Базовые школы РАН: станет ли проект эффективным

2019-04-29T07:40:28.476Z
5 0

Редакция ActivityEdu уже давала общую информацию о проекте базовых школ РАН: что такое базовая школа, каковы могут быть модели ее функционирования, что РАН планирует предложить таким школам и каков ожидаемый эффект от реализации проекта. Мы отметили, что для талантливых детей и их родителей проект – в случае успешной реализации – будет только во благо, поскольку взаимодействие школьников, пусть и не ежедневное, с учеными из академических институтов не может не дать положительного эффекта.

Неконструктивная критика

Не стоит обращать внимания на мнения людей, даже не попытавшихся разобраться с предложениями, прозвучавшими из уст академика Алексея Хохлова, и обвинивших РАН в стремлении создать «анклавы, как раньше были спецраспределители при парткомах, где будут выдавать особым элитным деткам образование поприличнее» и превратить «обыкновенные средние школы в бесполезное детохранилище». Произносящие эти хлесткие слова люди словно забыли, что школы, о которых идет речь в проекте, будут создаваться на базе существующих муниципальных гимназий, лицеев и школ, которые уже фигурируют в рейтингах лучших школ России, потому что показали высокие результаты в предметных олимпиадах и конкурсах, в том числе международных, и имеют хорошие показатели сдачи ЕГЭ и поступлений выпускников в ведущие вузы. Может быть, в таком случае вообще закрыть школы, где высока доля талантливых и мотивированных детей? Совершенно нет желания напоминать критикам, к чему приводит стремление к тотальной уравниловке.

И все же, понимая и поддерживая в целом стремление РАН поучаствовать в развитии школ для талантливых детей, редакция ActivityEdu не может не отметить целый ряд не до конца проработанных и вызывающих вопросы и сомнения положений проекта.

Школа или центр дополнительного образования

Самый важный вопрос проекта: «Что РАН сможет дать базовым школам?» Если внимательно изучить весь перечень предложений, то легко заметить, что только профильные учебные курсы относятся к сфере общего и среднего образования. Остальные предложения, то есть факультативы, курсы внеурочной деятельности исследовательской направленности, научно-популярные образовательные проекты, сетевые лектории и интеллектуальные творческие конкурсы, – это сфера дополнительного образования. Таким образом, создается впечатление, что перед нами проект не базовых школ, а базовых центров дополнительного образования РАН. Собственно, ничего плохого в этом нет: ученые из академических институтов, безусловно, способны привлечь талантливых и любознательных школьников на свои факультативы и в исследовательские лаборатории. Для эффективной организации профильных учебных курсов можно обратиться к опыту успешно функционирующих образовательных организаций. В ижевском экономико-математическом лицее (ЭМЛи) № 29, составляющем на Всероссийской олимпиаде по экономике серьезную конкуренцию сильнейшим московским школам, много лет преподает Елена Пантелеева, кандидат экономических наук, доцент кафедры «Экономика и финансы» Ижевского государственного технического университета имени М. Т. Калашникова, и отсутствие у ЭМЛи статуса базовой школы этому совершенно не мешает. Речь, таким образом, должна идти в первую очередь не о статусе школы и названии, а об эффективных формах взаимодействия школ и сотрудников РАН.

Финансы и кадры

В презентации вице-президента Российской академии наук, посвященной базовым школам, не был затронут такой немаловажный аспект, как оплата труда сотрудников РАН, которые будут проводить факультативы и заниматься со школьниками в исследовательских лабораториях. Набрать большой объем учебной нагрузки у сотрудника академического института не получится, поскольку у него все же есть основное место работы, а при оплате нескольких часов занятий в неделю по действующим ставкам запал любого энтузиаста быстро сойдет на нет. Сколько кандидатов и докторов наук РАН планирует привлекать к работе в одной школе и как часто они будут появляться на занятиях, если школа находится на расстоянии 600 километров от ближайшего учреждения, относящегося к ведомству РАН?

Речь, разумеется, не о том, что все проанонсированное невозможно реализовать в принципе. Академик Алексей Хохлов говорил о том, что отобранные школы в ходе реализации проекта перейдут из муниципального на региональный уровень подчинения, то есть возможностей для финансового и кадрового маневров станет больше, но никакой конкретики пока не прозвучало – отсюда и скепсис.

Ранее мы сообщали о создании трех опорных (базовых) школ в Иркутской области, но едва ли можно считать конкретикой слова регионального координатора проекта от Сибирского отделения РАН, научного руководителя Иркутского научного центра СО РАН, академика Игоря Бычкова: «Для привлечения лучших педагогических кадров планируется увеличить зарплату учителям базовых школ до 200 % по региону». Возможно, уважаемый ученый просто не знает, что средняя зарплата в школе является лукавым показателем: во-первых, ее можно поднять за счет сокращения педагогов и увеличения нагрузки на оставшихся; во-вторых, при расчете этого показателя будут учитываться в том числе высокие зарплаты руководителей образовательной организации и, что нельзя исключать, кураторов этого проекта от РАН. Увеличится ли зарплата учителей – вопрос открытый.

