Образование под ударом коронавируса: трудности школ и мнения педагогов

2020-04-08T16:57:17.183Z
15 0

В докладе генсека ООН Антониу Гутерреша сообщается, что 166 государств закрыли школы и университеты из-за пандемии COVID-19, более полутора миллиардов школьников и студентов – 87% от общего числа всего «обучающегося» населения – не посещают образовательные организации. Московский государственный педагогический университет (МГПУ) и Институт образования Высшей школы экономики (Инобр ВШЭ) вместе с международными партнерами провели анализ первых недель функционирования образовательных систем в условиях эпидемии и установили, что российское образование выдержало первый удар коронавируса. Что думают о дистанционном обучении педагоги, с какими трудностями столкнулись школы, и какая нужна помощь от государства – читайте в статье нашего обозревателя.

Дистанционное обучение

Немедленное освоение новых форматов

Недавно редакция ActivityEdu опубликовала статью, в которой эксперты размышляли, какой будет школа эпохи «после коронавируса». Вернемся из будущего в настоящее и посмотрим, как система массового образования выполняет свои функции в ситуации, когда проверенный веками образовательный инструмент – очную классно-урочную модель – использовать невозможно.

Важно не забывать, что образовательная система должна отвечать не только за обучение, то есть передачу знаний и навыков, но и за воспитание (во многих странах эту функцию чаще называют позитивной социализацией), и за социальную поддержку детей из бедных семей (включая, например, питание). И если функция обучения при изменении формата с очного на дистанционный никуда не делась, то о воспитании и социальной поддержке так сказать нельзя, многое еще только предстоит понять и осмыслить.

Страны ведут себя по-разному. К примеру, в обладающей высоким технологическим потенциалом Японии выжидают, продлевают каникулы. Где-то ограничиваются трансляцией образовательных передач по радио или телевидению.

В большинстве стран, в том числе и в России, приступили к немедленному освоению новых форматов учебной работы, взаимодействия учителей и школ с детьми и родителями. И здесь, отмечают ректор МГПУ Игорь Реморенко и научный руководитель Инобра ВШЭ Исак Фрумин, наш педагогический корпус на всех уровнях проявил себя героически.

Работы у педагогов стало больше

Речь идет о необходимости осваивать приемы работы в условиях новых реалий на ходу: адаптировать учебную программу и контент к дистанционному формату, изучать и применять новые инструменты, сервисы и платформы, налаживать обратную связь с учениками и родителями. Исследования показывают, что трудозатраты педагогов в новых условиях возросли: у 50% учителей рабочий день увеличился в среднем на один-три часа, у 36% – более чем на три часа. Кроме того, многие учителя столкнулись как с нехваткой технологической и методической поддержки, так и с непониманием учеников и родителей.

Сложностей хватает, поскольку, как выяснилось, невозможно просто так взять и применить какую-либо систему дистанционного обучения в массовой школьной практике. И причина кроется не столько в технических деталях – мощных серверах или быстром интернете, хотя лишь немногим более половины учителей отметили, что им полностью хватает оснащения для проведения онлайн-уроков.

Гораздо важнее другое: существующие на сегодняшний день системы дистанционного обучения оказались ориентированы на обучение лишь мотивированных детей. Сами ученики отмечают, что онлайн-уроки – это занятия не для всех, а лишь для тех, кто хочет учиться. Для способных и мотивированных практически ничего не изменилось, особенно при нормальной организации обратной связи с педагогом. А вот многие из тех, кто и в классе не всегда учился, при переходе на «удаленку» вообще перестали что-либо делать, надеясь, причем не без оснований, что на второй год оставлять их не будут. Добавим, что почти 50% российских школьников считают дистанционное обучение каникулами.

Цифровое неравенство

В нашей стране далеко не у всех детей имеется техническая возможность учиться дистанционно. Так, например, губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов обратился к жителям города с просьбой помочь компьютерной техникой малообеспеченным семьям и школьникам, у которых нет собственных планшетов и ноутбуков. Таких, по словам губернатора, в городе насчитывается почти 17 тысяч. 

Губернатор Московской области Андрей Воробьев заявил, что учащиеся подмосковных школ, у кого нет компьютеров, смогут получить их на время карантина, обратившись к своим педагогам и директорам. Родители должны для этого написать заявление и получить необходимое оборудование под расписку.

Если даже в таких субъектах РФ, как Санкт-Петербург и Московская область, обладающих развитой инфраструктурой и большим промышленным, научно-техническим и культурным потенциалом, возникают сложности, что уже говорить о не самых богатых регионах страны.

Очевидно, что все оказались по-разному подготовлены к переходу на онлайн-обучение. Скажем, школы в Сингапуре, Москве или Нью-Йорке уже несколько лет используют цифровые системы управления учебным процессом и коммуникации с детьми и родителями. При переходе к дистанционному формату учителя и школьники используют не только отсканированные страницы обычных учебников, но и интерактивные задачники, целые цифровые среды для самообразования.

