Диана Колесникова: Нужно пространство, где тебя не перебивают и слушают

2018-12-03T12:04:41.120Z
3 0

Современный мир требует от людей гибких навыков, высокой скорости работы и принятия неординарных решений. Кроме того, сегодня больше не зазорно менять профессии, как это было раньше. Сегодня у детей есть возможность знакомиться с профессиями интерактивно, однако на легкости выбора это не сказывается. Мы поговорили с Дианой Колесниковой, руководителем проекта по профориентации для старшеклассников и взрослых «Образ жизни», о том, как подготовить детей к реалиям сегодняшней жизни и помочь им определиться с будущей профессией.

Начнем поочередно с трех вопросов: для родителей, для педагогов и для детей. Что нужно сделать родителям, чтобы ребенок выбрал специальность, которую он не забросит? Стоит ли влиять на выбор ребенка или можно ему дать полную свободу действий?

Мне кажется, для родителей самое важное – создать пространство для опыта. Чтобы ребенок в течение детства соприкасался с большим количеством разных профессий, образов жизни, приключений. Также нужно помогать ребенку слышать свой отклик. Когда видно, что у него глаза загорелись, давать ему обратную связь: «О! Я вижу, что ты включился в это. А вот здесь я вижу, что ты никак не реагируешь». То есть обсуждать. Также, если ребенок вдруг включается в то, что родителю чуждо, все равно нужно разрешать этому происходить. Ну и вместе обсуждать, что происходит.

Какую роль педагогов вы видите в профориентации?

У всех по-разному. Кажется, что учитель сейчас проявляет себя в очень разных форматах. Где-то он – по-прежнему лектор, где-то навигатор, который помогает понять, что вообще можно узнать, попробовать. Где-то он на позиции ребенка и вместе с ним окунается во все приключения. Сейчас в школах это очень неравномерно. Поэтому обобщать я бы не стала. Мне кажется, идеальная роль (и с такими учителями мы работаем в проекте) – это как раз люди, готовые добавлять в школьное пространство новые опыты (в частности, встречи с представителями разных образов жизни), готовые быть модераторами и помогать ребятам задавать нужные вопросы.

Если подход преподавателей не нравится родителям, как с родителями находить общий язык?

Мне кажется, любой человек, если он хочет найти общий язык, он это может сделать. Как ни странно, главный способ – слушать человека, который с тобой не хочет говорить. Мне кажется, когда действительно понимаешь, в чем страх родителя, когда можешь это обсудить с ним, не давить и поработать как с ребенком, тогда все хорошо. Другое дело, что не всегда есть на это время, ресурсы. 

Как школьнику выбрать ту профессию, о которой не придется потом жалеть?

Мне кажется, важно понимать, что любая профессия может тебя разочаровать. И даже если ты выберешь то, что тебе будет безумно нравиться на 80 %, всегда найдутся 20 %, которые в этом задании придется преодолевать, сталкиваться с трудностями, разочаровываться в себе, в людях вокруг. Надо понять, что это неизбежно. И что разочарование – это неплохо. Оно поможет понять, как еще скорректировать свою работу и куда двигаться. У многих есть страх выбрать то, что перестанет быть важным. И здесь тоже несколько моментов. Можно просто следить за тем, что происходит. Если, например, сейчас посмотреть, про что делаются онлайн-курсы, можно понять, какие профессии будут востребованы в ближайшем будущем. Появляются магистратуры – это то, какие профессии прямо сейчас уже востребованы. Программа бакалавриата – это уже существующая и отстроенная база. С одной стороны, можно на эмоциональном уровне решить, что в любом случае все будет меняться и разочарование неизбежно. С другой стороны, на рациональном уровне есть много способов попробовать предугадать, что будет.

Встречались ли вам ученики 9-11-х классов, которые вообще не знают, что им нужно, которые ничего не хотят решать?

И взрослые такие встречались, кто старше 18 и даже 50. 

Но вот про детей. Есть ли какая-то возможность на них повлиять, заставить выбрать какую-то профессию?

