Портфолио вместо ЕГЭ: утопия или реальность?

2019-04-17T10:15:17.908Z
7 0

Можно и нужно ли заменять результаты ЕГЭ собранным портфолио? И кто его должен собирать?

Прочитав анонс одной из панельных дискуссий на ММСО-2019 – «Портфолио вместо ЕГЭ», на секунду представил себя живущим в стране «победившего портфолио». Воображение быстро нарисовало полки книжных магазинов, уставленные пособиями: «Собираем портфолио выпускника школы», «Портфолио – это очень просто» и «Самый полный справочник по подготовке портфолио».

Помимо довольно популярной и активно обсуждаемой темы дискуссии, меня привлекли имена спикеров:

Адамский Александр Изотович – научный руководитель, Институт проблем образовательной политики «Эврика»

Семенов Алексей Львович – академик РАН и РАО

Молчанов Александр Сергеевич – заместитель председателя Комитета по профессиональному образованию и подготовке кадров, «Деловая Россия»

Тон обсуждению задал Александр Молчанов, выразивший – как родитель школьников – недоумение по поводу практикуемого сейчас в некоторых школах обязательного сбора портфолио: грамот, сертификатов и прочих документов, подтверждающих успехи школьников в разнообразных сферах учебной, спортивной и культурной деятельности.

Затем инициативу перехватил Александр Адамский, попытавшийся очертить круг проблем, требующих обсуждения. По мнению Александра Изотовича, речь должна идти не о сборе портфолио школьниками или их родителями, а о функционировании некоего искусственного интеллекта, собирающего, форматирующего и анализирующего данные о школьнике, которые были накоплены за весь период его обучения. В этот момент стало понятно, что уважаемый спикер говорит об одной из самых горячих тем последних месяцев, о так называемом цифровом следе, который будет накапливаться в результате цифровизации школьного образования: школьных оценках, результатах проверочных работ и государственных аттестаций, олимпиадных и конкурсных достижениях и т. д.

Цифровой след Александра Адамского

Итак, что же это за проблемы, требующие обсуждения? Удивительно, но для их перечисления мне даже не потребовалась расшифровка записи выступления Александра Адамского. Я всего лишь проанализировал оставленный руководителем Института проблем образовательной политики «Эврика» цифровой след. Примерно с 2009 года по настоящее время все выступления Александра Изотовича по теме «Портфолио вместо ЕГЭ» сводятся к одним и тем же тезисам:

  • ЕГЭ – это разовая, а потому не совсем справедливая и точная процедура оценки. Поэтому необходимо учитывать не только результаты ЕГЭ, но и другие виды деятельности на протяжении всех школьных лет: трудовую, спортивную, творческую, интеллектуальную, проектную;
  • что предъявлять для формирования портфолио, а что нет, решают школьник и его родители;
  • ЕГЭ, ВПР и PISA – это внешние оценки, в то время как внутренние оценки самого школьника гораздо важнее.

Забегая вперед, скажу, что выступления академика РАН и РАО Алексея Семенова касались в основном морального аспекта проблемы формирования портфолио. В этой части моя точка зрения совпадает с мнением Алексея Львовича и Александра Изотовича, и коротко сформулировать ее можно следующим образом: «Не навреди!»

Что же касается других тезисов, то, как мне представляется, не все так просто, поэтому давайте разбираться.