Но во многих субъектах РФ дела обстоят не так радужно. Минпросвещения и Рособрнадзор недавно сообщили о запуске проекта «Школа равных возможностей». Самое время в рамках этого проекта оказать помощь регионам, школам, учителям и семьям, чтобы не допустить преобразования цифрового неравенства в неравенство образовательных результатов.

Государственная итоговая аттестация и ВПР

Педагогическое сообщество, эксперты, дети и родители не могут ответить на вопрос, почему в сложной ситуации, обусловленной пандемией, Минпросвещения и Рособрнадзор столь упорно продолжают держаться за всероссийские проверочные работы (ВПР). Пусть даже они пройдут в дистанционной форме, а результаты работ будут необъективными – ВПР, по мнению врио главы Рособрнадзора Анзора Музаева, должны состояться в любом случае. Необъяснимая, на мой взгляд, позиция.

А вот позиция Минпросвещения и Рособрнадзора относительно проведения ЕГЭ выглядит ясной и обоснованной: государственная итоговая аттестация должна состояться. Дата старта ЕГЭ назначена – 8 июня, перенести этот срок могут, но только в случае ухудшения ситуации с распространением коронавируса. Проект расписания ЕГЭ опубликован на портале проектов нормативных правовых актов. В некоторых СМИ появились революционные предложения по отмене ЕГЭ и зачислению в вузы всех желающих без каких бы то ни было ограничений. Дословно: 

Организация приемной кампании в вузы на заявительной основе, а не на основе вступительных испытаний и отбора. Единственный элемент отбора, который возможен, – учет результатов школьной системы оценки». Это необходимо сделать, чтобы «дать возможность российским школьникам идти по жизни дальше, не нарушить тот план, который вынашивался семьей, не создавать драматическую ситуацию крушения надежд и озлобленности в обществе.

Адамский А. Выпускные экзамены в 2020 году придется отменить // Вести образования, 2 апреля 2020 г.

К большому сожалению, эти непродуманные предложения способны лишь посеять хаос и панику среди выпускников и их родителей, потому что порождают многочисленные вопросы, на которые инициаторы отмены ЕГЭ не собираются давать ответы. Сейчас существует выстроенная система приема в вузы. Ее можно критиковать, совершенствовать, но это система. А теперь попробуйте ответить всего на несколько вопросов, приняв предложения «революционеров».

Вуз обязан на любой факультет и на любую специальность/направление взять каждого, кто подал заявление, или все-таки имеет право отбирать по школьным оценкам? Если вуз должен принять всех по заявлению, то значит ли это, что вместо 20 человек по плану бюджетного набора можно брать 500 или 800 подавших заявления и всех их учить в первом семестре? Кто, как и где будет их учить, а потом принимать экзамены во время сессии? Если же вуз будет отбирать по школьным оценкам, то что будет цениться выше – пятерка по физике в непрофильном классе слабой школы или четверка в физматклассе одной из сильнейших школ страны, пятерка по немецкому при двух часах в неделю или четверка у выпускника лингвистического лицея, обладателя международного сертификата С1?

К счастью, дети, которые давно и планомерно готовятся к сдаче ЕГЭ и поступлению в вузы, и их родители отнеслись к предложениям «все взять и отменить» как к фейкам и информационным вбросам. Ректоры вузов пока никак не отреагировали – не видят в этом смысла.

Опрос педагогов: система не готова

«Можно уверенно сказать, что первый стресс-тест система выдержала», – пишут Игорь Реморенко и Исак Фрумин. Вот с этим можно поспорить.

6 апреля российские школы возобновили обучение в дистанционном формате. Весь день образовательные онлайн-сервисы работали с перебоями из-за высокой нагрузки. Сообщения о неполадках в работе платформ появились в соцсетях. В частности, пользователи из разных регионов страны жаловались на недоступность сервисов РЭШ, «ЯКласс», «Дневник.ру» и «Учи.ру».

Аналитический центр НАФИ с 20 по 27 марта провел опрос российских педагогов, работающих в школах и университетах. Две трети школьных учителей (68%) считают, что система российского школьного образования оказалась не готова к переходу на дистанционное обучение в условиях пандемии, и лишь четверть (24%) полагают, что школы и педагоги к переходу готовы.

Дистанционное обучение

Таблица из пресс-релиза НАФИ

Педагоги жаловались на техническое оснащение их образовательной организации. Большинство (61%) оценили его на тройку, и только 15% указали, что их организация оборудована «очень хорошо».