Мне слова «заставить» и «повлиять» вообще тяжело воспринимать.

Да, они радикальные.

Я понимаю. Здесь, мне кажется, важный момент: родители, учителя, сами ребята в России смешивают сразу несколько вопросов, пытаясь ответить на них одновременно. Сразу решается, куда поступать и где работать, кто я такой и в чем мое призвание, что у меня получается. На вопрос: «Что делать конкретно в следующем году?» – все равно придется ответить, потому что время подходит. И это гораздо проще. Потому что не нужно на всю жизнь давать себе обещания. Как помочь ребенку: разграничить эти вопросы и решать с самого маленького, узкого и конкретного.

Представим ситуацию: теоретически какая-то профессия вот-вот исчезнет или будет меньше всего востребована, но ребенку она сильно нравится. 

Например, какая?

Это может быть любая профессия, которой ребенок может быть увлечен. Стоит ли вообще его отговаривать?

Какую бы профессию вы ни назвали как пример, скорее всего, я определю ветку, которая бы затрагивала ее. Я не так много знаю людей, которые бы мечтали стать бухгалтером, например. А те, кто становятся, сразу понимают, что именно на уровне бухгалтера они не останутся. Им сразу интереснее придумывать какие-то схемы и, возможно, сервисы, связанные с этим. Или люди, которые мечтают стать шофером. В целом, мне кажется, что у них возможности такие будут. Плюс появится много другого транспорта, который можно водить, а беспилотные автомобили так или иначе все равно не убьют эту область. Поэтому надо смотреть на конкретные примеры. Если рассуждать абстрактно, то у всех профессий есть все равно нечто, что приходит им на смену. Ну и глобально есть понимание, что те профессии, которые сейчас заменяются алгоритмами или какими-то автоматизированными сервисами, подразумевают, что всегда будут рядом люди. Они будут учить эти сервисы работать еще лучше, следить за ними, поддерживать людей, которые соприкасаются с этими сервисами. Вокруг всей этой автоматики, роботов и искусственного интеллекта всегда будут люди (в ближайшее время, по крайней мере). И поэтому, если эта сфера интересна, будешь к ней причастен в любом случае.

Стоит ли рассказывать детям о пользе рабочих профессий? И меняется ли к ним отношение детей и родителей?

Именно рассказывать и говорить о пользе профессий не стоит. Но показывать и давать ребятам попробовать однозначно нужно. И, мне кажется, наоборот, это стоило бы делать в большем количестве школ, а не только где ребята не олимпиадники, скажем так. Это важно видеть всем, потому что есть огромный запрос среди ребят, поступающих в топ-университеты, а потом идущих работать руками, например. Второе: мне кажется, стоит в целом давать как можно более разнообразную картинку и по профессиям, и по образам жизни. Потому что у ребят, когда с ними говоришь, нет других моделей того, что значит быть взрослым, строить отношения. У них нет в принципе разнообразных моделей, на кого они хотят быть похожими. Это количество образов надо расширять. 

Вы учились и жили в США. Есть ли у американцев какие-то стереотипы относительно профессий, присущие жителям России? И насколько они готовы влиять на решения своих детей?

Мне кажется, в Европе и Штатах более расслабленное отношение к рабочим профессиям. Там более престижно быть сварщиком или ремонтировать велосипеды, чем в России. И там еще это происходит отчасти потому, что многие люди, которые даже потом работают, например, в консалтинге, так или иначе проходят какой-то период, работая руками. Там есть стереотипы про доступность профессий и занятий. В большей степени даже, чем у нас. Например, насколько технические профессии вообще доступны людям в целом. У них, хоть и условное, но есть разделение «гуманитарий – технарь». Еще девушкам работать в математических финансах – нетипично (это, может, даже больше в Европе). В России в этом смысле более ровное отношение к профессиям и участию в них разных полов.

