Путь развития образования в России: азиатский, финский или собственный




Мы всегда радуемся ярким победам юных российских химиков, математиков, биологов и физиков на международных олимпиадах и огорчаемся, когда выясняется, что место нашей страны по качеству массового школьного образования – в начале четвертого десятка. Школьники из России и США блестяще выступают на олимпиадах, но показывают скромные результаты в международных исследованиях качества образования. Дети из Финляндии и Эстонии, напротив, не могут похвастаться заметными достижениями в интеллектуальных состязаниях, но при этом лидируют в Европе по показателям функциональной грамотности. Наш обозреватель пытается разобраться, существует ли универсальный подход к развитию общего образования, позволяющий эффективно совмещать качественное обучение и развитие всех детей – как способных и мотивированных, так и испытывающих очевидные трудности с освоением учебных программ.

Россия и США – лидеры или середняки?

На завершившейся несколько дней назад 61-й Международной математической олимпиаде (IMO-2020) сборная России выступила отлично: 2 золотые и 4 серебряные медали, второе общекомандное место. В прошлом году российские школьники в общей сложности завоевали 42 медали международных предметных олимпиад – 22 золотые, 19 серебряных и одну бронзовую, причем на олимпиадах по химии в Париже и по информатике в Баку наши юные таланты показали стопроцентный результат – все участники вернулись домой с золотыми медалями.

Как в личном, так и в общекомандном зачете на международных олимпиадах наши школьники часто соревнуются со сверстниками из США. Так, например, на уже упоминавшемся соревновании IMO-2020 сборная США выглядела лучше России по медалям – 3 золота и 3 серебра, но уступила по сумме баллов всех участников команды.

Любопытно, что Россия и США похожи не только высочайшим уровнем достижений на международных олимпиадах. Результаты международных сопоставительных исследований качества образования, среди которых масштабностью и глубиной выделяется PISA (Programme for International Student Assessment), свидетельствуют: по уровню читательской, математической и естественно-научной грамотности 15-летних российских и американских школьников можно отнести к крепким мировым середнякам.

На олимпиадах дети из России и США борются исключительно за лидерство и места на пьедестале почета, а при оценке качества массового образования выясняется, что обе державы оказываются в середине турнирной таблицы, если использовать спортивную терминологию. Так, скажем, в PISA-2018 Россия по математической грамотности заняла 30-е место из 78 стран-участниц, а США – 37-е.

Эстония и Финляндия – европейские лидеры?

До недавнего времени одним из лидеров школьного образования многие эксперты называли Финляндию. В последние годы на лидирующие позиции по качеству массового общего образования вышла Эстония: 15-летние школьники этой страны в PISA-2018 показали лучший среди европейских держав результат по всем видам функциональной грамотности.

Можно предположить, что высокое качество массового общего образования должно влиять на результаты финских и эстонских школьников на международных олимпиадах. Увы, эта гипотеза не подтверждается: как между массовой физкультурой и победами на чемпионатах мира нет прямой связи, так и высокий средний балл по математической грамотности 15-летних подростков из Эстонии и Финляндии не является гарантией успеха самых талантливых юных математиков из этих стан на международных олимпиадах. И сравнивать их достижения в данном случае уместно отнюдь не с Россией и США.


На IMO-2020 сборные Эстонии и Финляндии в командном зачете заняли 57-е и 60-е места из 105 стран-участниц, уступив, в частности, командам из Монголии, Бангладеш, Сирии, Перу, Филиппин и других стран, уровень массового школьного образования в которых принято считать весьма средним. На международных математических олимпиадах финские и эстонские школьники зачастую радуются похвальным грамотам, в то время как участники из Монголии и Филиппин увозят домой награды высшей пробы.

Успехи на олимпиадах – не показатель?

Разумеется, мне известно, что доля школьников, способных выполнить задания международных олимпиад, в любой стране не может быть большой. Даже для самых талантливых задания международных олимпиад оказываются слишком сложными: 57 из 616 участников IMO-2020, то есть более 9%, не смогли набрать ни одного балла, решая шесть предложенных задач.

