Школа должна стать архитектурным и общественным центром района

2020-02-14T17:13:00.000Z
11 0

Если взрослого человека попросить рассказать о школе, возможно, он вспомнит учителей, друзей-одноклассников, уроки, но почти никогда — само здание. В течение многих лет проекты наших образовательных организаций отвечали принципу «квадратиш, практиш, гут», разнообразием не радовали и глаз не ласкали. Однако будущие выпускники с большой вероятностью упомянут и здания. Ведь некоторые московские школы и детские сады − это пламенный остров цвета среди каменных айсбергов новостроек. О том, для чего современной школе нужен индивидуальный архитектурный облик, мы побеседовали с генератором идей, главным архитектором и генеральным директором архитектурной мастерской «ПРОЕКТ-РЕАЛИЗАЦИЯ» Ольгой Бумагиной.

Школа в Некрасовке. Источник фото: projreal.com

Ольга, здания образовательных организаций, построенные по вашим проектам, отличаются невероятно яркими и смелыми цветами, вы даже черный используете. Так ли уж необходим школьнику цвет и как он влияет на учебный процесс?

Важно, чтобы ребенок ассоциировал себя со своей школой, чтобы она светила ему, как маяк, и в его взрослой жизни оставалась весомым воспоминанием детства.

У нас все проекты школ и детских садов такие, какими мы их видим в определенном жилом квартале. Общественное здание должно быть его цветовым центром. Если дома в окрестности яркие, то здание образовательной школы или детского сада проектируется по контрасту с ним, в спокойных и сдержанных тонах. Если же общая цветовая гамма района − бледные, тусклые цвета, то здание образовательной организации будет ярким. 

Кстати, ведь не все школы в прошлом были одинаковыми и унылыми. Здание, где я училась, было построено в 30-е годы в конструктивистском стиле, по тем самым принципам, которые мне близки и сейчас. В моей школе были просторные классы, высокие потолки, широкие лестницы. К сожалению, ее потом сломали и построили обычную типовую. Но, по-видимому, именно она, та школа 30-х годов, повлияла на формирование моего пространственного восприятия, осталась записанной где-то в подсознании.

На мой взгляд, архитектура образовательных организаций гораздо более значима, чем архитектура жилых домов. Она формирует восприятие и представление о комфорте, красоте, организации пространства. Есть много исследований, позволяющих сопоставить наши представления с выводами психологов. 

Я считаю, что в школе должен быть объем, световой колодец двора, много цветов, пусть не всегда красный или зеленый, может быть и белый, ведь белый цвет − это тоже ярко. И чтобы иногда небо проходило сквозь крышу − тогда ребенок не будет чувствовать себя запертым, задавленным стенами. Он потом всю жизнь будет создавать вокруг себя такое же пространство, в котором развивался в детстве. 

Когда дети каждый день видят цветущую сакуру и очертания Фудзи, как на фасаде детского сада, они начинают жить в мизансцене сказки, это включает их воображение.

Детский сад в Новых Ватутинках. Источник фото: projreal.com

Если продуманный дизайн и красота мотивируют детей к учебе, какие существуют универсальные дизайнерские и архитектурные решения, способствующие этому? Какие из них вы используете в своих проектах?

Хотя первый наш проект был реализован в 2014 году, создавать их мы начали еще в 2009-м, поставив перед собой задачу изменить отношение Департамента образования и науки Москвы и представителей строительного сообщества к школам и детским садам. 

В СанПиН сказано, что поверхностей ярких цветов в интерьерах школ может быть не более 25 %. Но ведь цвет важен для создания инклюзивной среды: им выделяются участки, опасные для учеников с ОВЗ. А кроме этого, под воздействием цвета мозг активизируется, и в то же время яркие тона в дизайне интерьера не мешают работать. 

Для разных помещений существует разная колористика. Например, в классе одной из наших школ светлый пол, все стены белые, кроме той, на которой установлена доска, − как раз достаточное количество цвета для активности мозга во время уроков. А в рекреационных зонах этой школы множество ярких оттенков. Хотя не было цели использовать много или мало. Важно было понимать зачем. Ведь цвет − это инструмент, с помощью которого решаются задачи пространства школы.

