Всем будет PISA: что важнее – учить или оценивать?

2019-10-30T13:55:21.155Z

Руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов на встрече Управляющего совета PISA в Лондоне рассказал о планах проведения в России исследования «PISA для школ». Глава ФИОКО, одной из подведомственных организаций надзорной службы, Сергей Станченко разъяснил необходимость ежегодного исследования по стандартам PISA. Почему Россия хочет использовать инструментарий PISA для оценки 15-летних школьников не раз в три года, как это было раньше, а каждый год, и принесет ли это результат – мнение обозревателя ActivityEdu.

Предыстория перехода к ежегодной оценке

Президент РФ Владимир Путин сформулировал задачу вывести Россию в десятку лучших стран по качеству образования к 2024 году. Такая планка поставлена в подписанном им в мае 2018 года указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Документ опубликован на сайте Кремля.

Правительству Российской Федерации при разработке национального проекта в сфере образования исходить из того, что в 2024 году необходимо обеспечить достижение следующих целей и целевых показателей: обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования, вхождение Российской Федерации в число 10 ведущих стран мира по качеству общего образования. 

Из текста Указа

Рособрнадзор отреагировал на сформулированную президентом России задачу: 22 марта 2019 года был опубликован для общественного обсуждения проект «Методологии и критериев оценки качества общего образования в общеобразовательных организациях на основе практики международных исследований качества подготовки обучающихся». В образовательном сообществе Проект подвергся критике. Редакция ActivityEdu, проанализировав текст Проекта, сформулировала вопросы и критические замечания, а также предложила шаги, направленные на решение задачи. 

Рособрнадзор проигнорировал вопросы и критику образовательного сообщества, и 6 мая 2019 года приказом Рособрнадзора №590 и приказом Минпросвещения №219 «Методология» была утверждена.

До внедрения «Методологии» международное тестирование по модели PISA проводилось раз в три года: последнее состоялось в 2018 году, следующее планируется в 2021 году. После вступления в силу приказов Рособрнадзора и Минпросвещения исследование качества подготовки 15-летних школьников по стандартам международной программы по оценке образовательных достижений учащихся PISA (Programme for International Student Assessment) становится ежегодным.

Зачем нужна ежегодная оценка по модели PISA

Директор ФИОКО Сергей Станченко утверждает, что ежегодное исследование «позволит оценить текущее состояние, выявить достоинства и недостатки по различным направлениям работы».

Почему многочисленные ВПР, НИКО, ОГЭ, ЕГЭ, а также исследования PISA (каждые три года), TIMSS (каждые четыре года) и PIRLS (каждые пять лет) не позволяют «оценить текущее состояние» и получить реальную картину российского образования, глава ФИОКО не сообщает.

В 2018 году в России в исследовании PISA приняли участие более 10 тысяч школьников 15-летнего возраста из 265 образовательных организаций 43 регионов страны. Замечу, что это основная выборка. Помимо основной выборки, была сформирована дополнительная, для чего тестированию подвергли 15-летних школьников из 151 столичной образовательной организации, 239 – Республики Татарстан и 61 – Московской области. Результаты исследования PISA-2018 станут известны в декабре 2019 года. Россия получит данные как по стране в целом, так и отдельно по трем названным выше регионам. Объемы впечатляют, не правда ли? Но эти объемы выглядят бледно, если сравнить их с планами Рособрнадзора и ФИОКО.

Мы планируем ежегодно проводить оценки в 14 регионах, с участием более 1500 школ. До 2024 года в оценке примут участие все 85 регионов России, в каждом из которых участниками будут около 100 школ. Помимо этого, каждый год будет проводиться оценка по России в целом, кроме тех лет, когда проводится основное исследование PISA, – рассказал Сергей Кравцов.

Задача: найти логику в действиях Рособрнадзора и Минпросвещения

У меня, признаться, не получается обнаружить логику в действиях надзорного ведомства в сфере образования и Минпросвещения. Президент России поставил задачу повышения именно качества образования, а не частоты и качества его оценивания. Тогда почему чиновники бросились выполнять совсем не то, что поручил президент? Почему разрабатываются и утверждаются не «Меры по повышению качества образования», а «Методология и критерии оценки качества образования»?