Еще на Западе университет сделан таким образом, что ты можешь брать одновременно астрофизику, художественное кино и еще что-нибудь. Все отнесутся спокойно, если после какого-то периода ты решишь, что именно тебе отзывается, в какой области ты хочешь продолжать обучение. А остальные истории повторяются один в один. Все равно люди верят, что кто-то знает лучше них. Все равно есть идея, что важно выбрать что-то одно. Есть идея про престижность тех или иных профессий. Есть страх перед сменой профессий в течение жизни.

В сентябре появилась информация о том, что Министерство просвещения запускает проект по профориентации для шестого класса. Не рано ли детям в таком возрасте погружаться в вопрос выбора профессии?

Здесь все зависит от того, что внутри этого проекта. Я, к сожалению, не знаю деталей. С одной стороны, думаю, процесс профориентации как таковой не должен выделяться в отдельный процесс в школе и в раннем детстве. Круто, когда в принципе у ребенка есть доступ к разным опытам. И не надо это называть профориентацией. То есть покататься на горных лыжах или в компьютер поиграть – это такой же опыт, как и сходить на завод. Таких опытов должно быть больше. И чем раньше это появляется, тем лучше. Если даже самые маленькие ребята могут ходить и смотреть на пожарные станции (для них это, может быть, чуть понятнее), ездить куда-то, общаться и слышать про то, какие есть направления работы и жизни, – это здорово. Здесь возраст вообще не важен. С другой стороны, попытки погрузить ребят в рациональные рассуждения про свое будущее – это вообще не всем нужно даже в 11-м классе, мне кажется. У многих нет запроса на это. Это тоже нормально. Не хотелось бы пичкать никого этим насильственно.

Насколько должен и может зависеть от финансовой выгоды выбор современных детей? 

Здесь важно понимать, что в принципе есть некоторый средний уровень зарплаты, который ассоциируется с той или иной сферой или профессией. В какую точку, на какой уровень ты попадешь, зависит в большей степени от тебя, твоих способностей, эффективности, умения общаться и всех этих пресловутых soft skills, о которых говорят. Это важнее, чем то, какую именно сферу ты выберешь. Есть примеры ребят, которые шли в определенную сферу (например, в инвест-банкинг), чтобы именно заработать, понимая, как тяжело им будет. Они были готовы ради этого промежутка и накоплений потратить свое время в достаточно стрессовом формате. Есть те, кому это просто не подходит. Поэтому здесь важно здраво оценивать, что есть, помнить про то, что те формальные цифры, которые статистика нам показывает – это важно, но этого не достаточно, чтобы что-то гарантировать. Если, например, ты идешь в какую-то творческую профессию, это не значит, что тебя будут сдерживать цифры зарплат музыкальных работников в детских садах. Наверняка, если тебе это отзывается, ты можешь найти тысячу способов внутри своего дела, чтобы заработать и чувствовать себя прекрасно. Нужно помнить про рациональную составляющую и что еще больше зависит от тебя самого. Я часто вижу, как уходят в профессии и ищут смысл сразу в каждом действии, забывая про финансовую сторону. Этого, конечно, тоже делать не стоит. Просто в своем темпе понимать, сколько денег нужно для жизни и как их можно заработать. Мне кажется, абсолютно в любой сфере – от коллекционирования спичечных коробков, погружения в компьютерные игры или развития бизнеса – можно зарабатывать хорошие деньги. Вопрос только в том, есть ли у тебя такой фокус и желание.

Сегодня все же чаще думают про деньги или про то, что больше нравится?

Сложно обобщать. Я нахожусь в кругу людей, которые думают про смысл прежде денег.

Способствует ли система среднего образования в нашей стране подготовке детей ко взрослой трудовой жизни? Откликается ли она на современные запросы?

Тут вопрос, а откликалась ли она когда-нибудь? Было ли подходящим то, что происходило? У меня, конечно, много вопросов к школьной системе. Мой короткий ответ «нет», а дальше можно рассуждать в разные стороны.

А насколько система, которая внедряется в школах нового типа, диссонирует с современными школами? Ученикам какого типа школ легче будут выжить в современном мире?