Андрей Фурсенко и Сергей Собянин о портфолио

Идея использования портфолио в качестве альтернативы ЕГЭ или дополнения к нему  неоднократно звучала из уст не только Александра Адамского, но и высокопоставленных государственных чиновников. Так, например, министр образования и науки Андрей Фурсенко в 2009 году прогнозировал: «Единые госэкзамены в будущем могут дополниться еще одной формой оценки знаний выпускников – портфолио, которое будет включать в себя проектные работы учеников, их спортивные достижения, участие в олимпиадах, районных и городских конкурсах». Прошло 10 лет, и в феврале 2019 года мэр Москвы Сергей Собянин заявил в докладе на международной конференции «Большие данные: новые возможности мониторинга в образовании», что благодаря библиотеке Московской электронной школы и электронному дневнику каждый школьник Москвы формирует свой индивидуальный электронный след, который отражает все аспекты школьной жизни: «Что он учит, как быстро справляется с заданиями, чему научился, с каким результатом, в каких кружках занимается, в какие музеи, театры, технопарки ходит, что строил, проектировал, изобретал, какие книги читает, в каких олимпиадах участвовал и побеждал, какими компетенциями владеет». Многие СМИ поспешили сообщить, что мэр Москвы предложил заменить ЕГЭ на электронное портфолио, хотя Сергей Семенович, подводя итоги конференции по большим данным, сформулировал свою позицию весьма аккуратно: «Что мы можем сделать? Заменить ЕГЭ на портфолио? Выставить новые критерии успешности, знаний? Это самый сложный и тонкий вопрос, который требует обсуждения». Согласитесь, между «предложил заменить» и «вопрос требует обсуждения» есть некоторая разница.

Критика предложений Александра Адамского

Если говорить о предложении Александра Изотовича учитывать не только результаты ЕГЭ, но и достижения во внеучебной деятельности, социальные компетенции, участие в проектах, победы в конкурсах, конференциях и спортивных соревнованиях или продукты деятельности школьника (картину, сайт или рассказ), то я не собираюсь отрицать такую необходимость. Да и приемные комиссии вузов это прекрасно понимают, иначе как объяснить, что за участие в юнармейском движении и наличие золотого знака отличия Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне», за осуществление волонтерской (добровольческой) деятельности и призовые места в творческих конкурсах многие вузы начисляют дополнительные баллы? Другое дело, что каждый вуз сам определяет, сколько баллов и за какие индивидуальные достижения он готов добавить абитуриенту. В результате, как мы ранее сообщали, Южный федеральный университет фиксирует в правилах приема начисление десяти баллов за участие в военно-патриотическом движении «Юнармия» и лишь четырех – за золотую медаль и аттестат с отличием. Мне близка позиция по этому поводу ректора МГПУ Игоря Реморенко, заявившего, что перечень индивидуальных достижений – это «абсолютно репутационная вещь для вуза». Действительно, список достижений ясно дает понять абитуриентам, что «ценит тот или иной вуз; кто-то ценит “Юнармию”, кто-то ценит волонтерство, кто-то ценит Ломоносовскую олимпиаду…»

Таким образом, идеи Александра Адамского об учете разнообразных учебных и внеучебных достижений давно воплощены в жизнь и зафиксированы в правилах приема, но Александр Изотович не успокаивается и продолжает говорить о необходимости извлечения из накапливаемых больших данных каких-то показателей с помощью искусственного интеллекта. За период с 2009 по 2019 год никаких внятных предложений и алгоритмов, к сожалению, не появилось, по-прежнему речь идет о неких показателях, которые кто-то по каким-то правилам должен отбирать, извлекать и анализировать. Мне, собственно, даже не нужно формулировать критические замечания, потому что они давно сформулированы и многократно звучали в СМИ и в процессе дискуссий:

  • как правильно рассчитать вес каждого достижения?
  • начислять 2 балла за прополку морковных грядок и 4 балла за театральный кружок или наоборот?
  • как обеспечить взаимное признание портфолио и кого обязать считаться с портфолио – ректора вуза и приемную комиссию?
  • нужно ли отказаться от существующего права каждого вуза устанавливать перечень индивидуальных достижений, за которые начисляются дополнительные баллы?
  • если внутренние оценки школьника важнее результатов ЕГЭ, то каким образом их должны учитывать приемные комиссии?

Остается добавить, что в многочисленных публикациях и интервью руководителем Института проблем образовательной политики «Эврика» не было дано ни одного ответа на эти очевидные вопросы.