Школа в мкр. Загорье. Источник фото: projreal.com

На фасадах ваших школ и детских садов высятся то схематические люди Малевича, то Эйфелева башня в окне Шагала. В оформлении многих зданий прослеживается посвящение великим художникам начала прошлого века. Почему вас так влечет авангард?

Потому что начало ХХ века было временем поиска, а детство и отрочество — те самые периоды, когда человек ищет свой путь. 

У школ и жилых домов разные задачи. Прежде чем строить общественное здание для большого количества людей, надо сначала ответить на вопрос, для чего оно будет построено. По моему представлению, школа – пространство, в котором ребенок определяет свое будущее. И нужно создавать это пространство таким, чтобы, анализируя его, он находил ответ на вопрос о том, чем хотел бы заниматься, когда станет взрослым.

И как же его создать, такое пространство?

Вариантов много. Можно создавать классы-трансформеры, раздвигать стены так, чтобы были зоны с лингафонными кабинетами, научными лабораториями, создать этакую школу-матрешку, где можно будет разместить множество площадок для внеурочной деятельности. 

А еще можно, например, сцену в актовом зале сделать широкой, 12 х 12 метров, так, чтобы там смог разместиться симфонический оркестр. Тогда в школе можно будет организовать открыть не музыкальный кружок, а музыкальную школу, встроив ее в школу общеобразовательную. 

Или можно спроектировать спортивный зал так, чтобы там были зоны для занятий разными видами спорта. В школе в Левобережном районе, которая сейчас строится по нашему проекту, как раз такой зал для мини-футбола, 24 х 42 метра, его можно на три части разделить. 

А в школе в Загорье по-настоящему прописалась местная футбольная команда, потому что там очень хорошее футбольное поле. Теперь на этом поле проходят тренировки взрослых спортсменов, и школьники приобщаются к спорту. Кроме того, двери школы открыты все дни недели как для детей, так и для их родителей, и семьи проводят здесь свободное время. Словом, эта школа стала не только архитектурным, но и культурным центром района.

Школа в Некрасовке. Источник фото: projreal.com 

А как вы воплощаете в школах и детских садах принципы инклюзии и универсального дизайна, то есть дизайна для всех?

Когда мы разрабатывали проект первого детского сада, сразу же продумывали и рисовали в эскизах пространство без барьеров, лестниц и пандусов: вход без ступенек, сразу с уровня земли, дальше широкий вестибюль и несколько лифтов, отсутствие зон, куда человек не смог бы подняться и где не смог бы передвигаться на коляске. 

В нашем новом проекте, в школе в Левобережном районе, мы собрали все этажные уровни лифтами, которые ведут во все коридоры и ко всем рекреациям.

В некоторых проектах мы используем принцип коворкинга, создаем пространства с перегородками и мобильной мебелью. Благодаря этому в учебных помещениях можно проводить разные виды занятий, например, поделить класс на небольшие группы или выделить малокомплектные классы для детей с ОВЗ, которые занимаются отдельно с тьюторами. Когда требуется этих ребят социализировать, включить в занятия, пространство класса раздвигается и ученики работают вместе.

Вы следите за тем, как педагоги и ученики обживают построенные вами школы?

Конечно. Они вносят что-то свое, ориентируясь на дизайнерские решения в интерьере. Например, в школе в Загорье учителя надевают платья в тон учебных пространств. Школа была задумана как сдержанно-конструктивистская − в бело-серо-черно-бежевых тонах с вкраплениями красного. И педагогический состав, и ученики поддерживают этот цветовой код, подбирая по цвету все: от воздушных шариков для праздников до тазиков пищеблока. 

Эта школа тоже стала культурным центром района. Красно-белый актовый зал с красными креслами работает как киноконцертный, в нем теперь проходят все районные и даже окружные мероприятия, а в читальном зале библиотеки проводятся лекции и семинары. А еще в этой библиотеке ученики со всего округа сдают ЕГЭ, потому что помещение просторное и в нем легко контролировать процесс. Кстати, школа была признана лучшей в Южном округе по многим критериям.

Школа в мкр. Загорье. Источник фото: projreal.com

Случается ли так, что проект не нравится заказчику, кажется ему слишком замысловатым? Насколько вообще сложно его удовлетворить?

Согласование проекта – многоэтапный процесс. Иногда требуется изрядное количество упорства, чтобы отстоять свои задумки. 