Выживут все. В целом здесь можно говорить с разных позиций: учителя и системы. Я не сторонник каких-то суперинтерактивных занятий. Это замечательно, но также я понимаю, что хороший учитель может организовать опыт таким образом, что его 45 минут будут слушать, вынесут кучу информации, будут сидеть в тишине, дико замотивированные, потому что им очень интересно. Каждый услышит что-то важное для себя и почувствует внимание к себе. Поэтому необязательно вешать интерактивные доски, придумывать квесты и игры или возить на экскурсии много куда, чтобы делать что-то важное и значимое для людей, которые у тебя в классе. С другой стороны, что хорошо сейчас в школе – это наличие доступа к очень разным интересным активностям, где разрешают делать то, что интересно. То есть во многом эти активности продиктованы твоим интересом. Или даже ты их сам создаешь. Это не про инновации. Не нужно многого, а только пространство, где тебя не забивают, не перебивают и слушают.

Какие ошибки допускают абитуриенты вузов при поступлении и как этих ошибок избежать?

Про абитуриентов мне непонятно. Какие ошибки можно допустить? Поступить не в тот университет?

Я знаю людей, которые учатся пять лет в институте и вдруг понимают, что выбрали не то. И тогда идут еще куда-то учиться.

Ну и нормально. Они бы по-другому не поняли. Если ты быстрее осознаешь, что ты сделал выбор, который тебе не нравится, ты можешь доучиться, можешь бросить. И тот, и другой вариант, на самом деле, будет правильным. Кто-то может доучиться, потому что ему важно общение и доступ к ресурсам университета, при этом работая со второго курса, получая опыт. Кто-то может поменять университет – это тоже хорошо. В любом случае, ошибка – это нечто позитивное. Поэтому я не вижу проблемы в том, что ты поступил не туда. Ну и отлично: ты ближе к своей цели и ближе к понимаю того, что тебе нравится.

Существует много тестов на профориентацию. Можно ли доверять этим тестам? И как отличить хороший тест от плохого?

Мне кажется, хороший тест – любой, из которого можно что-то для себя вынести. Тест – это просто кусочек кривого зеркала. И здесь, скорее, вопрос к самому человеку: что он может или не может из этого теста вынести. Я, например, и фанат, и ненавистник тестов. С одной стороны, мне самой безумно нравится все это решать, копаться, пытаться понять, какую информацию я отсюда могу вынести. С другой стороны, для меня это просто как материал для аппликаций, из которого я сделаю то, что мне сейчас важно для себя понять. Любой тест можно и нужно использовать как раз с этой целью: или начать разговор, или поднять какие-то вопросы. Тест может быть входной точкой для какого-то разговора. И к нему так и надо относиться. Вот у тебя кривое зеркальце, мы можем в него посмотреться и что-то обсудить после. Давать тест и говорить: «Пройди его и выбери, куда поступать» , – это странно.

В России считается, что человек, решивший после школы отсрочить обучение в институте, теряет время. Какое отношение к этому на Западе?

На Западе в большинстве стран это считается нормой. Тут несколько причин. Первая: во многих странах есть безработица. Поэтому для них такая отсрочка того, что человек выходит потом еще в перспективе на рынок труда, – это хорошо. Это странная мысль, но это одно из мнений, которое я слышала. С другой стороны, там другие возрастные сейчас рамки того, когда тебе нужно выходить на серьезную работу. Там все работают с 14-16 лет. Но это такая работа, которая требует чуть меньшей квалификации, чем дает университет. Поэтому более расслабленное отношение. Но я так понимаю, что в России это чаще всего упирается для ребят в вопрос армии. И для многих это основной звоночек, когда в контексте армии пропуск года почти невозможен – тебя просто забирают. А так это шикарная идея. Она как раз делает любое образование, которое ты получаешь позже, более осмысленным и полезным, что бы это ни было. Ну и в целом опять же дает этот калейдоскоп опытов, который так нужен и которого часто тебе в 14-15 лет не хватает. 

