Ольга Васильева о важности частных школ и частных денег в образовании

2019-01-16T10:45:20.116Z
3 0

Частные школы и частные деньги в образовании: насколько они полезны, в чем они полезны, в чем эффективно и неэффективно сотрудничество государства и бизнеса.

То, что вкладываться в образование нужно всем – и государству, и частному бизнесу, - это очевидно

И так было всегда. Любое большое дело начинается с определенной цели, задачи, вопроса «зачем?». Вот нам нужно сейчас совершить то, что мы совершали несколько раз в своей недавней истории – большой технологический прорыв. Никакой прорыв не возможен без подготовленных людей. Будь то инженеры, будь то кадры, которые работают в средней профессиональной отрасли, будь то фундаментальная наука, которая дает результаты в лучшем случае через 25 лет, поэтому это единый процесс.

Возьмем любой регион. Сейчас, говоря о региональном развитии в России, мы должны четко понимать, что развитие региона - это синтез. Сначала мы готовим наших детей, мы занимаемся вместе с бизнесом подготовкой наших профессиональных кадров, мы занимаемся подготовкой наших кадров в высших учебных заведениях, мы инвестируем в науку. Замечу, что вся наука в мире инвестиционная.

Мы с вами строим школу, мы строим допобразование, для того, чтобы наши дети были талантливы и могли в этом регионе себя реализовать. Мы с вами помогаем институтам регионов, научно-исследовательским организациям этого региона и производству, тогда это действительно будет понятие «движение вперед».

Да, это очень тяжело, поскольку возврата инвестиций сразу не будет. В лучшем случае – 6-10 лет, без этого нельзя.  Это должна быть единая общая работа, а не просто точечные действия.

Напомню, что частные школы - это то самое государственное задание, на которое идут бюджетные деньги, а вот все, что касается содержания – это уже то, что касается частной школы. Это единая работа, единое осуществление задач, так же как Кванториумы. Прекрасный пример. Вот любой кванторианец должен знать, что он может пойти либо в СПО, либо в институт. Он должен прийти в ту лабораторию, где он, уже будучи маленьким, получил первые знания.

Что нужно делать сейчас? 

Кроме единого плана, мы должны четко знать, что все наши школы должны иметь хорошие лаборатории. У нас проект по 8 сельским школам в 8 регионах, нам будет помогать большая наука, фундаментальная наука. Мы будем готовить тех ребят, которые придут в генетику, придут очень скоро.

Общая затратность лабораторий - она никакая на сегодняшний день, хотя для школы это сумасшедшая сумма – 10 миллионов рублей. И вот в этих школах мы будем вместе с бизнесом оснащать эти лаборатории.
Дальше следующий момент. В этих школах должны быть приглашенные учителя. И в школах, и в вузах, и в колледжах, которые смогут создать вокруг себя команду и научить тех, кто рядом.

Я приведу самый короткий пример. Вы, все сидящие здесь бизнесмены, наверное, никогда не задумывались, почему мы сделали фантастический скачок с 1930 по 1937 год во всех отраслях. Я отвечу: у нас с 1930 по 1937 год было 30 тысяч иностранных инженеров, они были рекрутированы специальным агентством, они готовили наших специалистов. Но они стоили дорого государству для того, чтобы сделать рывок.
А сейчас рывок можно сделать с вашей помощью. Не вообще куда-то вкладывать, а вкладывать для чего-то. Например, для развития региона. Мы готовим правовую основу, чтобы были облегчения налоговые и т.д. У нас есть проект по строительству лагерей, и это тоже вклад, потому что наши дети должны отдыхать. Но это не разовые истории, это истории единой страны и каждого региона.

В 30-е годы иностранные специалисты привлекались с очень важной целью: быстро научить своих. Это была конкретная цель, оплаченная государством. Самый крупный американский специалист, который здесь был у нас, получил гонорар в размере более 196 миллионов долларов за 4 года. Я к тому, что использовались все силы, и мы опять встречаемся с тем же самым вызовом, только в других исторических декорациях.
В среднем профессиональном лучше отлажена модель, поскольку она более понятна, в дошкольном – тоже понятна, а в школьном – нет. Но я убеждена, что необходимо создать целую систему, которая будет впитывать в себя все, включая и науку.

Только ставя такие большие задачи, можно что-то решить. Я очень не люблю мифы, связанные с дайджестами об уровне образования в других странах. Давайте четко разделять, что в них есть хорошего и плохого.
Разговор о том, что я буду учить чему-нибудь и как-нибудь – это не про это. И частные центры, которые есть в России, должны понимать, что они живут в этой стране, что они готовят детей для этой страны и что, если этот центр научный стоит в регионе, то это та самая основа, которая будет развивать этот регион спустя 10-15 лет.

Но я еще раз повторяю: здесь все уровни образования, здесь наука, без нее нельзя. Понятия «региональная наука» нет. У нас сейчас практически в каждом регионе имеется большое количество академических институтов, которые тоже могут нам помочь.

Я мечтаю о том, чтобы в школах, которые готовят будущих генетиков, работали те великие ученые, которые есть здесь и за пределами нашей страны и вовлекали детей в то, что станет их жизнью. И так можно делать по любому направлению.

Тот искусственный интеллект, о котором мы говорим – это огромное направление. Это прежде всего наука о мозге, цифровизация, подготовка людей по разным направлениям, но в начале стоит фундамент, который называется фундаментальной наукой. Поэтому для меня эти разовые, мозаичные истории не годятся. История должна быть единой и продуманной. 