Обычно нашими заказчиками выступают либо Департамент строительства, либо частные инвесторы. Департамент строительства, как правило, не участвует в согласовании интерьеров, а вот, например, против черных фасадов детского сада в Куркине сначала были возражения. 

В другой нашей работе, проекте школы в 7-м квартале Некрасовки на улице Льва Яшина, предусматривалось оформление фасадов в черно-серой цветовой гамме. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов нас поддержал, но отстоять решение все равно было трудно. Мы сошлись на компромиссе: углы здания остались черными, середина красная, а основной базовый цвет белый, хотя я считаю, что черный фон для изображения на нем ярких фигур людей-великанов подошел бы больше.

Сложно ли подбирать для проектов образовательных организаций стройматериалы и мебель?

Как правило, сначала архитектор определяется, чего он хочет, потом ищет необходимые материалы, убеждает Департамент строительства или инвесторов выделить на них средства, согласовывает все с экспертами в Мосгорэкспертизе и получает документы, подтверждающие, что проект отвечает всем нормативам. И только потом проект разрабатывает. 

Мы, благодаря опыту, всегда находим то, что нужно. Сейчас на Смольной улице в Москве строится корпус дошкольного отделения школы, там часть фасада из черно-голубого кирпича, который отражает солнечный свет и становится голубым, а в пасмурную погоду − черным. Это очень красиво. Важное условие: для детских садов и школ материалы должны быть негорючие, согласно противопожарным требованиям. Мы нашли, где такой кирпич можно заказать: его изготавливает один из российских заводов. 

Проект корпуса дошкольного отделения на ул. Смольной. Источник фото: projreal.com

Все ли ваши креативные идеи реализуются?

Когда меня спрашивают, какой ваш проект лучший, я обычно отвечаю: следующий. Новые идеи ведь приходят постоянно. Всего за последние девять лет мы построили 7 школ и 13 детских садов. Когда придумываешь концептуальный проект, все равно воплощаешь в нем какие-то мысли из нереализованных проектов, которых в три раза больше.

Вот сейчас мы строим учебный корпус с дворами в виде световых колодцев. Два из них перекрыты, а в двух часть улицы остается внутри, чтобы в окно виден был падающий снег и зимний сад в соседнем корпусе. Это очень нестандартное решение, в результате которого дети будут учиться в пространствах, наполненных естественным светом. 

В школе в Некрасовке есть атриум под стеклянной крышей и большая зона отдыха для детей, где они могут побегать. Но я никогда не думала, что и учителя будут приходить сюда в вечернее время и рано утром, чтобы полюбоваться на звездное небо, и что это будет доставлять им огромное удовольствие. Создался такой внутренний космос. 

Кстати, эта бюджетная школа стала лучшим реализованным объектом 2018 года по итогам голосования граждан на портале «Активный гражданин». За нее проголосовали около 20 тысяч человек, благодаря нестандартным архитектурным решениям она обошла многие дорогостоящие проекты, созданные на деньги частных инвесторов. 

Конечно, это счастье − видеть, как твои самые дерзновенные мечты становятся реальностью. Справедливости ради скажу, что департаменты строительства и департаменты образования сейчас открыты для нового, они берут на вооружение оригинальные идеи. И если сначала мне говорили «вы чего тут нарисовали, так не бывает», и я годы тратила, чтобы убедить представителей этих департаментов в обратном, то сегодня технологии, которые я разработала, используются в проектах почти всех детских садов.

Какой вы видите школу будущего?

Хотя мои дети (их у меня трое) учатся в обычных типовых школах, они практически все свободное время проводят в нашей мастерской, помогают, раскрашивают детали макетов. И они мыслят уже категориями архитектурной сказки, которую создаем мы. 

Моя младшая дочь Маша, когда была совсем маленькой, нарисовала картинку, ставшую нашим логотипом: три разноцветных человечка с распахнутыми объятиями, открытыми миру.

Становится все больше возможностей, но элемент неожиданности есть всегда. Вот сейчас мы строим школу, где на спортивном поле будет голубая искусственная трава в обрамлении зеленого натурального газона. И мы знаем, уверены, что это будет красиво.

Реальность меняется, возможно, вскоре появятся 5D- и 6D-технологии, объемные школьные доски и прочие атрибуты будущего. И в архитектурных проектах эти новшества, конечно же, получат отражение.

