведения.

«Раньше главной причиной, по которой родители обращались к домашнему обучению, являлась некая дань традициям. Теперь же речь все чаще идет о детях, испытывающих какие-либо трудности в обычной школе», - говорит Эдвина Теониссен, бывший попечитель Education Otherwise, благотворительного фонда домашнего образования, основанного в 1977 году.

Хелен Лис, приглашенный научный сотрудник Йоркского университета Святого Джона и специалист по альтернативному образованию, считает, что постоянный рост числа детей, обучающихся на дому, является «тревожным звоночком», сигнализирующим о состоянии системы образования.

Одни родители преподают самостоятельно, другие передают эту обязанность профессионалам: онлайн-школам и репетиторам. По словам Стивена Сприггса, руководителя по образованию в компании William Clarence, предлагающей еженедельную 30-часовую программу домашнего обучения, это недешевое удовольствие, стоимость может составлять до 34 000 фунтов в год.

Есть семьи, которые на некоторое время переводят своих детей на домашнее обучение, чтобы попасть в престижные средние школы или повысить успеваемость. Для других это становится постоянным образом жизни.

Критика домашнего обучения

У системы домашнего обучения также есть и критики. Так, по мнению Саймона Уэбба, автора книги о домашнем образовании в Великобритании, дети, обучающиеся таким образом, зачастую вообще ничему не учатся. Он подчеркивает, что детские интересы часто ограничиваются лежанием в постели до позднего вечера, просмотром мультфильмов и поеданием сладостей.

Исследователь в области образования Майкл Эппл сравнивает домашнее обучение с закрытым сообществом. Он отмечает, что, даже несмотря на свои очевидные недостатки, школа играет роль «социального клея», общего культурного ориентира в обществе.

Семьи в Великобритании уже давно поддерживают смягченные законы, регулирующие домашнее образование. И хотя в таких странах, как Германия, Хорватия, Бразилия и Турция обучение на дому и вовсе является незаконным, единственное требование к родителям в Великобритании – это письменное заявление на имя директора школы, он должен дать свое согласие. А если ребенок никогда не посещал школы, то отчитываться вообще ни перед кем не нужно.

В соответствии со статьей 7 закона об образовании 1996 года, родители обязаны обеспечивать образование своих детей. И на этом все. Они не обязаны преподавать по государственному учебному плану, иметь какую-либо квалификацию, регистрироваться в местных органах власти, подвергаться инспекциям или получать разрешение на домашнее обучение.

Однако сейчас правительство стремится ужесточить и уточнить правила, касающиеся домашнего образования. Предложения касаются обязательного включения в реестр детей, получающих домашнее образование, наряду с усилением контроля и поддержки со стороны местных органов власти. Отчасти это вызвано резким ростом числа детей, получающих домашнее образование, и обеспокоенностью по поводу благополучия детей.

Еще одной проблемой является рост числа незаконных школ – незарегистрированных учреждений, которые функционируют вне контроля министерства образования, местных органов власти или инспекционных органов и часто носят религиозный характер.

Сэр Майкл Уилшоу, бывший главный инспектор школ, предупредил, что они представляют собой угрозу «британским ценностям». Помимо этого, по его мнению, создается впечатление, что домашнее обучение используется в качестве прикрытия террористической деятельности.

Сообщество домашнего обучения крайне негативно отреагировало на беспрецедентное внимание к своей деятельности, заявив, что предложения правительства нарушают права родителей и распространяют необоснованные подозрения.

«Правительство не хочет признавать, что рост числа детей, обучающихся на дому, не связан с радикализацией», - говорит Крис МакГоверн, отставной руководитель и председатель Кампании за реальное образование (правая группа давления и некоммерческая организация в Соединенном Королевстве, которая выступает за традиционное образование, больший выбор родителей в школьном обучении и меньшее государственное регулирование предметов, которые изучают дети. – Прим. ред.).

«Это вызывает некоторое волнение, но современная система школьного образования сталкивается с очень серьезной проблемой: с каждым годом число детей, которым школа не смогла дать достойное образование, становится все больше», - добавляет он.


Оригинал: https://www.theguardian.com/education/2018/nov/03/get-to-be-free-rise-in-home-schooling 

Читайте также
Комментарии (0)