Можно ли вообще достижения школьников на международных олимпиадах считать показателем качества общего образования в стране? Один из признанных авторов финской школьной образовательной системы Паси Сальберг, с которым мне довелось побеседовать на конференции EdCrunch-2019, так ответил на этот вопрос:

Да, это один из индикаторов, один из показателей, но только не качества образования. Я знаю, что система школьного образования в России устроена таким образом, что позволяет выявить талант у детей уже в раннем возрасте, например, в математике. Система в России помогает детям проявлять таланты. Однако я считаю, что успехи на международных олимпиадах – это не оценка качества школьного образования, а в большей степени оценка эффективности системы по выявлению и развитию талантов у детей.

Баллы PISA – показатель?

Хорошо, допустим, успехи на олимпиадах – не показатель. А как тогда сравнить образовательные системы стран, как понять, в правильном ли направлении идет развитие, и по каким вообще показателям оценивать?

Выясняется, что без международных сопоставительных исследований тут не обойтись. Значит, все-таки придется опираться на результаты PISA, несмотря на существенный недостаток этого исследования – качество общего образования оценивается по выборке школ в среднем по стране, хотя иногда производится оценка и по отдельным регионам.

В исследовании PISA-2018 в качестве отдельных регионов участвовали Москва, Московская область и Республика Татарстан. Средние баллы читательской грамотности 15-летних школьников из этих субъектов РФ приведены в таблице.

По читательской грамотности ученики московских школ вошли в тройку лучших регионов мира, уступив лишь Сингапуру и четырем китайским провинциям, в то время как результат школьников из Республики Татарстан соответствует уровню пятого десятка стран − участниц исследования. Разница в 70 баллов между Москвой и Татарстаном эквивалентна, по оценкам экспертов, примерно двум годам обучения.

При этом Татарстан, на мой взгляд, по российским меркам ни в коем случае нельзя отнести к аутсайдерам по развитию школьного образования. Очень хотелось бы посмотреть на результаты таких регионов, как Республика Тыва, Чукотский автономный округ, Республика Ингушетия, но, к сожалению, такой возможности нет.

Следует отметить, что наблюдается очень большой разброс в результатах российских школ. Результаты четверти образовательных организаций, участвовавших в исследовании PISA-2018, позволяют попасть в топ-10 стран, но у другой четверти школ баллы очень низкие, соответствующие местам в нижней трети списка стран-участниц.

Сочетаются ли олимпиады и массовое образование?

Есть ли страны, которым удалось выстроить работу школьной образовательной системы таким образом, чтобы добиться и высокого качества массового образования, и значительных успехов в подготовке способных и мотивированных школьников? Может быть, в одной отдельно взятой стране в принципе невозможно обеспечить одновременно высокий средний балл PISA и подготовку победителей международных олимпиад?

Явным лидером на школьных международных олимпиадах практически по всем предметам можно смело назвать Китай. Оценить результаты китайских школьников в PISA сложнее, потому что в 2018 году исследование проводилось лишь в четырех провинциях – Пекин, Шанхай, Цзянсу и Гуандун. Дети из этих регионов показали лучшие в мире результаты по всем видам грамотности, но можно ли их экстраполировать на всю огромную страну – вопрос дискуссионный. Полагаю, что нельзя, точно так же, как не стоит, предположим, результаты школьников Москвы и Санкт-Петербурга экстраполировать на всю Россию.


И все же можно назвать страны, которые и в рейтинге PISA занимают высокие места, и на интеллектуальных соревнованиях выступают достойно. В первую очередь, это азиатские страны: Сингапур, Япония, Южная Корея, Гонконг, Тайвань.

Кроме того, можно отметить успехи Канады, правда, с некоторыми оговорками: из года в год канадские сборные на международных олимпиадах практически на сто процентов укомплектованы детьми выходцев из азиатских стран – Китая, Индии, Вьетнама и других.

Но об управленческом вкладе в высокие результаты PISA в Канаде говорить можно и нужно: мы рассказывали об исследованиях канадского ученого Скотта Мюррея, который доказал, что в интересах государства следует уделять повышенное внимание людям, испытывающим трудности в обучении и показывающим посредственные результаты по читательской и математической грамотности, а также неспособность решать задачи в технологически насыщенной среде. Канада уверенно идет по этому пути и показывает высокие результаты.

Азиатский или финский путь?