Источник фото: projreal.com


Читайте также
Комментарии (0)
2020-02-14T17:13:00.000Z
11 0

Школа должна стать архитектурным и общественным центром района


Если взрослого человека попросить рассказать о школе, возможно, он вспомнит учителей, друзей-одноклассников, уроки, но почти никогда — само здание. В течение многих лет проекты наших образовательных организаций отвечали принципу «квадратиш, практиш, гут», разнообразием не радовали и глаз не ласкали. Однако будущие выпускники с большой вероятностью упомянут и здания. Ведь некоторые московские школы и детские сады − это пламенный остров цвета среди каменных айсбергов новостроек. О том, для чего современной школе нужен индивидуальный архитектурный облик, мы побеседовали с генератором идей, главным архитектором и генеральным директором архитектурной мастерской «ПРОЕКТ-РЕАЛИЗАЦИЯ» Ольгой Бумагиной.

Школа в Некрасовке. Источник фото: projreal.com

Ольга, здания образовательных организаций, построенные по вашим проектам, отличаются невероятно яркими и смелыми цветами, вы даже черный используете. Так ли уж необходим школьнику цвет и как он влияет на учебный процесс?

Важно, чтобы ребенок ассоциировал себя со своей школой, чтобы она светила ему, как маяк, и в его взрослой жизни оставалась весомым воспоминанием детства.

У нас все проекты школ и детских садов такие, какими мы их видим в определенном жилом квартале. Общественное здание должно быть его цветовым центром. Если дома в окрестности яркие, то здание образовательной школы или детского сада проектируется по контрасту с ним, в спокойных и сдержанных тонах. Если же общая цветовая гамма района − бледные, тусклые цвета, то здание образовательной организации будет ярким. 

Кстати, ведь не все школы в прошлом были одинаковыми и унылыми. Здание, где я училась, было построено в 30-е годы в конструктивистском стиле, по тем самым принципам, которые мне близки и сейчас. В моей школе были просторные классы, высокие потолки, широкие лестницы. К сожалению, ее потом сломали и построили обычную типовую. Но, по-видимому, именно она, та школа 30-х годов, повлияла на формирование моего пространственного восприятия, осталась записанной где-то в подсознании.

На мой взгляд, архитектура образовательных организаций гораздо более значима, чем архитектура жилых домов. Она формирует восприятие и представление о комфорте, красоте, организации пространства. Есть много исследований, позволяющих сопоставить наши представления с выводами психологов. 

Я считаю, что в школе должен быть объем, световой колодец двора, много цветов, пусть не всегда красный или зеленый, может быть и белый, ведь белый цвет − это тоже ярко. И чтобы иногда небо проходило сквозь крышу − тогда ребенок не будет чувствовать себя запертым, задавленным стенами. Он потом всю жизнь будет создавать вокруг себя такое же пространство, в котором развивался в детстве. 

Когда дети каждый день видят цветущую сакуру и очертания Фудзи, как на фасаде детского сада, они начинают жить в мизансцене сказки, это включает их воображение.

Детский сад в Новых Ватутинках. Источник фото: projreal.com

Если продуманный дизайн и красота мотивируют детей к учебе, какие существуют универсальные дизайнерские и архитектурные решения, способствующие этому? Какие из них вы используете в своих проектах?

Хотя первый наш проект был реализован в 2014 году, создавать их мы начали еще в 2009-м, поставив перед собой задачу изменить отношение Департамента образования и науки Москвы и представителей строительного сообщества к школам и детским садам. 

В СанПиН сказано, что поверхностей ярких цветов в интерьерах школ может быть не более 25 %. Но ведь цвет важен для создания инклюзивной среды: им выделяются участки, опасные для учеников с ОВЗ. А кроме этого, под воздействием цвета мозг активизируется, и в то же время яркие тона в дизайне интерьера не мешают работать. 

Для разных помещений существует разная колористика. Например, в классе одной из наших школ светлый пол, все стены белые, кроме той, на которой установлена доска, − как раз достаточное количество цвета для активности мозга во время уроков. А в рекреационных зонах этой школы множество ярких оттенков. Хотя не было цели использовать много или мало. Важно было понимать зачем. Ведь цвет − это инструмент, с помощью которого решаются задачи пространства школы.

