Слишком много двоечников: что делать Минпросвещения и Рособрнадзору



Замминистра просвещения Виктор Басюк в январе рассказал о запуске проекта, в котором основное внимание будет уделено детям с особыми сложностями обучения. Врио главы Рособрнадзора Анзор Музаев 19 февраля на совещании в Кабардино-Балкарии уточнил, что речь идет о совместной разработке Минпросвещения и Рособрнадзора «Школа равных возможностей», ориентированной на организацию методической помощи школам. Что известно о проекте, как чиновники оценивают масштабы неуспешности, какие меры необходимы и почему нет единодушия в выборе методов реализации – ответы на эти вопросы вы найдете в статье нашего обозревателя. 

Источник фото: hse.ru

«Школа равных возможностей»

19 февраля в Москве в Высшей школе экономики состоялось совместное заседание экспертного и общественно-делового советов по национальному проекту «Образование», одним из пунктов повестки которого значилось развитие общего образования.

О совместном проекте министерства и надзорного ведомства «Школа равных возможностей: важен каждый ученик» рассказали замминистра просвещения Виктор Басюк и директор Федерального института оценки качества образования (ФИОКО) Сергей Станченко.

Речь шла о мерах поддержки школ с низкими образовательными результатами. Как отметил замминистра, эти меры помогут в достижении цели, обозначенной в подписанном президентом РФ в мае 2018 года указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»: вхождение России в топ-10 стран по качеству общего образования.

Оценки становятся адекватнее

До недавнего времени Минпросвещения и Рособрнадзор, оценивая результаты международных и внутренних исследований качества образования, демонстрировали оптимизм. Так, например, сразу после публикации в начале декабря результатов PISA-2018 на сайте профильного министерства появилась новость о прогрессе России.

Но постепенно ситуация стала меняться, и сейчас все чаще из уст чиновников можно услышать жесткие и адекватные оценки результатов России. Полагаю, что эти изменения не в последнюю очередь обусловлены появлением в СМИ, в том числе на портале ActivityEdu, материалов, в которых не только приведены результаты международных и внутренних исследований, но и названы причины их снижения, а также сформулированы факторы эффективной российской школы. Список публикаций вы можете найти в конце статьи.

Масштабы бедствия

Итак, что же услышали участники совместного заседания экспертного и общественно-делового советов по национальному проекту «Образование»? Директор ФИОКО Сергей Станченко в своем выступлении представил результаты российских школьников в PISA-2018 и ВПР-2019, сделав акцент на неуспешности, то есть на показателях слабых школ и слабых учеников.

PISA-2018: четверть школ – слабые 

Четверть всех российских школ, участвовавших в исследовании, набрали баллы, позволяющие попасть в топ-10 стран по читательской грамотности, но у другой четверти образовательных организаций баллы очень низкие, соответствующие местам ниже 50-го среди 77 стран-участниц. По среднему баллу всех школ нынешнее место России – в начале четвертого десятка стран.

Еще один удручающий показатель: доля 15-летних российских школьников, не достигших базового уровня хотя бы по одному из аспектов функциональной грамотности – читательской, математической или естественно-научной, – близка к 30%.

ВПР-2019: большая доля «неудов»

Более чем в трети школ России свыше 30% учеников 5–6-х классов не осваивают программу по русскому языку и/или математике, а в каждой десятой школе нашей страны таких учеников в 5–6-х классах больше половины.

Данные из доклада директора ФИОКО Сергея Станченко

Если же оценивать результаты всех школ РФ, то получим такой впечатляющий показатель неуспешности: каждый пятый ученик 5–7-х классов не осваивает школьную программу как минимум по одному из двух предметов – математике или русскому языку.

Цели можно и не достичь

Разумеется, не только публикации СМИ подвигли чиновников на изменение риторики и разработку проекта. Как мы уже писали, Минпросвещения и Рособрнадзор своими приказами утвердили методику расчета универсального показателя – средневзвешенного места РФ в группе международных исследований. Место России, в соответствии с методикой, определяется с учетом результатов следующих исследований: PIRLS, TIMSS и PISA.

Весной 2019 года российские школьники 4-х и 8-х классов участвовали в оценке по программе TIMSS по математике и естествознанию. Официальные результаты будут опубликованы лишь в декабре этого года, но уже сейчас эксперты говорят о том, что итоги TIMSS-2019 для России окажутся не столь радужными, как в исследованиях предыдущего цикла в 2015 году. Тогда, напомню, Россия уверенно заняла место в десятке лучших стран.

Исходное значение средневзвешенного места России в декабре 2018 года составляло 14,5, а уже через год, в декабре 2019-го, – лишь 16,1, хотя Минпросвещения и Рособрнадзор планировали к этому моменту приблизиться к заветной десятке. Если результаты TIMSS ухудшатся по сравнению с 2015 годом, а предпосылки для такого развития событий есть, Россия еще сильнее отдалится от топ-10.