Кто научит педагогов

Понимая ограниченность кадровых ресурсов РАН, Алексей Ремович подчеркнул на презентации проекта, что «мы не всегда можем дойти до школьников, но можем рассказывать учителям из регионов о современных достижениях науки». Речь, стало быть, о проведении информационных семинаров, консультаций и организации курсов повышения квалификации для учителей. Отличная идея, без всякой иронии. Кто, если не действующий ученый-исследователь, сможет научить учителей физики или химии эффективно руководить работой детей в исследовательских лабораториях, но вот с какими «новыми методами обучения и образовательными технологиями» – именно так было сказано в докладе академика Алексея Хохлова – ученый из академического исследовательского института познакомит школьных педагогов?

Что же в итоге

Поддерживая в целом идею РАН, редакция ActivityEdu считает проект сырым, не до конца проработанным. Все ли учащиеся уже функционирующей образовательной организации, которая получит статус базовой школы, подойдут для исследовательской деятельности или РАН будет проводить какой-то дополнительный отбор? Предполагается ли стандартизация программ обучения в этих школах и общая координация их деятельности или Сибирское, Уральское и Дальневосточное отделения РАН планируют обучать школьников по разным программам? Таких вопросов можно задать не один десяток, но у Российской академии наук, по всей видимости, пока нет ответов.

Возможно, на первом этапе реализации проекта имеет смысл ограничиться участием сотрудников РАН в работе центров дополнительного образования. Что касается отобранных для проекта школ, то было бы весьма заманчиво попытаться в этих школах реализовать право обучающихся на индивидуальные учебные планы, то есть на давно декларируемые, но по-прежнему отсутствующие индивидуальные образовательные траектории. Почему бы Министерству просвещения не привлечь к реализации принципа индивидуализации обучения преподавателей местных вузов и ученых из академических исследовательских институтов? Оценив промежуточные результаты проекта, можно будет понять, куда двигаться дальше, а к тому времени РАН, возможно, уже окончательно определится, базовые или опорные школы она планирует создавать.

Читайте также
Комментарии (0)

Базовые школы РАН: станет ли проект эффективным

5 0

2019-04-29T07:40:28.476Z

Редакция ActivityEdu
Подписаться

Редакция ActivityEdu уже давала общую информацию о проекте базовых школ РАН: что такое базовая школа, каковы могут быть модели ее функционирования, что РАН планирует предложить таким школам и каков ожидаемый эффект от реализации проекта. Мы отметили, что для талантливых детей и их родителей проект – в случае успешной реализации – будет только во благо, поскольку взаимодействие школьников, пусть и не ежедневное, с учеными из академических институтов не может не дать положительного эффекта.

Неконструктивная критика

Не стоит обращать внимания на мнения людей, даже не попытавшихся разобраться с предложениями, прозвучавшими из уст академика Алексея Хохлова, и обвинивших РАН в стремлении создать «анклавы, как раньше были спецраспределители при парткомах, где будут выдавать особым элитным деткам образование поприличнее» и превратить «обыкновенные средние школы в бесполезное детохранилище». Произносящие эти хлесткие слова люди словно забыли, что школы, о которых идет речь в проекте, будут создаваться на базе существующих муниципальных гимназий, лицеев и школ, которые уже фигурируют в рейтингах лучших школ России, потому что показали высокие результаты в предметных олимпиадах и конкурсах, в том числе международных, и имеют хорошие показатели сдачи ЕГЭ и поступлений выпускников в ведущие вузы. Может быть, в таком случае вообще закрыть школы, где высока доля талантливых и мотивированных детей? Совершенно нет желания напоминать критикам, к чему приводит стремление к тотальной уравниловке.

И все же, понимая и поддерживая в целом стремление РАН поучаствовать в развитии школ для талантливых детей, редакция ActivityEdu не может не отметить целый ряд не до конца проработанных и вызывающих вопросы и сомнения положений проекта.