Даже горячие сторонники внедрения портфолио понимают, к чему может привести ориентация исключительно на портфолио. Заслуженный учитель РФ Александр Снегуров, давно предлагающий учитывать широкий спектр достижений человека при окончании школы и поступлении в вуз, считает, что нельзя допускать фальсификации, имитации самих достижений, зацикленности на создании портфолио как сверхзадачи. По мнению Александра Викторовича, «школьная жизнь должна быть яркой и продуктивной не потому, что она отразится в грамотах, дипломах, сертификатах и кубках, а потому что иная школьная жизнь просто не нужна человеку и даже вредна для него».

Попытка прогноза

Во время панельной дискуссии на ММСО-2019 из переполненного зала прозвучало мнение о несправедливости ЕГЭ и необходимости сбора портфолио. Я хочу спросить родителей, чьи дети поступают в вуз: как они отнеслись бы к тому факту, что в результате конкурса портфолио их ребенка не оказалось бы в списке зачисленных, а на все вопросы приемная комиссия ссылалась бы на искусственный интеллект, который из накопленного цифрового следа сначала извлек, а затем проанализировал достижения школьника? На мой взгляд, ЕГЭ – далеко не идеальный способ отбора, но почему будущих математиков или лингвистов нужно отбирать по количеству школьных дежурств и участию в театральном кружке? И как сделать этот отбор прозрачным? К сожалению, возможности задать эти вопросы во время и после панельной дискуссии мне не предоставили.

Александр Адамский, подводя итог дискуссии «Портфолио вместо ЕГЭ», сделал прогноз: система ЕГЭ просуществует 7-8 лет, не больше. Мой прогноз звучит иначе: на ММСО-2029 Александр Изотович, как и на ММСО-2019, и ранее – в 2009 году, не предлагая никаких методик и алгоритмов, продолжит горячо и талантливо убеждать общество в необходимости учета индивидуальных достижений школьников, но возражать ему никто не будет, потому что у приемных комиссий вузов давно уже имеются широкие возможности и полномочия по учету этих достижений.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-04-17T10:15:17.908Z
7 0

Портфолио вместо ЕГЭ: утопия или реальность?


Можно и нужно ли заменять результаты ЕГЭ собранным портфолио? И кто его должен собирать?

Прочитав анонс одной из панельных дискуссий на ММСО-2019 – «Портфолио вместо ЕГЭ», на секунду представил себя живущим в стране «победившего портфолио». Воображение быстро нарисовало полки книжных магазинов, уставленные пособиями: «Собираем портфолио выпускника школы», «Портфолио – это очень просто» и «Самый полный справочник по подготовке портфолио».

Помимо довольно популярной и активно обсуждаемой темы дискуссии, меня привлекли имена спикеров:

Адамский Александр Изотович – научный руководитель, Институт проблем образовательной политики «Эврика»

Семенов Алексей Львович – академик РАН и РАО

Молчанов Александр Сергеевич – заместитель председателя Комитета по профессиональному образованию и подготовке кадров, «Деловая Россия»

Тон обсуждению задал Александр Молчанов, выразивший – как родитель школьников – недоумение по поводу практикуемого сейчас в некоторых школах обязательного сбора портфолио: грамот, сертификатов и прочих документов, подтверждающих успехи школьников в разнообразных сферах учебной, спортивной и культурной деятельности.

Затем инициативу перехватил Александр Адамский, попытавшийся очертить круг проблем, требующих обсуждения. По мнению Александра Изотовича, речь должна идти не о сборе портфолио школьниками или их родителями, а о функционировании некоего искусственного интеллекта, собирающего, форматирующего и анализирующего данные о школьнике, которые были накоплены за весь период его обучения. В этот момент стало понятно, что уважаемый спикер говорит об одной из самых горячих тем последних месяцев, о так называемом цифровом следе, который будет накапливаться в результате цифровизации школьного образования: школьных оценках, результатах проверочных работ и государственных аттестаций, олимпиадных и конкурсных достижениях и т. д.