Если пытаться коротко и сжато перечислить составляющие впечатляющих успехов школьников из азиатских стран, то практически в любом списке будут фигурировать высокая работоспособность, дисциплина, жесткая конкуренция, нацеленность на максимальный результат. Если, к примеру, речь о Китае, то об элементах жесткого и даже жестокого отбора можно говорить применительно и к сдаче выпускного экзамена гаокао, и к многомесячным тренировочным сборам команд перед их отправкой на международные олимпиады.

Совершенно иная философия и иные пути достижения высоких образовательных результатов у финнов и эстонцев. Вот, скажем, в России популярны разнообразные рейтинги школ. Лидеры московского рейтинга могут рассчитывать на гранты мэра Москвы, причем ставки велики: лучшие 20 школ получают впечатляющие выплаты – по 40 млн рублей. В Эстонии же дополнительное финансирование выделяют не лидерам, а отстающим школам. Впрочем, не только в Эстонии, но и в Финляндии.

В Финляндии всего 3000 школ, в рамках PISA оцениваются результаты по выборке из 150 образовательных организаций. Среди трех тысяч есть школы, которые отстают, и есть школы, которые очень хорошо себя проявляют. Систему оценивания нужно проектировать так, чтобы определить самые слабые. Система школьного образования в Эстонии во многом повторяет финскую, в том числе и по дополнительному финансированию отстающих школ, – говорит Паси Сальберг.

Финны и эстонцы ориентированы не на конкуренцию, а на сотрудничество и оказание помощи слабейшим. Возможно, это негативно сказывается на результатах самых способных и мотивированных школьников, которые недополучают внимания и не всегда могут полностью раскрыть талант, но оказывает позитивное влияние на развитие тех детей, которые испытывают трудности в обучении. Высокие результаты PISA – следствие этого подхода.

Нужно ли выбирать?

На портале ActivityEdu опубликовано много статей, в которых предпринимаются попытки разобраться, нужно ли делить школьников по способностям, возможна ли подлинная инклюзия и получится ли в одной школе эффективно учить призера международной олимпиады и обычного ученика, подойдет ли России финская модель образования и почему учить нужно всех, а не только одаренных и талантливых.

И так ли уж нужно нам во что бы то ни стало выбрать, по какому пути пойти – азиатскому или финскому? Если мы, как с некоторой завистью в голосе говорит один из авторов финской модели Паси Сальберг, смогли создать эффективную систему по выявлению и развитию талантов, то что нам мешает выстроить столь же эффективную собственную систему помощи школьникам, которые испытывают трудности в обучении?

Попытки выстроить такую систему посредством проекта «500+» предпринимают сейчас Минпросвещения и Рособрнадзор. Но как же по-чиновничьи неуклюже они это делают! Для них образовательная организация и не осваивающие учебную программу дети – это некий абстрактный объект, ШНОР – школа с низкими образовательными результатами. Помощь в понимании чиновников – это назначение ответственных: кураторов, муниципальных координаторов/наблюдателей, региональных координаторов. Вот как выразился учитель, работающий в одной из школ, которой чиновники намерены «помогать»: «Опять собираются тяжелобольных лечить “зеленкой” и лекциями о здоровом образе жизни».

Что делать?

Без увеличения расходов на школьное образование все подобные проекты так и останутся «лекциями о здоровом образе жизни» и имитацией бурной деятельности с назначением ответственных.

Возможно, для успешной Москвы – это не главное, поскольку зарплаты столичных педагогов выросли за девять лет в три раза, но для большинства субъектов РФ первоочередной мерой должно стать обеспечение гарантированной зарплаты каждому учителю не ниже средней по региону при работе на одну ставку.

Одним из факторов снижения результатов обучения чиновники называют дефицит педагогических кадров. Неужели не ясны причины этого дефицита и пути преодоления?

Еще один фактор – низкая мотивация руководства школы на улучшение образовательных результатов. Чиновники, посмотрите на разброс в доходах директоров и попытайтесь понять, что нужно делать.

Может быть, пора уже прекратить делать вид, что качество образования вообще не зависит от условий работы учителей и оплаты их труда? Займитесь, наконец, не бесконечным контролем, а сотрудничеством – созданием благоприятных условий работы и повышением доходов педагогов. Это будут очень важные вехи на пути развития школьного образования в России.

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)