Как дополненная реальность может помочь при изучении истории

2019-05-15T14:04:40.617Z
13 0

На выставке didacta 2019 был представлен образовательный продукт для уроков истории.

Образовательные продукты и решения, использующие технологию дополненной реальности, набирают популярность во всем мире. Предлагаю познакомиться с одним из таких продуктов, обсудить задачи, которые он решает, и попытаться понять, почему темпы роста популярности цифровых материалов не слишком высоки.

На проходившей в феврале в Кельне крупнейшей в Европе ежегодной выставке didacta 2019 был представлен новый образовательный продукт – приложение для планшетов, переносящее с помощью технологии дополненной реальности очевидцев событий Второй мировой войны в школьный класс. Основу продукта составляют рассказы о войне трех женщин: Анне Приллер-Раушенберг, родившейся в Кельне в 1930 году и пережившей бомбардировки города; Веры Григ, родившейся в Лондоне в 1932 году и рассказавшей о бомбардировках ее родного района Дагенхэм; Эммы Барашковой, родившейся в Ленинграде в 1931 году и испытавшей ужасы блокады.

Дополненная реальность совмещает виртуальное и реальное: на экране планшета или другого гаджета появляется голограмма одной из рассказчиц, помещенной в обстановку классной комнаты. Для достижения эффекта погружения в историческую среду Вера Григ рассказывает свою историю на фоне разрушенного и охваченного огнем Лондона, во время рассказа Эммы Барашковой на экране виден заснеженный Ленинград, а Анне Приллер-Раушенберг сидит будто бы одновременно в классе и в тесном бомбоубежище. 

Разработчики предполагают, что приложение будет активно использоваться на школьных уроках истории при изучении тем, посвященных Второй мировой войне.

Глубокое погружение в тему или погоня за модой?

Смешивание реального и виртуального, одновременное присутствие на экране элементов классной комнаты, в которой находятся школьники, документальных кадров далеких лет и мультипликации (снежинок, пролетающих самолетов, огня) в сочетании с привычными для молодежи гаджетами, безусловно, дает эффект вовлеченности, усиливает эмоциональное впечатление от увиденного и услышанного.

Мне вообще импонирует высказывание американского философа и педагога Джона Дьюи: «Если мы будем учить сегодня так, как мы учили вчера, мы украдем у детей завтра». Но при этом мне не дает покоя вопрос: способны ли современные школьники просто выслушать рассказ о войне или посмотреть документальный фильм на эту тему? Понятно, что урок – это всего лишь 45 минут, поэтому посмотреть длящийся более двух часов «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма нет возможности, но можно, во-первых, предложить его для самостоятельного просмотра и последующего обсуждения, во-вторых, показать на уроке хотя бы некоторые заранее подготовленные короткие фрагменты.

Я считаю, мы слишком пренебрежительно относимся к современным школьникам, полагая, что они в состоянии воспринимать только что-то откровенно простое и короткое, причем исключительно на экране гаджетов. Многие современные школьники по-прежнему с интересом читают Лермонтова и Чехова, смотрят гоголевского «Ревизора» в классической постановке на сцене Малого театра и советские кинофильмы. На мой взгляд, если говорить о документальных фильмах о войне, с «Обыкновенным фашизмом» мало что может сравниться по силе эмоционального воздействия.

Если бы образовательный продукт, созданный на базе технологии дополненной реальности, позволял школьникам узнать что-то глубже по теме Второй мировой войны, чем при использовании традиционных технологий обучения, то его применение было бы абсолютно оправданным. К сожалению, голографическая запись рассказов очевидцев страшных событий военных лет потребовалась не для глубокого проникновения в тему. Дополненная реальность в данном случае нужна всего лишь для того, чтобы привлечь внимание школьников – пусть и на короткое время – к теме Второй мировой войны на уроках истории.

Что мешает росту популярности цифровых материалов

По данным принимавших участие в выставке didacta издательств, доля продаж цифровых учебных материалов не превышает пяти процентов. Можно, конечно, свалить вину за низкие темпы цифровизации школьного образования на учителей, по старинке отдающих предпочтение традиционным бумажным учебникам, но проблема, как мне представляется, все же не в учителях. Как и в России, в Германии наблюдается концептуальная пустота идеи ускоренной цифровизации школьного образования.