Школа в мкр. Загорье. Источник фото: projreal.com

На фасадах ваших школ и детских садов высятся то схематические люди Малевича, то Эйфелева башня в окне Шагала. В оформлении многих зданий прослеживается посвящение великим художникам начала прошлого века. Почему вас так влечет авангард?

Потому что начало ХХ века было временем поиска, а детство и отрочество — те самые периоды, когда человек ищет свой путь. 

У школ и жилых домов разные задачи. Прежде чем строить общественное здание для большого количества людей, надо сначала ответить на вопрос, для чего оно будет построено. По моему представлению, школа – пространство, в котором ребенок определяет свое будущее. И нужно создавать это пространство таким, чтобы, анализируя его, он находил ответ на вопрос о том, чем хотел бы заниматься, когда станет взрослым.

И как же его создать, такое пространство?

Вариантов много. Можно создавать классы-трансформеры, раздвигать стены так, чтобы были зоны с лингафонными кабинетами, научными лабораториями, создать этакую школу-матрешку, где можно будет разместить множество площадок для внеурочной деятельности. 

А еще можно, например, сцену в актовом зале сделать широкой, 12 х 12 метров, так, чтобы там смог разместиться симфонический оркестр. Тогда в школе можно будет организовать открыть не музыкальный кружок, а музыкальную школу, встроив ее в школу общеобразовательную. 

Или можно спроектировать спортивный зал так, чтобы там были зоны для занятий разными видами спорта. В школе в Левобережном районе, которая сейчас строится по нашему проекту, как раз такой зал для мини-футбола, 24 х 42 метра, его можно на три части разделить. 

А в школе в Загорье по-настоящему прописалась местная футбольная команда, потому что там очень хорошее футбольное поле. Теперь на этом поле проходят тренировки взрослых спортсменов, и школьники приобщаются к спорту. Кроме того, двери школы открыты все дни недели как для детей, так и для их родителей, и семьи проводят здесь свободное время. Словом, эта школа стала не только архитектурным, но и культурным центром района.

Школа в Некрасовке. Источник фото: projreal.com 

А как вы воплощаете в школах и детских садах принципы инклюзии и универсального дизайна, то есть дизайна для всех?

Когда мы разрабатывали проект первого детского сада, сразу же продумывали и рисовали в эскизах пространство без барьеров, лестниц и пандусов: вход без ступенек, сразу с уровня земли, дальше широкий вестибюль и несколько лифтов, отсутствие зон, куда человек не смог бы подняться и где не смог бы передвигаться на коляске. 

В нашем новом проекте, в школе в Левобережном районе, мы собрали все этажные уровни лифтами, которые ведут во все коридоры и ко всем рекреациям.

В некоторых проектах мы используем принцип коворкинга, создаем пространства с перегородками и мобильной мебелью. Благодаря этому в учебных помещениях можно проводить разные виды занятий, например, поделить класс на небольшие группы или выделить малокомплектные классы для детей с ОВЗ, которые занимаются отдельно с тьюторами. Когда требуется этих ребят социализировать, включить в занятия, пространство класса раздвигается и ученики работают вместе.

Вы следите за тем, как педагоги и ученики обживают построенные вами школы?

Конечно. Они вносят что-то свое, ориентируясь на дизайнерские решения в интерьере. Например, в школе в Загорье учителя надевают платья в тон учебных пространств. Школа была задумана как сдержанно-конструктивистская − в бело-серо-черно-бежевых тонах с вкраплениями красного. И педагогический состав, и ученики поддерживают этот цветовой код, подбирая по цвету все: от воздушных шариков для праздников до тазиков пищеблока. 

Эта школа тоже стала культурным центром района. Красно-белый актовый зал с красными креслами работает как киноконцертный, в нем теперь проходят все районные и даже окружные мероприятия, а в читальном зале библиотеки проводятся лекции и семинары. А еще в этой библиотеке ученики со всего округа сдают ЕГЭ, потому что помещение просторное и в нем легко контролировать процесс. Кстати, школа была признана лучшей в Южном округе по многим критериям.

Школа в мкр. Загорье. Источник фото: projreal.com

Случается ли так, что проект не нравится заказчику, кажется ему слишком замысловатым? Насколько вообще сложно его удовлетворить?

Согласование проекта – многоэтапный процесс. Иногда требуется изрядное количество упорства, чтобы отстоять свои задумки. 

