Михаил Крупин: Всегда важен выбор

2019-05-30T13:20:07.350Z
1 0

Мы продолжаем разговор с Уполномоченным по правам ребенка в Ярославской области Михаилом Львовичем Крупиным о правах и интересах детей, а также их родителей. Первую часть интервью вы можете прочитать здесь.

О семейном образовании

Семейное образование – довольно тонкая настройка. Зачастую можно отказаться от школьного образования и воспитания и не найти его в семье. Форма семейного обучения у нас в России достаточно демократична.  Даже не во всех странах Европы такая есть.  Ведь аттестация промежуточных результатов обучения не предусмотрена, аттестацию можно перенести на год.  В итоге мы приходим к тому, что единицы детей, находящихся на домашнем обучении, к середине средней школы  имеют крепкие знания. Поэтому у меня однозначного мнения на этот счет нет. 

Моя позиция (возможно, она через несколько лет поменяется): требовать с родителей результат получится тогда, когда будут обозначены и права,  и обязанности. Чтобы дети  проходили промежуточные тесты,  должен быть договор, имеющий под собой финансовую основу. Она стимулирует родителей. В моей практике было несколько случаев, когда родители для своих детей выбрали семейное образование.  Я только заступил на должность и столкнулся со следующей ситуацией: семья, мама – переводчица, папа – компьютерный гений.  Десять лет назад принимают решение уехать жить в глубинку, в заброшенную деревню (угол Вологодской и Ярославской области). Там нет дорог, нет электричества, два дома в деревне,  разрушенный Храм. Десять  лет они там живут с четырьмя детьми и занимаются их обучением самостоятельно. Что делать? Образ жизни у них уже сформирован. Настаивать на том, чтобы оторвать детей от сформировавшегося уклада было нельзя, забирать у родителей детей было нельзя. Мы бы в детском доме просто судьбу им сломали.  Поэтому  при участии прокуратуры удалось заключить с родителями договор о том, чтобы они привозили детей в школу для сдачи промежуточных тестов/экзаменов. 

Сейчас выстроена модель финансирования не образовательной деятельности учреждения, а образования конкретного ученика (подушевое финансирование). Получается, когда ребенок получает семейное образование, должна быть предусмотрена компенсация. Я за права и обязанности, за договорные отношения и исполнение обязательств по договору. Спрашиваем с родителей,  можем оценивать промежуточные результаты обучения – финансируем. Не берут на себя ответственность за результаты, не показывают их – не финансируем.

Векторы развития в этом вопросе могут быть различны. Но в целом, если мы запускаем семейное образование, эту  тему надо  совершенствовать, регламентировать.

Об инклюзии

Мир развивается так, что детей с особенностями рождается все больше. Мы от этого никуда не денемся. Зачастую сегодня в образовательной организации оказывается очень много особенных детей (в некоторых детских садах доходит до 20%). Отдавать такого ребенка в специализированную или в обычную школу? Я  считаю, что у родителей должно быть право выбора. 

Родителям особенных детей нелегко и конечно, когда есть специалисты, имеющие соответственные компетенции,  они не только ребенком занимаются, но и могут дать определенные  советы родителям, исходя из своего уникального профессионального опыта. Иногда смотришь на родителей таких детей, они просто истощены уже, они устали. Педагог в такой школе  выступает помощником, в какой-то мере куратором семьи. Если говорить о предпочтениях, то мои наблюдения говорят соотношении 50/50. 50% родителей хотят, чтобы их ребенок ходил в обычную школу, другие 50 выбирают специализированную.

О поддержке многодетных семей

Многодетным семьям все, что положено выплачиваем. Самый глобальный вопрос – жилье. Бюджет не всегда позволяет всех им обеспечить жильем. Зачастую люди в очереди стоят годами, дети вырастают, и семьи исключают из списка многодетных. Вот, чем точно можем всех обеспечить, это землей. У многодетной семьи  есть право даже на 2 вида земли – участок под индивидуальное  строительство и участок  под личное подсобное хозяйство. Но реально ее очень сложно продать по рыночной цене. А семья, как только получает землю, пытается ее продать, поскольку возможности строиться у них нет. В этом году предоставляется 900 участков. Но по статистике из 1000 семей строятся менее сотни.

А проблема в том, что банки не хотят брать их земельные участки в качестве залога при ипотечном кредитовании. Семья не может взять кредит  на строительство дома на участке, отдав в залог свою землю. И это при том, что сегодня Президент России говорит Госбанку о  кредитных каникулах…  

Если бы банки пересмотрели свою позицию и пошил навстречу многодетным семьям, можно было бы сразу убить двух зайцев. Семьи бы годами в очередях не стояли. Ну, и на земле многодетной семье все-таки лучше жить. Говорю, исходя и собственного опыта. Я сам отец троих детей и живу за городом. 