Школьные учителя отмечают, что многие ученики не могут обучаться дистанционно либо из-за отсутствия технических средств, либо из-за неумения использовать цифровые инструменты. Почти каждый пятый учитель (19%) отметил, что до половины всех школьников в их потоке дистанционно учиться не смогут. Каждый десятый (10%) указал, что таких учеников в потоке может быть больше половины.

Прогнозы большинства российских учителей и преподавателей вузов относительно влияния перехода на дистанционное обучение на уровень подготовки учащихся негативны: 66% считают, что качество знаний снизится, 28% – останется без изменения, 6% – повысится.

Дистанционное обучение

Таблица из пресс-релиза НАФИ

Без помощи государства не обойтись

Нет сомнений в том, что цифровые технологии не заменят учителя и живое общение, но сейчас ситуация такова, что в ближайшие недели альтернативы дистанционному обучению нет. Трудностей – технических и организационных – много, но школы, учителя, родители и ученики заинтересованы в их преодолении.

Во многих странах в пакеты правительственной помощи национальной экономике включены специальные ресурсы для системы образования. В России о дополнительной финансовой поддержке в этот сложный период школ, учителей и семей, воспитывающих школьников, пока речь не идет, если не считать сухих пайков для детей, имеющих право на бесплатное школьное питание, и отказ от штрафов за неоплаченные коммунальные услуги. Непосредственно с организацией образовательного процесса эта помощь не связана.

По предварительной оценке экспертов, для подписки школ на современные цифровые ресурсы, для преодоления цифрового неравенства и реализации новой эффективной модели использования цифровых технологий в школе и колледжах срочно нужно не менее 50 млрд руб. с последующим финансированием в 150 млрд руб. в год.

В проекте поправок к Конституции России говорится: «Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей». В условиях пандемии проверяется, как соотносятся наши декларации и действия.


Читайте также
Комментарии (0)
2020-04-08T16:57:17.183Z
15 0

Образование под ударом коронавируса: трудности школ и мнения педагогов


В докладе генсека ООН Антониу Гутерреша сообщается, что 166 государств закрыли школы и университеты из-за пандемии COVID-19, более полутора миллиардов школьников и студентов – 87% от общего числа всего «обучающегося» населения – не посещают образовательные организации. Московский государственный педагогический университет (МГПУ) и Институт образования Высшей школы экономики (Инобр ВШЭ) вместе с международными партнерами провели анализ первых недель функционирования образовательных систем в условиях эпидемии и установили, что российское образование выдержало первый удар коронавируса. Что думают о дистанционном обучении педагоги, с какими трудностями столкнулись школы, и какая нужна помощь от государства – читайте в статье нашего обозревателя.

Дистанционное обучение

Немедленное освоение новых форматов

Недавно редакция ActivityEdu опубликовала статью, в которой эксперты размышляли, какой будет школа эпохи «после коронавируса». Вернемся из будущего в настоящее и посмотрим, как система массового образования выполняет свои функции в ситуации, когда проверенный веками образовательный инструмент – очную классно-урочную модель – использовать невозможно.

Важно не забывать, что образовательная система должна отвечать не только за обучение, то есть передачу знаний и навыков, но и за воспитание (во многих странах эту функцию чаще называют позитивной социализацией), и за социальную поддержку детей из бедных семей (включая, например, питание). И если функция обучения при изменении формата с очного на дистанционный никуда не делась, то о воспитании и социальной поддержке так сказать нельзя, многое еще только предстоит понять и осмыслить.

Страны ведут себя по-разному. К примеру, в обладающей высоким технологическим потенциалом Японии выжидают, продлевают каникулы. Где-то ограничиваются трансляцией образовательных передач по радио или телевидению.

В большинстве стран, в том числе и в России, приступили к немедленному освоению новых форматов учебной работы, взаимодействия учителей и школ с детьми и родителями. И здесь, отмечают ректор МГПУ Игорь Реморенко и научный руководитель Инобра ВШЭ Исак Фрумин, наш педагогический корпус на всех уровнях проявил себя героически.

Работы у педагогов стало больше

Речь идет о необходимости осваивать приемы работы в условиях новых реалий на ходу: адаптировать учебную программу и контент к дистанционному формату, изучать и применять новые инструменты, сервисы и платформы, налаживать обратную связь с учениками и родителями. Исследования показывают, что трудозатраты педагогов в новых условиях возросли: у 50% учителей рабочий день увеличился в среднем на один-три часа, у 36% – более чем на три часа. Кроме того, многие учителя столкнулись как с нехваткой технологической и методической поддержки, так и с непониманием учеников и родителей.

Сложностей хватает, поскольку, как выяснилось, невозможно просто так взять и применить какую-либо систему дистанционного обучения в массовой школьной практике. И причина кроется не столько в технических деталях – мощных серверах или быстром интернете, хотя лишь немногим более половины учителей отметили, что им полностью хватает оснащения для проведения онлайн-уроков.