Цифровой след Александра Адамского

Итак, что же это за проблемы, требующие обсуждения? Удивительно, но для их перечисления мне даже не потребовалась расшифровка записи выступления Александра Адамского. Я всего лишь проанализировал оставленный руководителем Института проблем образовательной политики «Эврика» цифровой след. Примерно с 2009 года по настоящее время все выступления Александра Изотовича по теме «Портфолио вместо ЕГЭ» сводятся к одним и тем же тезисам:

  • ЕГЭ – это разовая, а потому не совсем справедливая и точная процедура оценки. Поэтому необходимо учитывать не только результаты ЕГЭ, но и другие виды деятельности на протяжении всех школьных лет: трудовую, спортивную, творческую, интеллектуальную, проектную;
  • что предъявлять для формирования портфолио, а что нет, решают школьник и его родители;
  • ЕГЭ, ВПР и PISA – это внешние оценки, в то время как внутренние оценки самого школьника гораздо важнее.

Забегая вперед, скажу, что выступления академика РАН и РАО Алексея Семенова касались в основном морального аспекта проблемы формирования портфолио. В этой части моя точка зрения совпадает с мнением Алексея Львовича и Александра Изотовича, и коротко сформулировать ее можно следующим образом: «Не навреди!»

Что же касается других тезисов, то, как мне представляется, не все так просто, поэтому давайте разбираться.

Андрей Фурсенко и Сергей Собянин о портфолио

Идея использования портфолио в качестве альтернативы ЕГЭ или дополнения к нему  неоднократно звучала из уст не только Александра Адамского, но и высокопоставленных государственных чиновников. Так, например, министр образования и науки Андрей Фурсенко в 2009 году прогнозировал: «Единые госэкзамены в будущем могут дополниться еще одной формой оценки знаний выпускников – портфолио, которое будет включать в себя проектные работы учеников, их спортивные достижения, участие в олимпиадах, районных и городских конкурсах». Прошло 10 лет, и в феврале 2019 года мэр Москвы Сергей Собянин заявил в докладе на международной конференции «Большие данные: новые возможности мониторинга в образовании», что благодаря библиотеке Московской электронной школы и электронному дневнику каждый школьник Москвы формирует свой индивидуальный электронный след, который отражает все аспекты школьной жизни: «Что он учит, как быстро справляется с заданиями, чему научился, с каким результатом, в каких кружках занимается, в какие музеи, театры, технопарки ходит, что строил, проектировал, изобретал, какие книги читает, в каких олимпиадах участвовал и побеждал, какими компетенциями владеет». Многие СМИ поспешили сообщить, что мэр Москвы предложил заменить ЕГЭ на электронное портфолио, хотя Сергей Семенович, подводя итоги конференции по большим данным, сформулировал свою позицию весьма аккуратно: «Что мы можем сделать? Заменить ЕГЭ на портфолио? Выставить новые критерии успешности, знаний? Это самый сложный и тонкий вопрос, который требует обсуждения». Согласитесь, между «предложил заменить» и «вопрос требует обсуждения» есть некоторая разница.

Критика предложений Александра Адамского

Если говорить о предложении Александра Изотовича учитывать не только результаты ЕГЭ, но и достижения во внеучебной деятельности, социальные компетенции, участие в проектах, победы в конкурсах, конференциях и спортивных соревнованиях или продукты деятельности школьника (картину, сайт или рассказ), то я не собираюсь отрицать такую необходимость. Да и приемные комиссии вузов это прекрасно понимают, иначе как объяснить, что за участие в юнармейском движении и наличие золотого знака отличия Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне», за осуществление волонтерской (добровольческой) деятельности и призовые места в творческих конкурсах многие вузы начисляют дополнительные баллы? Другое дело, что каждый вуз сам определяет, сколько баллов и за какие индивидуальные достижения он готов добавить абитуриенту. В результате, как мы ранее сообщали, Южный федеральный университет фиксирует в правилах приема начисление десяти баллов за участие в военно-патриотическом движении «Юнармия» и лишь четырех – за золотую медаль и аттестат с отличием. Мне близка позиция по этому поводу ректора МГПУ Игоря Реморенко, заявившего, что перечень индивидуальных достижений – это «абсолютно репутационная вещь для вуза». Действительно, список достижений ясно дает понять абитуриентам, что «ценит тот или иной вуз; кто-то ценит “Юнармию”, кто-то ценит волонтерство, кто-то ценит Ломоносовскую олимпиаду…»