Читайте также
Комментарии (0)

Диана Колесникова: Нужно пространство, где тебя не перебивают и слушают

3 0

2018-12-03T12:04:41.120Z

Современный мир требует от людей гибких навыков, высокой скорости работы и принятия неординарных решений. Кроме того, сегодня больше не зазорно менять профессии, как это было раньше. Сегодня у детей есть возможность знакомиться с профессиями интерактивно, однако на легкости выбора это не сказывается. Мы поговорили с Дианой Колесниковой, руководителем проекта по профориентации для старшеклассников и взрослых «Образ жизни», о том, как подготовить детей к реалиям сегодняшней жизни и помочь им определиться с будущей профессией.

Начнем поочередно с трех вопросов: для родителей, для педагогов и для детей. Что нужно сделать родителям, чтобы ребенок выбрал специальность, которую он не забросит? Стоит ли влиять на выбор ребенка или можно ему дать полную свободу действий?

Мне кажется, для родителей самое важное – создать пространство для опыта. Чтобы ребенок в течение детства соприкасался с большим количеством разных профессий, образов жизни, приключений. Также нужно помогать ребенку слышать свой отклик. Когда видно, что у него глаза загорелись, давать ему обратную связь: «О! Я вижу, что ты включился в это. А вот здесь я вижу, что ты никак не реагируешь». То есть обсуждать. Также, если ребенок вдруг включается в то, что родителю чуждо, все равно нужно разрешать этому происходить. Ну и вместе обсуждать, что происходит.

Какую роль педагогов вы видите в профориентации?

У всех по-разному. Кажется, что учитель сейчас проявляет себя в очень разных форматах. Где-то он – по-прежнему лектор, где-то навигатор, который помогает понять, что вообще можно узнать, попробовать. Где-то он на позиции ребенка и вместе с ним окунается во все приключения. Сейчас в школах это очень неравномерно. Поэтому обобщать я бы не стала. Мне кажется, идеальная роль (и с такими учителями мы работаем в проекте) – это как раз люди, готовые добавлять в школьное пространство новые опыты (в частности, встречи с представителями разных образов жизни), готовые быть модераторами и помогать ребятам задавать нужные вопросы.

Если подход преподавателей не нравится родителям, как с родителями находить общий язык?

Мне кажется, любой человек, если он хочет найти общий язык, он это может сделать. Как ни странно, главный способ – слушать человека, который с тобой не хочет говорить. Мне кажется, когда действительно понимаешь, в чем страх родителя, когда можешь это обсудить с ним, не давить и поработать как с ребенком, тогда все хорошо. Другое дело, что не всегда есть на это время, ресурсы. 

Как школьнику выбрать ту профессию, о которой не придется потом жалеть?

Мне кажется, важно понимать, что любая профессия может тебя разочаровать. И даже если ты выберешь то, что тебе будет безумно нравиться на 80 %, всегда найдутся 20 %, которые в этом задании придется преодолевать, сталкиваться с трудностями, разочаровываться в себе, в людях вокруг. Надо понять, что это неизбежно. И что разочарование – это неплохо. Оно поможет понять, как еще скорректировать свою работу и куда двигаться. У многих есть страх выбрать то, что перестанет быть важным. И здесь тоже несколько моментов. Можно просто следить за тем, что происходит. Если, например, сейчас посмотреть, про что делаются онлайн-курсы, можно понять, какие профессии будут востребованы в ближайшем будущем. Появляются магистратуры – это то, какие профессии прямо сейчас уже востребованы. Программа бакалавриата – это уже существующая и отстроенная база. С одной стороны, можно на эмоциональном уровне решить, что в любом случае все будет меняться и разочарование неизбежно. С другой стороны, на рациональном уровне есть много способов попробовать предугадать, что будет.

Встречались ли вам ученики 9-11-х классов, которые вообще не знают, что им нужно, которые ничего не хотят решать?

И взрослые такие встречались, кто старше 18 и даже 50. 

Но вот про детей. Есть ли какая-то возможность на них повлиять, заставить выбрать какую-то профессию?