Школа или центр дополнительного образования

Самый важный вопрос проекта: «Что РАН сможет дать базовым школам?» Если внимательно изучить весь перечень предложений, то легко заметить, что только профильные учебные курсы относятся к сфере общего и среднего образования. Остальные предложения, то есть факультативы, курсы внеурочной деятельности исследовательской направленности, научно-популярные образовательные проекты, сетевые лектории и интеллектуальные творческие конкурсы, – это сфера дополнительного образования. Таким образом, создается впечатление, что перед нами проект не базовых школ, а базовых центров дополнительного образования РАН. Собственно, ничего плохого в этом нет: ученые из академических институтов, безусловно, способны привлечь талантливых и любознательных школьников на свои факультативы и в исследовательские лаборатории. Для эффективной организации профильных учебных курсов можно обратиться к опыту успешно функционирующих образовательных организаций. В ижевском экономико-математическом лицее (ЭМЛи) № 29, составляющем на Всероссийской олимпиаде по экономике серьезную конкуренцию сильнейшим московским школам, много лет преподает Елена Пантелеева, кандидат экономических наук, доцент кафедры «Экономика и финансы» Ижевского государственного технического университета имени М. Т. Калашникова, и отсутствие у ЭМЛи статуса базовой школы этому совершенно не мешает. Речь, таким образом, должна идти в первую очередь не о статусе школы и названии, а об эффективных формах взаимодействия школ и сотрудников РАН.

Финансы и кадры

В презентации вице-президента Российской академии наук, посвященной базовым школам, не был затронут такой немаловажный аспект, как оплата труда сотрудников РАН, которые будут проводить факультативы и заниматься со школьниками в исследовательских лабораториях. Набрать большой объем учебной нагрузки у сотрудника академического института не получится, поскольку у него все же есть основное место работы, а при оплате нескольких часов занятий в неделю по действующим ставкам запал любого энтузиаста быстро сойдет на нет. Сколько кандидатов и докторов наук РАН планирует привлекать к работе в одной школе и как часто они будут появляться на занятиях, если школа находится на расстоянии 600 километров от ближайшего учреждения, относящегося к ведомству РАН?

Речь, разумеется, не о том, что все проанонсированное невозможно реализовать в принципе. Академик Алексей Хохлов говорил о том, что отобранные школы в ходе реализации проекта перейдут из муниципального на региональный уровень подчинения, то есть возможностей для финансового и кадрового маневров станет больше, но никакой конкретики пока не прозвучало – отсюда и скепсис.

Ранее мы сообщали о создании трех опорных (базовых) школ в Иркутской области, но едва ли можно считать конкретикой слова регионального координатора проекта от Сибирского отделения РАН, научного руководителя Иркутского научного центра СО РАН, академика Игоря Бычкова: «Для привлечения лучших педагогических кадров планируется увеличить зарплату учителям базовых школ до 200 % по региону». Возможно, уважаемый ученый просто не знает, что средняя зарплата в школе является лукавым показателем: во-первых, ее можно поднять за счет сокращения педагогов и увеличения нагрузки на оставшихся; во-вторых, при расчете этого показателя будут учитываться в том числе высокие зарплаты руководителей образовательной организации и, что нельзя исключать, кураторов этого проекта от РАН. Увеличится ли зарплата учителей – вопрос открытый.

Кто научит педагогов

Понимая ограниченность кадровых ресурсов РАН, Алексей Ремович подчеркнул на презентации проекта, что «мы не всегда можем дойти до школьников, но можем рассказывать учителям из регионов о современных достижениях науки». Речь, стало быть, о проведении информационных семинаров, консультаций и организации курсов повышения квалификации для учителей. Отличная идея, без всякой иронии. Кто, если не действующий ученый-исследователь, сможет научить учителей физики или химии эффективно руководить работой детей в исследовательских лабораториях, но вот с какими «новыми методами обучения и образовательными технологиями» – именно так было сказано в докладе академика Алексея Хохлова – ученый из академического исследовательского института познакомит школьных педагогов?

Что же в итоге

Поддерживая в целом идею РАН, редакция ActivityEdu считает проект сырым, не до конца проработанным. Все ли учащиеся уже функционирующей образовательной организации, которая получит статус базовой школы, подойдут для исследовательской деятельности или РАН будет проводить какой-то дополнительный отбор? Предполагается ли стандартизация программ обучения в этих школах и общая координация их деятельности или Сибирское, Уральское и Дальневосточное отделения РАН планируют обучать школьников по разным программам? Таких вопросов можно задать не один десяток, но у Российской академии наук, по всей видимости, пока нет ответов.

Возможно, на первом этапе реализации проекта имеет смысл ограничиться участием сотрудников РАН в работе центров дополнительного образования. Что касается отобранных для проекта школ, то было бы весьма заманчиво попытаться в этих школах реализовать право обучающихся на индивидуальные учебные планы, то есть на давно декларируемые, но по-прежнему отсутствующие индивидуальные образовательные траектории. Почему бы Министерству просвещения не привлечь к реализации принципа индивидуализации обучения преподавателей местных вузов и ученых из академических исследовательских институтов? Оценив промежуточные результаты проекта, можно будет понять, куда двигаться дальше, а к тому времени РАН, возможно, уже окончательно определится, базовые или опорные школы она планирует создавать.

Читайте также
Комментарии (0)