Россия уже много лет участвует в исследованиях PISA, TIMSS и PIRLS. Например, результаты PISA-2015 таковы: среди 70 стран, принимавших участие в исследовании, Россия занимает 26-е место по читательской грамотности, 23-25-е – по математической и 32-е – по естественнонаучной грамотности, а по среднему арифметическому значению трех показателей мы занимаем 28-е место в мире. Через месяц-полтора появятся результаты PISA-2018. Вот же она – оценка качества нашего образования по международным стандартам. Что мешает проанализировать результаты и принять меры по повышению качества, чтобы по результатам PISA-2021 приблизиться к обозначенной президентом РФ десятке лучших стран мира?

Но это же сложно, поэтому мы будем чаще проверять и оценивать! Вот и получается: нам нужно повышать качество образования, а мы увеличиваем частоту и объем оценивания. Вспоминается бородатый анекдот о человеке, который искал ключи не около забора, где их потерял, а под фонарем, потому что там светлее. Спору нет – учить так, чтобы научить, гораздо сложнее, чем тестировать и фиксировать результаты. Но главная задача – научить!

Воспользоваться опытом северных соседей

Скажу честно, меня трудно назвать сторонником методологии PISA, и я готов объяснить свою позицию. Но если все же в России приняли решение использовать результаты исследования PISA для оценки качества образования, то было бы логично обратиться к опыту Финляндии, которая с 2001 года, когда впервые объявили результаты PISA, и до сегодняшнего дня находится на верхних строчках мирового рейтинга.

Один из создателей финской школьной образовательной системы Паси Сальберг, с которым мне недавно довелось побеседовать на конференции EdCrunch-2019, предостерегает от чрезмерного увлечения тестированием и оцениванием. В Финляндии тестирование ограничено до необходимого минимума. Тогда почему мы наращиваем объемы и увеличиваем частоту тестирования, стремясь догнать Финляндию, ушедшую от нас в отрыв по показателям PISA?

Еще одна рекомендация господина Сальберга – в большей степени доверять школам и учителям, чем проверкам и отчетности – для нашей системы вообще немыслима. Знаете почему? Потому что тогда возникает закономерный вопрос: «Зачем нужна многочисленная армия чиновников Рособрнадзора и подведомственных организаций надзорной службы, если повышение доверия школе и сокращение тестирования, проверок и отчетности ведет к улучшению результатов?» Вы когда-нибудь встречали чиновников, которые считают, что их слишком много, а их деятельность не нужна?

Верить ли показателям PISA безоговорочно

Главный недостаток исследований PISA – оценка результатов по выборке школ в среднем по стране. Я скептически отношусь к таким показателям, как «средняя температура по больнице», но PISA измеряет, если продолжать аналогию, средние значения даже не «по больнице», а «по всей системе здравоохранения».

Средние значения показателей читательской, математической или естественнонаучной грамотности заметно снижаются из-за большого числа откровенно слабых школ. Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов отмечает, что доля детей, не достигших базового уровня функциональной грамотности в исследовании PISA, составляет в России 25%. Это недопустимо много. Та же Финляндия показывает высокие средние результаты во многом за счет того, что адресно работает с детьми, испытывающими трудности с обучением. У нас в стране премии и гранты получают в основном образовательные организации, где учатся способные и мотивированные дети, демонстрирующие академические достижения, в то время как финны концентрируются на помощи – материальной и методической – отстающим школам.

Следует отметить, что внимание к отстающим школам не только положительно скажется на мировом рейтинге российской школьной образовательной системы, но и позволит не самым способным детям избежать образовательных и социальных тупиков, о чем редакция ActivityEdu неоднократно писала.

Понимая важность PISA, все же замечу, что показатели международных исследований – это, на мой взгляд, не единственный критерий оценки качества школьного образования в стране. Стоит ли игнорировать тот факт, что летом 2019 года российские школьники на международных олимпиадах по математике, физике, химии, биологии, астрономии и астрофизике, географии и информатике завоевали 20 золотых медалей, а финские – лишь одну медаль высшей пробы? Почему олимпиадные достижения не считаются критерием оценки качества школьного образования? Паси Сальберг в интервью на EdCrunch-2019 признал, что в Финляндии существуют проблемы с выявлением талантов. Я выскажусь более жестко: финская школьная образовательная система не способствует появлению талантов, поскольку ориентирована на достижение высокого среднего уровня. Именно этот высокий средний уровень и фиксирует исследование PISA.