Издательства утверждают, что они подготовили широкий спектр цифровых учебных продуктов и сервисов в виде мобильных приложений, программного обеспечения для проверки знаний, материалов на основе виртуальной и дополненной реальности, а школьные учителя говорят, что большинство цифровых учебных материалов – это всего лишь обычные страницы учебников, дополненные кнопками для прослушивания аудиофайлов и просмотра видеосюжетов. Фактически, по словам учителей, школьники читают те же учебники, только теперь на экранах планшетов.

Немецкие эксперты считают, что даже мощный поток в пять миллиардов евро, который хлынет в школы Германии в соответствии с получившим одобрение бундестага и бундесрата цифровым пактом «Школа» (официальное наименование – DigitalPakt Schule), коренным образом не изменит состояние дел, хотя и позволит кардинально обновить программное обеспечение и парк компьютеров.

Потенциал цифровых продуктов

Даже убежденные противники внедрения инновационных подходов в школьное образование понимают, что цифровые продукты способны обеспечить яркую и наглядную визуализацию изучаемых на уроках явлений и процессов, и на портале ActivityEdu опубликованы материалы, посвященные использованию новых технологий, но я полагаю, что цифровые учебные продукты и сервисы обладают гораздо большим потенциалом. Приведу пару примеров.

При проведении лабораторной работы по физике не всегда возможно изменять некоторые физические параметры в широком диапазоне, поэтому сочетание реальных измерений и виртуального эксперимента позволит глубже изучить отдельные аспекты темы.

Довольно часто у школьников возникают сложности при построении сечений объемных геометрических фигур. Виртуальный 3D-просмотр объекта со всех ракурсов дает наглядную картину, после чего процесс построения схематичного рисунка протекает проще и быстрее.

Самое сложное – уловить ограниченность традиционного метода обучения и понять, каким образом цифровой продукт может способствовать более глубокому пониманию темы. В противном случае есть большой риск, что цифровизация сведется к перекачиванию бумажных учебников в планшеты с добавлением кнопок для прослушивания аудиофайлов и просмотра видеосюжетов или к созданию приложений, решающих единственную задачу, – хотя бы ненадолго привлечь внимание школьников к изучаемому предмету.


Читайте также
Комментарии (0)
2019-05-15T14:04:40.617Z
13 0

Как дополненная реальность может помочь при изучении истории


Сергей Блинов
Подписаться

На выставке didacta 2019 был представлен образовательный продукт для уроков истории.

Образовательные продукты и решения, использующие технологию дополненной реальности, набирают популярность во всем мире. Предлагаю познакомиться с одним из таких продуктов, обсудить задачи, которые он решает, и попытаться понять, почему темпы роста популярности цифровых материалов не слишком высоки.

На проходившей в феврале в Кельне крупнейшей в Европе ежегодной выставке didacta 2019 был представлен новый образовательный продукт – приложение для планшетов, переносящее с помощью технологии дополненной реальности очевидцев событий Второй мировой войны в школьный класс. Основу продукта составляют рассказы о войне трех женщин: Анне Приллер-Раушенберг, родившейся в Кельне в 1930 году и пережившей бомбардировки города; Веры Григ, родившейся в Лондоне в 1932 году и рассказавшей о бомбардировках ее родного района Дагенхэм; Эммы Барашковой, родившейся в Ленинграде в 1931 году и испытавшей ужасы блокады.

Дополненная реальность совмещает виртуальное и реальное: на экране планшета или другого гаджета появляется голограмма одной из рассказчиц, помещенной в обстановку классной комнаты. Для достижения эффекта погружения в историческую среду Вера Григ рассказывает свою историю на фоне разрушенного и охваченного огнем Лондона, во время рассказа Эммы Барашковой на экране виден заснеженный Ленинград, а Анне Приллер-Раушенберг сидит будто бы одновременно в классе и в тесном бомбоубежище. 

Разработчики предполагают, что приложение будет активно использоваться на школьных уроках истории при изучении тем, посвященных Второй мировой войне.

Глубокое погружение в тему или погоня за модой?

Смешивание реального и виртуального, одновременное присутствие на экране элементов классной комнаты, в которой находятся школьники, документальных кадров далеких лет и мультипликации (снежинок, пролетающих самолетов, огня) в сочетании с привычными для молодежи гаджетами, безусловно, дает эффект вовлеченности, усиливает эмоциональное впечатление от увиденного и услышанного.

