Стоит ли и дальше оценивать качество образования по результатам ВПР и ЕГЭ

2019-04-22T12:49:22.157Z
8 0

Стоит ли продолжать оценивать качество образования по результатам ВПР и ЕГЭ или нужны метрики, находящиеся за пределами образовательной системы? Мнение экспертов. 

10 апреля на ММСО обсуждали подходы к оценке результатов образования. С серьезностью заявленной темы дискуссии резко контрастировал задорно-полемический анонс мероприятия: «Что такое успешность? Разве троечник, получивший после школы профессию, нашедший работу по душе и с достойной оплатой, имеющий жену и детей и ездящий на рыбалку с друзьями, менее успешен, чем отличник, сидящий после вуза в офисе, боящийся увольнения, нервно конкурирующий за место с другими и работающий по 12 часов в день?»

Первая мысль после знакомства с анонсом: «Где-то я уже это видел». Действительно, в книге Экклезиаста приводятся слова царя Соломона: «Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь». Можно и проще сформулировать: любое знание порождает размышления, в том числе и печальные, в то время как отсутствие размышлений не породит печали. Хочется верить, что организаторы дискуссии не предлагают оценивать результаты школьного образования по уровню счастья выпускников.

Оценивать не по образовательным показателям

Научного руководителя Института проблем образовательной политики «Эврика» Александра Адамского отличает стремление к парадоксальным высказываниям. В этот раз эксперт сформулировал свою позицию следующим образом: «Если в обществе и государстве механизмы способствуют успеху человека в жизни, тогда образование может считаться качественным». Александр Изотович давно предлагает оценивать качество образования в отдельно взятом регионе не по традиционным показателям (результаты ВПР, ЕГЭ, школьных олимпиад), а по социальному благополучию, уровню безработицы и криминализации региона и т. д. К сожалению, никаких методик и алгоритмов оценки уважаемый эксперт не предлагает, и после его выступлений не наступает ясного понимания, возлагает ли Александр Адамский ответственность за безработицу и криминализацию региона на учителей математики и биологии или учителя-предметники вообще отсутствуют в его оценочной парадигме.

Важность «мягких» навыков и предметных знаний

Научный руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ Виктор Болотов акцентировал внимание на том факте, что оценка не должна сводиться к предметной обученности: «Сегодня в свете дискуссии о новых проектах ФГОС много говорят о предметных достижениях, а также все чаще обсуждают необходимость учитывать так называемые “мягкие” навыки: критическое мышление, креативность, коммуникативные компетентности, умение работать в команде. Но вопрос в том, создаем ли мы такие условия, чтобы у детей была и позитивная социализация и чтобы они были воспитанны? Работают ли система и рейтинги на создание такой среды в школе? Школа не живет лишь одними ЕГЭ и олимпиадами».

С одной стороны, нет смысла спорить с тем, что существующие рейтинги школ и системы оценки качества образования не отражают коммуникативные способности школьников и их умение работать в команде, но с другой – что мешает на ЕГЭ и олимпиадах проверять способности школьников критически мыслить?

И стоит ли вообще противопоставлять, как это часто происходит, «мягкие» навыки и предметные знания? Научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин полагает, что в этом нет никакого смысла: «Задачи массового образования кардинально усложнились, поскольку усложнился мир. Но не стоит противопоставлять обсуждаемые всеми soft skills и hard skills. Для жизни необходимо и то, и другое, и также третье – воспитательная компонента».

Уровень подростковой преступности как показатель качества

Принявший участие в дискуссии вице-президент корпорации «Российский учебник» Андрей Галиев считает, что многие метрики оценки качества образования находятся за пределами образовательной системы: «К ним относятся структура трудоустройства, поскольку после окончания школы многие дети начинают работать, а также уровень подростковой преступности, что тоже является определением уровня работы школы как общественного института».