Мне слова «заставить» и «повлиять» вообще тяжело воспринимать.

Да, они радикальные.

Я понимаю. Здесь, мне кажется, важный момент: родители, учителя, сами ребята в России смешивают сразу несколько вопросов, пытаясь ответить на них одновременно. Сразу решается, куда поступать и где работать, кто я такой и в чем мое призвание, что у меня получается. На вопрос: «Что делать конкретно в следующем году?» – все равно придется ответить, потому что время подходит. И это гораздо проще. Потому что не нужно на всю жизнь давать себе обещания. Как помочь ребенку: разграничить эти вопросы и решать с самого маленького, узкого и конкретного.

Представим ситуацию: теоретически какая-то профессия вот-вот исчезнет или будет меньше всего востребована, но ребенку она сильно нравится. 

Например, какая?

Это может быть любая профессия, которой ребенок может быть увлечен. Стоит ли вообще его отговаривать?

Какую бы профессию вы ни назвали как пример, скорее всего, я определю ветку, которая бы затрагивала ее. Я не так много знаю людей, которые бы мечтали стать бухгалтером, например. А те, кто становятся, сразу понимают, что именно на уровне бухгалтера они не останутся. Им сразу интереснее придумывать какие-то схемы и, возможно, сервисы, связанные с этим. Или люди, которые мечтают стать шофером. В целом, мне кажется, что у них возможности такие будут. Плюс появится много другого транспорта, который можно водить, а беспилотные автомобили так или иначе все равно не убьют эту область. Поэтому надо смотреть на конкретные примеры. Если рассуждать абстрактно, то у всех профессий есть все равно нечто, что приходит им на смену. Ну и глобально есть понимание, что те профессии, которые сейчас заменяются алгоритмами или какими-то автоматизированными сервисами, подразумевают, что всегда будут рядом люди. Они будут учить эти сервисы работать еще лучше, следить за ними, поддерживать людей, которые соприкасаются с этими сервисами. Вокруг всей этой автоматики, роботов и искусственного интеллекта всегда будут люди (в ближайшее время, по крайней мере). И поэтому, если эта сфера интересна, будешь к ней причастен в любом случае.

Стоит ли рассказывать детям о пользе рабочих профессий? И меняется ли к ним отношение детей и родителей?

Именно рассказывать и говорить о пользе профессий не стоит. Но показывать и давать ребятам попробовать однозначно нужно. И, мне кажется, наоборот, это стоило бы делать в большем количестве школ, а не только где ребята не олимпиадники, скажем так. Это важно видеть всем, потому что есть огромный запрос среди ребят, поступающих в топ-университеты, а потом идущих работать руками, например. Второе: мне кажется, стоит в целом давать как можно более разнообразную картинку и по профессиям, и по образам жизни. Потому что у ребят, когда с ними говоришь, нет других моделей того, что значит быть взрослым, строить отношения. У них нет в принципе разнообразных моделей, на кого они хотят быть похожими. Это количество образов надо расширять. 

Вы учились и жили в США. Есть ли у американцев какие-то стереотипы относительно профессий, присущие жителям России? И насколько они готовы влиять на решения своих детей?

Мне кажется, в Европе и Штатах более расслабленное отношение к рабочим профессиям. Там более престижно быть сварщиком или ремонтировать велосипеды, чем в России. И там еще это происходит отчасти потому, что многие люди, которые даже потом работают, например, в консалтинге, так или иначе проходят какой-то период, работая руками. Там есть стереотипы про доступность профессий и занятий. В большей степени даже, чем у нас. Например, насколько технические профессии вообще доступны людям в целом. У них, хоть и условное, но есть разделение «гуманитарий – технарь». Еще девушкам работать в математических финансах – нетипично (это, может, даже больше в Европе). В России в этом смысле более ровное отношение к профессиям и участию в них разных полов.