Кроме того, нельзя не отметить, что, к примеру, по результатам TIMSS-2015 (математика, 8-е классы) мы находимся на 6-м месте в мире, опережая Канаду на две позиции, в то время как по результатам PISA-2015 (математическая грамотность, 15-летние) Канада опережает нас на тринадцать позиций. Таким образом, две международные программы, оценивающие математическую грамотность подростков, дают заметно различающиеся оценки. Весьма любопытно, как справились бы с заданиями нашего ОГЭ по математике девятиклассники других стран, например Канады или Финляндии, но мы этого не узнаем, потому что канадцы и финны, в отличие от нас, не торопятся увеличивать объем тестирования.

Учить или оценивать

Задания PISA не представляют сложностей для 15-летних учеников сильных российских школ. Например, первая сотня московских образовательных организаций находится на втором месте в мире по уровню читательской и математической грамотности PISA, уступая лишь Шанхаю. Следовательно, вопрос заключается не в том, как тестировать и оценивать, а в том, как подтянуть уровень всех школ страны к уровню лучших образовательных организаций.

Но если нужно учить и научить, то следующий вопрос очевиден: «Кто будет это делать?» Уверен, руководители Рособрнадзора и Минпросвещения легко дадут на него ответ: «Конечно, учителя!» Тогда, быть может, для решения задачи, почти полтора года назад сформулированной президентом страны, чиновникам стоит, наконец, разработать «Методологию повышения статуса учителя», ориентируясь, к примеру, на те страны, в почетном ряду которых мы хотим оказаться? Чиновникам в любом случае придется это сделать в ближайшем будущем, чтобы выполнить поручение президента РФ по разработке комплекса мер, направленных на повышение статуса учителя.

Повторю еще раз то, что мы однажды уже писали: «Есть большие сомнения, что “нищие” учителя, вынужденные работать на полторы-две ставки, выведут нашу страну на первые места в мире, опираясь лишь на желание разработчиков “Методологии и критериев оценки качества”». Правда, скажу честно, я почему-то уверен, что мы по-прежнему будем искать не там, где потеряли, а под привычным фонарем. По той простой причине, что там светлее.


Читайте также
Комментарии (11)
2019-10-30T13:55:21.155Z

Всем будет PISA: что важнее – учить или оценивать?


Руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов на встрече Управляющего совета PISA в Лондоне рассказал о планах проведения в России исследования «PISA для школ». Глава ФИОКО, одной из подведомственных организаций надзорной службы, Сергей Станченко разъяснил необходимость ежегодного исследования по стандартам PISA. Почему Россия хочет использовать инструментарий PISA для оценки 15-летних школьников не раз в три года, как это было раньше, а каждый год, и принесет ли это результат – мнение обозревателя ActivityEdu.

Предыстория перехода к ежегодной оценке

Президент РФ Владимир Путин сформулировал задачу вывести Россию в десятку лучших стран по качеству образования к 2024 году. Такая планка поставлена в подписанном им в мае 2018 года указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Документ опубликован на сайте Кремля.

Правительству Российской Федерации при разработке национального проекта в сфере образования исходить из того, что в 2024 году необходимо обеспечить достижение следующих целей и целевых показателей: обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования, вхождение Российской Федерации в число 10 ведущих стран мира по качеству общего образования. 

Из текста Указа

Рособрнадзор отреагировал на сформулированную президентом России задачу: 22 марта 2019 года был опубликован для общественного обсуждения проект «Методологии и критериев оценки качества общего образования в общеобразовательных организациях на основе практики международных исследований качества подготовки обучающихся». В образовательном сообществе Проект подвергся критике. Редакция ActivityEdu, проанализировав текст Проекта, сформулировала вопросы и критические замечания, а также предложила шаги, направленные на решение задачи. 

Рособрнадзор проигнорировал вопросы и критику образовательного сообщества, и 6 мая 2019 года приказом Рособрнадзора №590 и приказом Минпросвещения №219 «Методология» была утверждена.

До внедрения «Методологии» международное тестирование по модели PISA проводилось раз в три года: последнее состоялось в 2018 году, следующее планируется в 2021 году. После вступления в силу приказов Рособрнадзора и Минпросвещения исследование качества подготовки 15-летних школьников по стандартам международной программы по оценке образовательных достижений учащихся PISA (Programme for International Student Assessment) становится ежегодным.