Мне вообще импонирует высказывание американского философа и педагога Джона Дьюи: «Если мы будем учить сегодня так, как мы учили вчера, мы украдем у детей завтра». Но при этом мне не дает покоя вопрос: способны ли современные школьники просто выслушать рассказ о войне или посмотреть документальный фильм на эту тему? Понятно, что урок – это всего лишь 45 минут, поэтому посмотреть длящийся более двух часов «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма нет возможности, но можно, во-первых, предложить его для самостоятельного просмотра и последующего обсуждения, во-вторых, показать на уроке хотя бы некоторые заранее подготовленные короткие фрагменты.

Я считаю, мы слишком пренебрежительно относимся к современным школьникам, полагая, что они в состоянии воспринимать только что-то откровенно простое и короткое, причем исключительно на экране гаджетов. Многие современные школьники по-прежнему с интересом читают Лермонтова и Чехова, смотрят гоголевского «Ревизора» в классической постановке на сцене Малого театра и советские кинофильмы. На мой взгляд, если говорить о документальных фильмах о войне, с «Обыкновенным фашизмом» мало что может сравниться по силе эмоционального воздействия.

Если бы образовательный продукт, созданный на базе технологии дополненной реальности, позволял школьникам узнать что-то глубже по теме Второй мировой войны, чем при использовании традиционных технологий обучения, то его применение было бы абсолютно оправданным. К сожалению, голографическая запись рассказов очевидцев страшных событий военных лет потребовалась не для глубокого проникновения в тему. Дополненная реальность в данном случае нужна всего лишь для того, чтобы привлечь внимание школьников – пусть и на короткое время – к теме Второй мировой войны на уроках истории.

Что мешает росту популярности цифровых материалов

По данным принимавших участие в выставке didacta издательств, доля продаж цифровых учебных материалов не превышает пяти процентов. Можно, конечно, свалить вину за низкие темпы цифровизации школьного образования на учителей, по старинке отдающих предпочтение традиционным бумажным учебникам, но проблема, как мне представляется, все же не в учителях. Как и в России, в Германии наблюдается концептуальная пустота идеи ускоренной цифровизации школьного образования.

Издательства утверждают, что они подготовили широкий спектр цифровых учебных продуктов и сервисов в виде мобильных приложений, программного обеспечения для проверки знаний, материалов на основе виртуальной и дополненной реальности, а школьные учителя говорят, что большинство цифровых учебных материалов – это всего лишь обычные страницы учебников, дополненные кнопками для прослушивания аудиофайлов и просмотра видеосюжетов. Фактически, по словам учителей, школьники читают те же учебники, только теперь на экранах планшетов.

Немецкие эксперты считают, что даже мощный поток в пять миллиардов евро, который хлынет в школы Германии в соответствии с получившим одобрение бундестага и бундесрата цифровым пактом «Школа» (официальное наименование – DigitalPakt Schule), коренным образом не изменит состояние дел, хотя и позволит кардинально обновить программное обеспечение и парк компьютеров.

Потенциал цифровых продуктов

Даже убежденные противники внедрения инновационных подходов в школьное образование понимают, что цифровые продукты способны обеспечить яркую и наглядную визуализацию изучаемых на уроках явлений и процессов, и на портале ActivityEdu опубликованы материалы, посвященные использованию новых технологий, но я полагаю, что цифровые учебные продукты и сервисы обладают гораздо большим потенциалом. Приведу пару примеров.

При проведении лабораторной работы по физике не всегда возможно изменять некоторые физические параметры в широком диапазоне, поэтому сочетание реальных измерений и виртуального эксперимента позволит глубже изучить отдельные аспекты темы.

Довольно часто у школьников возникают сложности при построении сечений объемных геометрических фигур. Виртуальный 3D-просмотр объекта со всех ракурсов дает наглядную картину, после чего процесс построения схематичного рисунка протекает проще и быстрее.

Самое сложное – уловить ограниченность традиционного метода обучения и понять, каким образом цифровой продукт может способствовать более глубокому пониманию темы. В противном случае есть большой риск, что цифровизация сведется к перекачиванию бумажных учебников в планшеты с добавлением кнопок для прослушивания аудиофайлов и просмотра видеосюжетов или к созданию приложений, решающих единственную задачу, – хотя бы ненадолго привлечь внимание школьников к изучаемому предмету.

Читайте также
Комментарии (0)