Еще на Западе университет сделан таким образом, что ты можешь брать одновременно астрофизику, художественное кино и еще что-нибудь. Все отнесутся спокойно, если после какого-то периода ты решишь, что именно тебе отзывается, в какой области ты хочешь продолжать обучение. А остальные истории повторяются один в один. Все равно люди верят, что кто-то знает лучше них. Все равно есть идея, что важно выбрать что-то одно. Есть идея про престижность тех или иных профессий. Есть страх перед сменой профессий в течение жизни.

В сентябре появилась информация о том, что Министерство просвещения запускает проект по профориентации для шестого класса. Не рано ли детям в таком возрасте погружаться в вопрос выбора профессии?

Здесь все зависит от того, что внутри этого проекта. Я, к сожалению, не знаю деталей. С одной стороны, думаю, процесс профориентации как таковой не должен выделяться в отдельный процесс в школе и в раннем детстве. Круто, когда в принципе у ребенка есть доступ к разным опытам. И не надо это называть профориентацией. То есть покататься на горных лыжах или в компьютер поиграть – это такой же опыт, как и сходить на завод. Таких опытов должно быть больше. И чем раньше это появляется, тем лучше. Если даже самые маленькие ребята могут ходить и смотреть на пожарные станции (для них это, может быть, чуть понятнее), ездить куда-то, общаться и слышать про то, какие есть направления работы и жизни, – это здорово. Здесь возраст вообще не важен. С другой стороны, попытки погрузить ребят в рациональные рассуждения про свое будущее – это вообще не всем нужно даже в 11-м классе, мне кажется. У многих нет запроса на это. Это тоже нормально. Не хотелось бы пичкать никого этим насильственно.

Насколько должен и может зависеть от финансовой выгоды выбор современных детей? 

Здесь важно понимать, что в принципе есть некоторый средний уровень зарплаты, который ассоциируется с той или иной сферой или профессией. В какую точку, на какой уровень ты попадешь, зависит в большей степени от тебя, твоих способностей, эффективности, умения общаться и всех этих пресловутых soft skills, о которых говорят. Это важнее, чем то, какую именно сферу ты выберешь. Есть примеры ребят, которые шли в определенную сферу (например, в инвест-банкинг), чтобы именно заработать, понимая, как тяжело им будет. Они были готовы ради этого промежутка и накоплений потратить свое время в достаточно стрессовом формате. Есть те, кому это просто не подходит. Поэтому здесь важно здраво оценивать, что есть, помнить про то, что те формальные цифры, которые статистика нам показывает – это важно, но этого не достаточно, чтобы что-то гарантировать. Если, например, ты идешь в какую-то творческую профессию, это не значит, что тебя будут сдерживать цифры зарплат музыкальных работников в детских садах. Наверняка, если тебе это отзывается, ты можешь найти тысячу способов внутри своего дела, чтобы заработать и чувствовать себя прекрасно. Нужно помнить про рациональную составляющую и что еще больше зависит от тебя самого. Я часто вижу, как уходят в профессии и ищут смысл сразу в каждом действии, забывая про финансовую сторону. Этого, конечно, тоже делать не стоит. Просто в своем темпе понимать, сколько денег нужно для жизни и как их можно заработать. Мне кажется, абсолютно в любой сфере – от коллекционирования спичечных коробков, погружения в компьютерные игры или развития бизнеса – можно зарабатывать хорошие деньги. Вопрос только в том, есть ли у тебя такой фокус и желание.

Сегодня все же чаще думают про деньги или про то, что больше нравится?

Сложно обобщать. Я нахожусь в кругу людей, которые думают про смысл прежде денег.

Способствует ли система среднего образования в нашей стране подготовке детей ко взрослой трудовой жизни? Откликается ли она на современные запросы?

Тут вопрос, а откликалась ли она когда-нибудь? Было ли подходящим то, что происходило? У меня, конечно, много вопросов к школьной системе. Мой короткий ответ «нет», а дальше можно рассуждать в разные стороны.

А насколько система, которая внедряется в школах нового типа, диссонирует с современными школами? Ученикам какого типа школ легче будут выжить в современном мире?