Зачем нужна ежегодная оценка по модели PISA

Директор ФИОКО Сергей Станченко утверждает, что ежегодное исследование «позволит оценить текущее состояние, выявить достоинства и недостатки по различным направлениям работы».

Почему многочисленные ВПР, НИКО, ОГЭ, ЕГЭ, а также исследования PISA (каждые три года), TIMSS (каждые четыре года) и PIRLS (каждые пять лет) не позволяют «оценить текущее состояние» и получить реальную картину российского образования, глава ФИОКО не сообщает.

В 2018 году в России в исследовании PISA приняли участие более 10 тысяч школьников 15-летнего возраста из 265 образовательных организаций 43 регионов страны. Замечу, что это основная выборка. Помимо основной выборки, была сформирована дополнительная, для чего тестированию подвергли 15-летних школьников из 151 столичной образовательной организации, 239 – Республики Татарстан и 61 – Московской области. Результаты исследования PISA-2018 станут известны в декабре 2019 года. Россия получит данные как по стране в целом, так и отдельно по трем названным выше регионам. Объемы впечатляют, не правда ли? Но эти объемы выглядят бледно, если сравнить их с планами Рособрнадзора и ФИОКО.

Мы планируем ежегодно проводить оценки в 14 регионах, с участием более 1500 школ. До 2024 года в оценке примут участие все 85 регионов России, в каждом из которых участниками будут около 100 школ. Помимо этого, каждый год будет проводиться оценка по России в целом, кроме тех лет, когда проводится основное исследование PISA, – рассказал Сергей Кравцов.

Задача: найти логику в действиях Рособрнадзора и Минпросвещения

У меня, признаться, не получается обнаружить логику в действиях надзорного ведомства в сфере образования и Минпросвещения. Президент России поставил задачу повышения именно качества образования, а не частоты и качества его оценивания. Тогда почему чиновники бросились выполнять совсем не то, что поручил президент? Почему разрабатываются и утверждаются не «Меры по повышению качества образования», а «Методология и критерии оценки качества образования»?

Россия уже много лет участвует в исследованиях PISA, TIMSS и PIRLS. Например, результаты PISA-2015 таковы: среди 70 стран, принимавших участие в исследовании, Россия занимает 26-е место по читательской грамотности, 23-25-е – по математической и 32-е – по естественнонаучной грамотности, а по среднему арифметическому значению трех показателей мы занимаем 28-е место в мире. Через месяц-полтора появятся результаты PISA-2018. Вот же она – оценка качества нашего образования по международным стандартам. Что мешает проанализировать результаты и принять меры по повышению качества, чтобы по результатам PISA-2021 приблизиться к обозначенной президентом РФ десятке лучших стран мира?

Но это же сложно, поэтому мы будем чаще проверять и оценивать! Вот и получается: нам нужно повышать качество образования, а мы увеличиваем частоту и объем оценивания. Вспоминается бородатый анекдот о человеке, который искал ключи не около забора, где их потерял, а под фонарем, потому что там светлее. Спору нет – учить так, чтобы научить, гораздо сложнее, чем тестировать и фиксировать результаты. Но главная задача – научить!

Воспользоваться опытом северных соседей

Скажу честно, меня трудно назвать сторонником методологии PISA, и я готов объяснить свою позицию. Но если все же в России приняли решение использовать результаты исследования PISA для оценки качества образования, то было бы логично обратиться к опыту Финляндии, которая с 2001 года, когда впервые объявили результаты PISA, и до сегодняшнего дня находится на верхних строчках мирового рейтинга.

Один из создателей финской школьной образовательной системы Паси Сальберг, с которым мне недавно довелось побеседовать на конференции EdCrunch-2019, предостерегает от чрезмерного увлечения тестированием и оцениванием. В Финляндии тестирование ограничено до необходимого минимума. Тогда почему мы наращиваем объемы и увеличиваем частоту тестирования, стремясь догнать Финляндию, ушедшую от нас в отрыв по показателям PISA?

Еще одна рекомендация господина Сальберга – в большей степени доверять школам и учителям, чем проверкам и отчетности – для нашей системы вообще немыслима. Знаете почему? Потому что тогда возникает закономерный вопрос: «Зачем нужна многочисленная армия чиновников Рособрнадзора и подведомственных организаций надзорной службы, если повышение доверия школе и сокращение тестирования, проверок и отчетности ведет к улучшению результатов?» Вы когда-нибудь встречали чиновников, которые считают, что их слишком много, а их деятельность не нужна?