Таким образом, идеи Александра Адамского об учете разнообразных учебных и внеучебных достижений давно воплощены в жизнь и зафиксированы в правилах приема, но Александр Изотович не успокаивается и продолжает говорить о необходимости извлечения из накапливаемых больших данных каких-то показателей с помощью искусственного интеллекта. За период с 2009 по 2019 год никаких внятных предложений и алгоритмов, к сожалению, не появилось, по-прежнему речь идет о неких показателях, которые кто-то по каким-то правилам должен отбирать, извлекать и анализировать. Мне, собственно, даже не нужно формулировать критические замечания, потому что они давно сформулированы и многократно звучали в СМИ и в процессе дискуссий:

  • как правильно рассчитать вес каждого достижения?
  • начислять 2 балла за прополку морковных грядок и 4 балла за театральный кружок или наоборот?
  • как обеспечить взаимное признание портфолио и кого обязать считаться с портфолио – ректора вуза и приемную комиссию?
  • нужно ли отказаться от существующего права каждого вуза устанавливать перечень индивидуальных достижений, за которые начисляются дополнительные баллы?
  • если внутренние оценки школьника важнее результатов ЕГЭ, то каким образом их должны учитывать приемные комиссии?

Остается добавить, что в многочисленных публикациях и интервью руководителем Института проблем образовательной политики «Эврика» не было дано ни одного ответа на эти очевидные вопросы.

Даже горячие сторонники внедрения портфолио понимают, к чему может привести ориентация исключительно на портфолио. Заслуженный учитель РФ Александр Снегуров, давно предлагающий учитывать широкий спектр достижений человека при окончании школы и поступлении в вуз, считает, что нельзя допускать фальсификации, имитации самих достижений, зацикленности на создании портфолио как сверхзадачи. По мнению Александра Викторовича, «школьная жизнь должна быть яркой и продуктивной не потому, что она отразится в грамотах, дипломах, сертификатах и кубках, а потому что иная школьная жизнь просто не нужна человеку и даже вредна для него».

Попытка прогноза

Во время панельной дискуссии на ММСО-2019 из переполненного зала прозвучало мнение о несправедливости ЕГЭ и необходимости сбора портфолио. Я хочу спросить родителей, чьи дети поступают в вуз: как они отнеслись бы к тому факту, что в результате конкурса портфолио их ребенка не оказалось бы в списке зачисленных, а на все вопросы приемная комиссия ссылалась бы на искусственный интеллект, который из накопленного цифрового следа сначала извлек, а затем проанализировал достижения школьника? На мой взгляд, ЕГЭ – далеко не идеальный способ отбора, но почему будущих математиков или лингвистов нужно отбирать по количеству школьных дежурств и участию в театральном кружке? И как сделать этот отбор прозрачным? К сожалению, возможности задать эти вопросы во время и после панельной дискуссии мне не предоставили.

Александр Адамский, подводя итог дискуссии «Портфолио вместо ЕГЭ», сделал прогноз: система ЕГЭ просуществует 7-8 лет, не больше. Мой прогноз звучит иначе: на ММСО-2029 Александр Изотович, как и на ММСО-2019, и ранее – в 2009 году, не предлагая никаких методик и алгоритмов, продолжит горячо и талантливо убеждать общество в необходимости учета индивидуальных достижений школьников, но возражать ему никто не будет, потому что у приемных комиссий вузов давно уже имеются широкие возможности и полномочия по учету этих достижений.

Читайте также
Комментарии (0)