Читайте также
Комментарии (0)
2019-05-30T13:20:07.350Z
1 0

Михаил Крупин: Всегда важен выбор


Мы продолжаем разговор с Уполномоченным по правам ребенка в Ярославской области Михаилом Львовичем Крупиным о правах и интересах детей, а также их родителей. Первую часть интервью вы можете прочитать здесь.

О семейном образовании

Семейное образование – довольно тонкая настройка. Зачастую можно отказаться от школьного образования и воспитания и не найти его в семье. Форма семейного обучения у нас в России достаточно демократична.  Даже не во всех странах Европы такая есть.  Ведь аттестация промежуточных результатов обучения не предусмотрена, аттестацию можно перенести на год.  В итоге мы приходим к тому, что единицы детей, находящихся на домашнем обучении, к середине средней школы  имеют крепкие знания. Поэтому у меня однозначного мнения на этот счет нет. 

Моя позиция (возможно, она через несколько лет поменяется): требовать с родителей результат получится тогда, когда будут обозначены и права,  и обязанности. Чтобы дети  проходили промежуточные тесты,  должен быть договор, имеющий под собой финансовую основу. Она стимулирует родителей. В моей практике было несколько случаев, когда родители для своих детей выбрали семейное образование.  Я только заступил на должность и столкнулся со следующей ситуацией: семья, мама – переводчица, папа – компьютерный гений.  Десять лет назад принимают решение уехать жить в глубинку, в заброшенную деревню (угол Вологодской и Ярославской области). Там нет дорог, нет электричества, два дома в деревне,  разрушенный Храм. Десять  лет они там живут с четырьмя детьми и занимаются их обучением самостоятельно. Что делать? Образ жизни у них уже сформирован. Настаивать на том, чтобы оторвать детей от сформировавшегося уклада было нельзя, забирать у родителей детей было нельзя. Мы бы в детском доме просто судьбу им сломали.  Поэтому  при участии прокуратуры удалось заключить с родителями договор о том, чтобы они привозили детей в школу для сдачи промежуточных тестов/экзаменов. 

Сейчас выстроена модель финансирования не образовательной деятельности учреждения, а образования конкретного ученика (подушевое финансирование). Получается, когда ребенок получает семейное образование, должна быть предусмотрена компенсация. Я за права и обязанности, за договорные отношения и исполнение обязательств по договору. Спрашиваем с родителей,  можем оценивать промежуточные результаты обучения – финансируем. Не берут на себя ответственность за результаты, не показывают их – не финансируем.

Векторы развития в этом вопросе могут быть различны. Но в целом, если мы запускаем семейное образование, эту  тему надо  совершенствовать, регламентировать.

Об инклюзии

Мир развивается так, что детей с особенностями рождается все больше. Мы от этого никуда не денемся. Зачастую сегодня в образовательной организации оказывается очень много особенных детей (в некоторых детских садах доходит до 20%). Отдавать такого ребенка в специализированную или в обычную школу? Я  считаю, что у родителей должно быть право выбора. 

Родителям особенных детей нелегко и конечно, когда есть специалисты, имеющие соответственные компетенции,  они не только ребенком занимаются, но и могут дать определенные  советы родителям, исходя из своего уникального профессионального опыта. Иногда смотришь на родителей таких детей, они просто истощены уже, они устали. Педагог в такой школе  выступает помощником, в какой-то мере куратором семьи. Если говорить о предпочтениях, то мои наблюдения говорят соотношении 50/50. 50% родителей хотят, чтобы их ребенок ходил в обычную школу, другие 50 выбирают специализированную.

О поддержке многодетных семей

Многодетным семьям все, что положено выплачиваем. Самый глобальный вопрос – жилье. Бюджет не всегда позволяет всех им обеспечить жильем. Зачастую люди в очереди стоят годами, дети вырастают, и семьи исключают из списка многодетных. Вот, чем точно можем всех обеспечить, это землей. У многодетной семьи  есть право даже на 2 вида земли – участок под индивидуальное  строительство и участок  под личное подсобное хозяйство. Но реально ее очень сложно продать по рыночной цене. А семья, как только получает землю, пытается ее продать, поскольку возможности строиться у них нет. В этом году предоставляется 900 участков. Но по статистике из 1000 семей строятся менее сотни.

А проблема в том, что банки не хотят брать их земельные участки в качестве залога при ипотечном кредитовании. Семья не может взять кредит  на строительство дома на участке, отдав в залог свою землю. И это при том, что сегодня Президент России говорит Госбанку о  кредитных каникулах…  

Если бы банки пересмотрели свою позицию и пошил навстречу многодетным семьям, можно было бы сразу убить двух зайцев. Семьи бы годами в очередях не стояли. Ну, и на земле многодетной семье все-таки лучше жить. Говорю, исходя и собственного опыта. Я сам отец троих детей и живу за городом. 


Читайте также
Комментарии (0)