Верить ли показателям PISA безоговорочно

Главный недостаток исследований PISA – оценка результатов по выборке школ в среднем по стране. Я скептически отношусь к таким показателям, как «средняя температура по больнице», но PISA измеряет, если продолжать аналогию, средние значения даже не «по больнице», а «по всей системе здравоохранения».

Средние значения показателей читательской, математической или естественнонаучной грамотности заметно снижаются из-за большого числа откровенно слабых школ. Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов отмечает, что доля детей, не достигших базового уровня функциональной грамотности в исследовании PISA, составляет в России 25%. Это недопустимо много. Та же Финляндия показывает высокие средние результаты во многом за счет того, что адресно работает с детьми, испытывающими трудности с обучением. У нас в стране премии и гранты получают в основном образовательные организации, где учатся способные и мотивированные дети, демонстрирующие академические достижения, в то время как финны концентрируются на помощи – материальной и методической – отстающим школам.

Следует отметить, что внимание к отстающим школам не только положительно скажется на мировом рейтинге российской школьной образовательной системы, но и позволит не самым способным детям избежать образовательных и социальных тупиков, о чем редакция ActivityEdu неоднократно писала.

Понимая важность PISA, все же замечу, что показатели международных исследований – это, на мой взгляд, не единственный критерий оценки качества школьного образования в стране. Стоит ли игнорировать тот факт, что летом 2019 года российские школьники на международных олимпиадах по математике, физике, химии, биологии, астрономии и астрофизике, географии и информатике завоевали 20 золотых медалей, а финские – лишь одну медаль высшей пробы? Почему олимпиадные достижения не считаются критерием оценки качества школьного образования? Паси Сальберг в интервью на EdCrunch-2019 признал, что в Финляндии существуют проблемы с выявлением талантов. Я выскажусь более жестко: финская школьная образовательная система не способствует появлению талантов, поскольку ориентирована на достижение высокого среднего уровня. Именно этот высокий средний уровень и фиксирует исследование PISA.

Кроме того, нельзя не отметить, что, к примеру, по результатам TIMSS-2015 (математика, 8-е классы) мы находимся на 6-м месте в мире, опережая Канаду на две позиции, в то время как по результатам PISA-2015 (математическая грамотность, 15-летние) Канада опережает нас на тринадцать позиций. Таким образом, две международные программы, оценивающие математическую грамотность подростков, дают заметно различающиеся оценки. Весьма любопытно, как справились бы с заданиями нашего ОГЭ по математике девятиклассники других стран, например Канады или Финляндии, но мы этого не узнаем, потому что канадцы и финны, в отличие от нас, не торопятся увеличивать объем тестирования.

Учить или оценивать

Задания PISA не представляют сложностей для 15-летних учеников сильных российских школ. Например, первая сотня московских образовательных организаций находится на втором месте в мире по уровню читательской и математической грамотности PISA, уступая лишь Шанхаю. Следовательно, вопрос заключается не в том, как тестировать и оценивать, а в том, как подтянуть уровень всех школ страны к уровню лучших образовательных организаций.

Но если нужно учить и научить, то следующий вопрос очевиден: «Кто будет это делать?» Уверен, руководители Рособрнадзора и Минпросвещения легко дадут на него ответ: «Конечно, учителя!» Тогда, быть может, для решения задачи, почти полтора года назад сформулированной президентом страны, чиновникам стоит, наконец, разработать «Методологию повышения статуса учителя», ориентируясь, к примеру, на те страны, в почетном ряду которых мы хотим оказаться? Чиновникам в любом случае придется это сделать в ближайшем будущем, чтобы выполнить поручение президента РФ по разработке комплекса мер, направленных на повышение статуса учителя.

Повторю еще раз то, что мы однажды уже писали: «Есть большие сомнения, что “нищие” учителя, вынужденные работать на полторы-две ставки, выведут нашу страну на первые места в мире, опираясь лишь на желание разработчиков “Методологии и критериев оценки качества”». Правда, скажу честно, я почему-то уверен, что мы по-прежнему будем искать не там, где потеряли, а под привычным фонарем. По той простой причине, что там светлее.

Читайте также
Комментарии (11)