Ссылка на речь


Читайте также
Комментарии (0)
2019-01-16T10:45:20.116Z
3 0

Ольга Васильева о важности частных школ и частных денег в образовании


Частные школы и частные деньги в образовании: насколько они полезны, в чем они полезны, в чем эффективно и неэффективно сотрудничество государства и бизнеса.

То, что вкладываться в образование нужно всем – и государству, и частному бизнесу, - это очевидно

И так было всегда. Любое большое дело начинается с определенной цели, задачи, вопроса «зачем?». Вот нам нужно сейчас совершить то, что мы совершали несколько раз в своей недавней истории – большой технологический прорыв. Никакой прорыв не возможен без подготовленных людей. Будь то инженеры, будь то кадры, которые работают в средней профессиональной отрасли, будь то фундаментальная наука, которая дает результаты в лучшем случае через 25 лет, поэтому это единый процесс.

Возьмем любой регион. Сейчас, говоря о региональном развитии в России, мы должны четко понимать, что развитие региона - это синтез. Сначала мы готовим наших детей, мы занимаемся вместе с бизнесом подготовкой наших профессиональных кадров, мы занимаемся подготовкой наших кадров в высших учебных заведениях, мы инвестируем в науку. Замечу, что вся наука в мире инвестиционная.

Мы с вами строим школу, мы строим допобразование, для того, чтобы наши дети были талантливы и могли в этом регионе себя реализовать. Мы с вами помогаем институтам регионов, научно-исследовательским организациям этого региона и производству, тогда это действительно будет понятие «движение вперед».

Да, это очень тяжело, поскольку возврата инвестиций сразу не будет. В лучшем случае – 6-10 лет, без этого нельзя.  Это должна быть единая общая работа, а не просто точечные действия.

Напомню, что частные школы - это то самое государственное задание, на которое идут бюджетные деньги, а вот все, что касается содержания – это уже то, что касается частной школы. Это единая работа, единое осуществление задач, так же как Кванториумы. Прекрасный пример. Вот любой кванторианец должен знать, что он может пойти либо в СПО, либо в институт. Он должен прийти в ту лабораторию, где он, уже будучи маленьким, получил первые знания.

Что нужно делать сейчас? 

Кроме единого плана, мы должны четко знать, что все наши школы должны иметь хорошие лаборатории. У нас проект по 8 сельским школам в 8 регионах, нам будет помогать большая наука, фундаментальная наука. Мы будем готовить тех ребят, которые придут в генетику, придут очень скоро.

Общая затратность лабораторий - она никакая на сегодняшний день, хотя для школы это сумасшедшая сумма – 10 миллионов рублей. И вот в этих школах мы будем вместе с бизнесом оснащать эти лаборатории.
Дальше следующий момент. В этих школах должны быть приглашенные учителя. И в школах, и в вузах, и в колледжах, которые смогут создать вокруг себя команду и научить тех, кто рядом.

Я приведу самый короткий пример. Вы, все сидящие здесь бизнесмены, наверное, никогда не задумывались, почему мы сделали фантастический скачок с 1930 по 1937 год во всех отраслях. Я отвечу: у нас с 1930 по 1937 год было 30 тысяч иностранных инженеров, они были рекрутированы специальным агентством, они готовили наших специалистов. Но они стоили дорого государству для того, чтобы сделать рывок.
А сейчас рывок можно сделать с вашей помощью. Не вообще куда-то вкладывать, а вкладывать для чего-то. Например, для развития региона. Мы готовим правовую основу, чтобы были облегчения налоговые и т.д. У нас есть проект по строительству лагерей, и это тоже вклад, потому что наши дети должны отдыхать. Но это не разовые истории, это истории единой страны и каждого региона.

В 30-е годы иностранные специалисты привлекались с очень важной целью: быстро научить своих. Это была конкретная цель, оплаченная государством. Самый крупный американский специалист, который здесь был у нас, получил гонорар в размере более 196 миллионов долларов за 4 года. Я к тому, что использовались все силы, и мы опять встречаемся с тем же самым вызовом, только в других исторических декорациях.
В среднем профессиональном лучше отлажена модель, поскольку она более понятна, в дошкольном – тоже понятна, а в школьном – нет. Но я убеждена, что необходимо создать целую систему, которая будет впитывать в себя все, включая и науку.

Только ставя такие большие задачи, можно что-то решить. Я очень не люблю мифы, связанные с дайджестами об уровне образования в других странах. Давайте четко разделять, что в них есть хорошего и плохого.
Разговор о том, что я буду учить чему-нибудь и как-нибудь – это не про это. И частные центры, которые есть в России, должны понимать, что они живут в этой стране, что они готовят детей для этой страны и что, если этот центр научный стоит в регионе, то это та самая основа, которая будет развивать этот регион спустя 10-15 лет.

Но я еще раз повторяю: здесь все уровни образования, здесь наука, без нее нельзя. Понятия «региональная наука» нет. У нас сейчас практически в каждом регионе имеется большое количество академических институтов, которые тоже могут нам помочь.

Я мечтаю о том, чтобы в школах, которые готовят будущих генетиков, работали те великие ученые, которые есть здесь и за пределами нашей страны и вовлекали детей в то, что станет их жизнью. И так можно делать по любому направлению.

Тот искусственный интеллект, о котором мы говорим – это огромное направление. Это прежде всего наука о мозге, цифровизация, подготовка людей по разным направлениям, но в начале стоит фундамент, который называется фундаментальной наукой. Поэтому для меня эти разовые, мозаичные истории не годятся. История должна быть единой и продуманной. 

Ссылка на речь

Читайте также
Комментарии (0)