Выживут все. В целом здесь можно говорить с разных позиций: учителя и системы. Я не сторонник каких-то суперинтерактивных занятий. Это замечательно, но также я понимаю, что хороший учитель может организовать опыт таким образом, что его 45 минут будут слушать, вынесут кучу информации, будут сидеть в тишине, дико замотивированные, потому что им очень интересно. Каждый услышит что-то важное для себя и почувствует внимание к себе. Поэтому необязательно вешать интерактивные доски, придумывать квесты и игры или возить на экскурсии много куда, чтобы делать что-то важное и значимое для людей, которые у тебя в классе. С другой стороны, что хорошо сейчас в школе – это наличие доступа к очень разным интересным активностям, где разрешают делать то, что интересно. То есть во многом эти активности продиктованы твоим интересом. Или даже ты их сам создаешь. Это не про инновации. Не нужно многого, а только пространство, где тебя не забивают, не перебивают и слушают.

Какие ошибки допускают абитуриенты вузов при поступлении и как этих ошибок избежать?

Про абитуриентов мне непонятно. Какие ошибки можно допустить? Поступить не в тот университет?

Я знаю людей, которые учатся пять лет в институте и вдруг понимают, что выбрали не то. И тогда идут еще куда-то учиться.

Ну и нормально. Они бы по-другому не поняли. Если ты быстрее осознаешь, что ты сделал выбор, который тебе не нравится, ты можешь доучиться, можешь бросить. И тот, и другой вариант, на самом деле, будет правильным. Кто-то может доучиться, потому что ему важно общение и доступ к ресурсам университета, при этом работая со второго курса, получая опыт. Кто-то может поменять университет – это тоже хорошо. В любом случае, ошибка – это нечто позитивное. Поэтому я не вижу проблемы в том, что ты поступил не туда. Ну и отлично: ты ближе к своей цели и ближе к понимаю того, что тебе нравится.

Существует много тестов на профориентацию. Можно ли доверять этим тестам? И как отличить хороший тест от плохого?

Мне кажется, хороший тест – любой, из которого можно что-то для себя вынести. Тест – это просто кусочек кривого зеркала. И здесь, скорее, вопрос к самому человеку: что он может или не может из этого теста вынести. Я, например, и фанат, и ненавистник тестов. С одной стороны, мне самой безумно нравится все это решать, копаться, пытаться понять, какую информацию я отсюда могу вынести. С другой стороны, для меня это просто как материал для аппликаций, из которого я сделаю то, что мне сейчас важно для себя понять. Любой тест можно и нужно использовать как раз с этой целью: или начать разговор, или поднять какие-то вопросы. Тест может быть входной точкой для какого-то разговора. И к нему так и надо относиться. Вот у тебя кривое зеркальце, мы можем в него посмотреться и что-то обсудить после. Давать тест и говорить: «Пройди его и выбери, куда поступать» , – это странно.

В России считается, что человек, решивший после школы отсрочить обучение в институте, теряет время. Какое отношение к этому на Западе?

На Западе в большинстве стран это считается нормой. Тут несколько причин. Первая: во многих странах есть безработица. Поэтому для них такая отсрочка того, что человек выходит потом еще в перспективе на рынок труда, – это хорошо. Это странная мысль, но это одно из мнений, которое я слышала. С другой стороны, там другие возрастные сейчас рамки того, когда тебе нужно выходить на серьезную работу. Там все работают с 14-16 лет. Но это такая работа, которая требует чуть меньшей квалификации, чем дает университет. Поэтому более расслабленное отношение. Но я так понимаю, что в России это чаще всего упирается для ребят в вопрос армии. И для многих это основной звоночек, когда в контексте армии пропуск года почти невозможен – тебя просто забирают. А так это шикарная идея. Она как раз делает любое образование, которое ты получаешь позже, более осмысленным и полезным, что бы это ни было. Ну и в целом опять же дает этот калейдоскоп опытов, который так нужен и которого часто тебе в 14-15 лет не хватает. 

Читайте также
Комментарии (0)