Идея о необходимости учета профилактики правонарушений при оценке качества образования нашла отражение в рейтинге московских школ, который официально именуется следующим образом: «Рейтинг вклада школ Москвы в качественное образование московских школьников». Как мы писали ранее, школа получает рейтинговые баллы за учеников 7–11-х классов, не совершивших правонарушений, причем наибольший балл приносят подростки, состоящие на профилактическом учете в органах внутренних дел.

Такой подход к оценке качества образования и формированию рейтинга вынуждает учителей заниматься профилактикой правонарушений, что является функцией органов внутренних дел, или всеми правдами и неправдами скрывать информацию о школьных проблемах от полиции. Иногда, как мы сообщали, это приводит к печальным последствиям.

Что касается предложения Андрея Галиева каким-то образом учитывать при оценке качества образования трудоустройство выпускников, которые сразу после школы начинают работать, то можно лишь заметить, что для многих школ из федеральных рейтингов топ-200 и топ-500 показателем может служить скорее поступление в престижный университет.

От редакции

Редакция ActivityEdu хорошо понимает сложность проблемы оценки результатов образования и сожалеет, что эксперты во время дискуссий не предлагают для обсуждения реальные методики, алгоритмы и показатели, ограничиваясь зачастую оторванными от действительности и не поддающимися количественному учету предложениями.

Показателей оценки результатов образования, а значит, и рейтингов, по нашему мнению, должно быть много. Уже упоминаемый «Рейтинг вклада школ Москвы в качественное образование московских школьников» учитывает множество показателей, что одновременно является его достоинством и недостатком. Почему недостатком? Дело в том, что это интегральный рейтинг, а школьникам и их родителям при выборе школы обычно требуется оценка отдельных аспектов: для кого-то важны результаты ЕГЭ и олимпиад, а кто-то в первую очередь обращает внимание на уровень развития в школе массового спорта, условия для детей с ОВЗ или качество дошкольных отделений. Если Александр Адамский предложит методику и алгоритм учета показателей, которые он считает важными для оценки результатов образования, то пусть появится еще один рейтинг. Возможно, и он кому-то потребуется.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-04-22T12:49:22.157Z
8 0

Стоит ли и дальше оценивать качество образования по результатам ВПР и ЕГЭ


Стоит ли продолжать оценивать качество образования по результатам ВПР и ЕГЭ или нужны метрики, находящиеся за пределами образовательной системы? Мнение экспертов. 

10 апреля на ММСО обсуждали подходы к оценке результатов образования. С серьезностью заявленной темы дискуссии резко контрастировал задорно-полемический анонс мероприятия: «Что такое успешность? Разве троечник, получивший после школы профессию, нашедший работу по душе и с достойной оплатой, имеющий жену и детей и ездящий на рыбалку с друзьями, менее успешен, чем отличник, сидящий после вуза в офисе, боящийся увольнения, нервно конкурирующий за место с другими и работающий по 12 часов в день?»

Первая мысль после знакомства с анонсом: «Где-то я уже это видел». Действительно, в книге Экклезиаста приводятся слова царя Соломона: «Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь». Можно и проще сформулировать: любое знание порождает размышления, в том числе и печальные, в то время как отсутствие размышлений не породит печали. Хочется верить, что организаторы дискуссии не предлагают оценивать результаты школьного образования по уровню счастья выпускников.

Оценивать не по образовательным показателям

Научного руководителя Института проблем образовательной политики «Эврика» Александра Адамского отличает стремление к парадоксальным высказываниям. В этот раз эксперт сформулировал свою позицию следующим образом: «Если в обществе и государстве механизмы способствуют успеху человека в жизни, тогда образование может считаться качественным». Александр Изотович давно предлагает оценивать качество образования в отдельно взятом регионе не по традиционным показателям (результаты ВПР, ЕГЭ, школьных олимпиад), а по социальному благополучию, уровню безработицы и криминализации региона и т. д. К сожалению, никаких методик и алгоритмов оценки уважаемый эксперт не предлагает, и после его выступлений не наступает ясного понимания, возлагает ли Александр Адамский ответственность за безработицу и криминализацию региона на учителей математики и биологии или учителя-предметники вообще отсутствуют в его оценочной парадигме.