Обычно нашими заказчиками выступают либо Департамент строительства, либо частные инвесторы. Департамент строительства, как правило, не участвует в согласовании интерьеров, а вот, например, против черных фасадов детского сада в Куркине сначала были возражения. 

В другой нашей работе, проекте школы в 7-м квартале Некрасовки на улице Льва Яшина, предусматривалось оформление фасадов в черно-серой цветовой гамме. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов нас поддержал, но отстоять решение все равно было трудно. Мы сошлись на компромиссе: углы здания остались черными, середина красная, а основной базовый цвет белый, хотя я считаю, что черный фон для изображения на нем ярких фигур людей-великанов подошел бы больше.

Сложно ли подбирать для проектов образовательных организаций стройматериалы и мебель?

Как правило, сначала архитектор определяется, чего он хочет, потом ищет необходимые материалы, убеждает Департамент строительства или инвесторов выделить на них средства, согласовывает все с экспертами в Мосгорэкспертизе и получает документы, подтверждающие, что проект отвечает всем нормативам. И только потом проект разрабатывает. 

Мы, благодаря опыту, всегда находим то, что нужно. Сейчас на Смольной улице в Москве строится корпус дошкольного отделения школы, там часть фасада из черно-голубого кирпича, который отражает солнечный свет и становится голубым, а в пасмурную погоду − черным. Это очень красиво. Важное условие: для детских садов и школ материалы должны быть негорючие, согласно противопожарным требованиям. Мы нашли, где такой кирпич можно заказать: его изготавливает один из российских заводов. 

Проект корпуса дошкольного отделения на ул. Смольной. Источник фото: projreal.com

Все ли ваши креативные идеи реализуются?

Когда меня спрашивают, какой ваш проект лучший, я обычно отвечаю: следующий. Новые идеи ведь приходят постоянно. Всего за последние девять лет мы построили 7 школ и 13 детских садов. Когда придумываешь концептуальный проект, все равно воплощаешь в нем какие-то мысли из нереализованных проектов, которых в три раза больше.

Вот сейчас мы строим учебный корпус с дворами в виде световых колодцев. Два из них перекрыты, а в двух часть улицы остается внутри, чтобы в окно виден был падающий снег и зимний сад в соседнем корпусе. Это очень нестандартное решение, в результате которого дети будут учиться в пространствах, наполненных естественным светом. 

В школе в Некрасовке есть атриум под стеклянной крышей и большая зона отдыха для детей, где они могут побегать. Но я никогда не думала, что и учителя будут приходить сюда в вечернее время и рано утром, чтобы полюбоваться на звездное небо, и что это будет доставлять им огромное удовольствие. Создался такой внутренний космос. 

Кстати, эта бюджетная школа стала лучшим реализованным объектом 2018 года по итогам голосования граждан на портале «Активный гражданин». За нее проголосовали около 20 тысяч человек, благодаря нестандартным архитектурным решениям она обошла многие дорогостоящие проекты, созданные на деньги частных инвесторов. 

Конечно, это счастье − видеть, как твои самые дерзновенные мечты становятся реальностью. Справедливости ради скажу, что департаменты строительства и департаменты образования сейчас открыты для нового, они берут на вооружение оригинальные идеи. И если сначала мне говорили «вы чего тут нарисовали, так не бывает», и я годы тратила, чтобы убедить представителей этих департаментов в обратном, то сегодня технологии, которые я разработала, используются в проектах почти всех детских садов.

Какой вы видите школу будущего?

Хотя мои дети (их у меня трое) учатся в обычных типовых школах, они практически все свободное время проводят в нашей мастерской, помогают, раскрашивают детали макетов. И они мыслят уже категориями архитектурной сказки, которую создаем мы. 

Моя младшая дочь Маша, когда была совсем маленькой, нарисовала картинку, ставшую нашим логотипом: три разноцветных человечка с распахнутыми объятиями, открытыми миру.

Становится все больше возможностей, но элемент неожиданности есть всегда. Вот сейчас мы строим школу, где на спортивном поле будет голубая искусственная трава в обрамлении зеленого натурального газона. И мы знаем, уверены, что это будет красиво.

Реальность меняется, возможно, вскоре появятся 5D- и 6D-технологии, объемные школьные доски и прочие атрибуты будущего. И в архитектурных проектах эти новшества, конечно же, получат отражение.

Источник фото: projreal.com

Читайте также
Комментарии (0)