Выполнение поставленной задачи под угрозой, и, возможно, именно это заставляет чиновников заявлять вслух о проблемах и искать выход.

Что предлагается

В рамках проекта «Школа равных возможностей: важен каждый ученик» Минпросвещения и Рособрнадзор планируют наладить адресную работу со слабыми школами, которая включает:

  • выявление таких образовательных организаций;
  • разработку программ помощи для школ, учителей и школьников, включающих как методическую, так и финансовую поддержку;
  • мониторинг достигнутых результатов.

Кроме того, предлагается внести изменения в федеральный проект «Современная школа» в части разработки модели и программ коррекции трудностей в обучении и в федеральный проект «Учитель будущего» в части повышения квалификации и методической поддержки учителей тех школ, которым будет оказана помощь.

Если относительно выявления школ и мониторинга результатов у участников совместного заседания экспертного и общественно-делового советов никаких вопросов не возникло, то по поводу деталей реализации проекта развернулась дискуссия.

В частности, противоречивые оценки получила идея использования региональных методических служб. Часть экспертов полагает, что система разрушена, возможность ее восстановления вызывает сомнения, другие участники дискуссии призывают к развитию практик внутришкольного и межшкольного методического взаимодействия и наставничества. Еще один повод для горячего обсуждения – это выбор между системными и долгосрочными мерами и действиями, направленными на быстрое достижение результата.

Руководитель фонда «Талант и успех» Елена Шмелева предложила организовать психолого-педагогическую помощь семьям детей, испытывающих трудности с освоением учебной программы, на базе региональных центров, которые создаются по модели «Сириуса».

В итоге принято решение о создании рабочей группы, которой предстоит обсудить совокупность необходимых для реализации проекта мер и количество школ, которые получат помощь, а также оценить объем финансовых вложений в проект. Так, например, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов считает, что преодоление образовательной неуспешности – это национальная задача, для решения которой потребуются большие средства – порядка 200 млрд рублей. Кроме того, ректор полагает, что силами методистов результаты улучшить вряд ли удастся, а учителя перегружены, поэтому им нужны помощники, тьюторы, готовые работать с отстающими учениками.

Что может помешать

Горячо поддерживаю решение руководителей Минпросвещения и Рособрнадзора по оказанию помощи слабым школам и детям, испытывающим трудности с освоением учебной программы, но в завершение статьи не могу не упомянуть пару моментов, которые меня смущают.

Во-первых, ни Минпросвещения, ни члены экспертного и общественно-делового советов по национальному проекту «Образование» вообще не говорят о создании качественных условий жизни и работы школьного учителя. Можно разработать и разослать по школам замечательные методические указания, а также организовать эффективные курсы повышения квалификации, но если для получения нормальной зарплаты учитель вынужден работать на полторы-две ставки, то все эти меры не сработают, потому что сил на эффективную работу с отстающими школьниками у перегруженного учителя не останется.

Во-вторых, накопленный Рособрнадзором за годы проведения ВПР, НИКО и ГИА большой массив данных имеет весьма существенный, на мой взгляд, недостаток: эти данные не содержат информации о причинах образовательной неуспешности ребенка. Кто-то получает двойку на ВПР по математике, потому что не умеет решать задачи, а кто-то не выполняет задания ВПР, поскольку уверен, что в итоге за год все равно поставят тройку. Разве для кого-то является секретом утвердившаяся де-факто трехбалльная система в российских школах?

Кроме того, причины образовательной неуспешности могут быть связаны не столько с учебным процессом, сколько, к примеру, с нездоровым школьным климатом или проблемами в семье ребенка. Поможет ли в этом случае методическая помощь от Минпросвещения и Рособрнадзора?

Привожу эти моменты не для того, чтобы показать бессмысленность проекта «Школа равных возможностей». Напротив, считаю инициативу профильного министерства и надзорной службы чрезвычайно важной и своевременной. Но для ее успешной реализации требуется не разработка в кабинетах министерств и ведомств инструкций и наставлений, а понимание закономерностей и особенностей функционирования слабых школ. Есть ли такое понимание у чиновников, привыкших оценивать образовательные организации, педагогов и школьников лишь по накопленным данным? Методические указания и инструкции, уверен, будут разосланы в рамках проекта в полном объеме и в срок, но вот возымеют ли они эффект?

Список публикаций по теме статьи

Всем будет PISA: что важнее – учить или оценивать?

PISA: Минпрос и Рособр ставят под угрозу выполнение указа Путина?

Россия отдаляется от десятки лучших по школьному образованию стран

Факторы эффективной российской школы: ресурсы, учителя, климат

ВПР: прихоть чиновников или необходимость

ВПР − унижение и наказание для учителя!

Образовательные результаты и инвестиции: эффективны ли вложения России

Цели ВПР – совершенствовать преподавание или натаскивать на шаблон?

к комментариям


Читайте также

Комментарии (18)