Важность «мягких» навыков и предметных знаний

Научный руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ Виктор Болотов акцентировал внимание на том факте, что оценка не должна сводиться к предметной обученности: «Сегодня в свете дискуссии о новых проектах ФГОС много говорят о предметных достижениях, а также все чаще обсуждают необходимость учитывать так называемые “мягкие” навыки: критическое мышление, креативность, коммуникативные компетентности, умение работать в команде. Но вопрос в том, создаем ли мы такие условия, чтобы у детей была и позитивная социализация и чтобы они были воспитанны? Работают ли система и рейтинги на создание такой среды в школе? Школа не живет лишь одними ЕГЭ и олимпиадами».

С одной стороны, нет смысла спорить с тем, что существующие рейтинги школ и системы оценки качества образования не отражают коммуникативные способности школьников и их умение работать в команде, но с другой – что мешает на ЕГЭ и олимпиадах проверять способности школьников критически мыслить?

И стоит ли вообще противопоставлять, как это часто происходит, «мягкие» навыки и предметные знания? Научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин полагает, что в этом нет никакого смысла: «Задачи массового образования кардинально усложнились, поскольку усложнился мир. Но не стоит противопоставлять обсуждаемые всеми soft skills и hard skills. Для жизни необходимо и то, и другое, и также третье – воспитательная компонента».

Уровень подростковой преступности как показатель качества

Принявший участие в дискуссии вице-президент корпорации «Российский учебник» Андрей Галиев считает, что многие метрики оценки качества образования находятся за пределами образовательной системы: «К ним относятся структура трудоустройства, поскольку после окончания школы многие дети начинают работать, а также уровень подростковой преступности, что тоже является определением уровня работы школы как общественного института».

Идея о необходимости учета профилактики правонарушений при оценке качества образования нашла отражение в рейтинге московских школ, который официально именуется следующим образом: «Рейтинг вклада школ Москвы в качественное образование московских школьников». Как мы писали ранее, школа получает рейтинговые баллы за учеников 7–11-х классов, не совершивших правонарушений, причем наибольший балл приносят подростки, состоящие на профилактическом учете в органах внутренних дел.

Такой подход к оценке качества образования и формированию рейтинга вынуждает учителей заниматься профилактикой правонарушений, что является функцией органов внутренних дел, или всеми правдами и неправдами скрывать информацию о школьных проблемах от полиции. Иногда, как мы сообщали, это приводит к печальным последствиям.

Что касается предложения Андрея Галиева каким-то образом учитывать при оценке качества образования трудоустройство выпускников, которые сразу после школы начинают работать, то можно лишь заметить, что для многих школ из федеральных рейтингов топ-200 и топ-500 показателем может служить скорее поступление в престижный университет.

От редакции

Редакция ActivityEdu хорошо понимает сложность проблемы оценки результатов образования и сожалеет, что эксперты во время дискуссий не предлагают для обсуждения реальные методики, алгоритмы и показатели, ограничиваясь зачастую оторванными от действительности и не поддающимися количественному учету предложениями.

Показателей оценки результатов образования, а значит, и рейтингов, по нашему мнению, должно быть много. Уже упоминаемый «Рейтинг вклада школ Москвы в качественное образование московских школьников» учитывает множество показателей, что одновременно является его достоинством и недостатком. Почему недостатком? Дело в том, что это интегральный рейтинг, а школьникам и их родителям при выборе школы обычно требуется оценка отдельных аспектов: для кого-то важны результаты ЕГЭ и олимпиад, а кто-то в первую очередь обращает внимание на уровень развития в школе массового спорта, условия для детей с ОВЗ или качество дошкольных отделений. Если Александр Адамский предложит методику и алгоритм учета показателей, которые он считает важными для оценки результатов образования, то пусть появится еще один рейтинг. Возможно, и он кому-то потребуется.

Читайте также
Комментарии (0)