Гораздо важнее другое: существующие на сегодняшний день системы дистанционного обучения оказались ориентированы на обучение лишь мотивированных детей. Сами ученики отмечают, что онлайн-уроки – это занятия не для всех, а лишь для тех, кто хочет учиться. Для способных и мотивированных практически ничего не изменилось, особенно при нормальной организации обратной связи с педагогом. А вот многие из тех, кто и в классе не всегда учился, при переходе на «удаленку» вообще перестали что-либо делать, надеясь, причем не без оснований, что на второй год оставлять их не будут. Добавим, что почти 50% российских школьников считают дистанционное обучение каникулами.

Цифровое неравенство

В нашей стране далеко не у всех детей имеется техническая возможность учиться дистанционно. Так, например, губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов обратился к жителям города с просьбой помочь компьютерной техникой малообеспеченным семьям и школьникам, у которых нет собственных планшетов и ноутбуков. Таких, по словам губернатора, в городе насчитывается почти 17 тысяч. 

Губернатор Московской области Андрей Воробьев заявил, что учащиеся подмосковных школ, у кого нет компьютеров, смогут получить их на время карантина, обратившись к своим педагогам и директорам. Родители должны для этого написать заявление и получить необходимое оборудование под расписку.

Если даже в таких субъектах РФ, как Санкт-Петербург и Московская область, обладающих развитой инфраструктурой и большим промышленным, научно-техническим и культурным потенциалом, возникают сложности, что уже говорить о не самых богатых регионах страны.

Очевидно, что все оказались по-разному подготовлены к переходу на онлайн-обучение. Скажем, школы в Сингапуре, Москве или Нью-Йорке уже несколько лет используют цифровые системы управления учебным процессом и коммуникации с детьми и родителями. При переходе к дистанционному формату учителя и школьники используют не только отсканированные страницы обычных учебников, но и интерактивные задачники, целые цифровые среды для самообразования.

Но во многих субъектах РФ дела обстоят не так радужно. Минпросвещения и Рособрнадзор недавно сообщили о запуске проекта «Школа равных возможностей». Самое время в рамках этого проекта оказать помощь регионам, школам, учителям и семьям, чтобы не допустить преобразования цифрового неравенства в неравенство образовательных результатов.

Государственная итоговая аттестация и ВПР

Педагогическое сообщество, эксперты, дети и родители не могут ответить на вопрос, почему в сложной ситуации, обусловленной пандемией, Минпросвещения и Рособрнадзор столь упорно продолжают держаться за всероссийские проверочные работы (ВПР). Пусть даже они пройдут в дистанционной форме, а результаты работ будут необъективными – ВПР, по мнению врио главы Рособрнадзора Анзора Музаева, должны состояться в любом случае. Необъяснимая, на мой взгляд, позиция.

А вот позиция Минпросвещения и Рособрнадзора относительно проведения ЕГЭ выглядит ясной и обоснованной: государственная итоговая аттестация должна состояться. Дата старта ЕГЭ назначена – 8 июня, перенести этот срок могут, но только в случае ухудшения ситуации с распространением коронавируса. Проект расписания ЕГЭ опубликован на портале проектов нормативных правовых актов. В некоторых СМИ появились революционные предложения по отмене ЕГЭ и зачислению в вузы всех желающих без каких бы то ни было ограничений. Дословно: 

Организация приемной кампании в вузы на заявительной основе, а не на основе вступительных испытаний и отбора. Единственный элемент отбора, который возможен, – учет результатов школьной системы оценки». Это необходимо сделать, чтобы «дать возможность российским школьникам идти по жизни дальше, не нарушить тот план, который вынашивался семьей, не создавать драматическую ситуацию крушения надежд и озлобленности в обществе.

Адамский А. Выпускные экзамены в 2020 году придется отменить // Вести образования, 2 апреля 2020 г.

К большому сожалению, эти непродуманные предложения способны лишь посеять хаос и панику среди выпускников и их родителей, потому что порождают многочисленные вопросы, на которые инициаторы отмены ЕГЭ не собираются давать ответы. Сейчас существует выстроенная система приема в вузы. Ее можно критиковать, совершенствовать, но это система. А теперь попробуйте ответить всего на несколько вопросов, приняв предложения «революционеров».

Вуз обязан на любой факультет и на любую специальность/направление взять каждого, кто подал заявление, или все-таки имеет право отбирать по школьным оценкам? Если вуз должен принять всех по заявлению, то значит ли это, что вместо 20 человек по плану бюджетного набора можно брать 500 или 800 подавших заявления и всех их учить в первом семестре? Кто, как и где будет их учить, а потом принимать экзамены во время сессии? Если же вуз будет отбирать по школьным оценкам, то что будет цениться выше – пятерка по физике в непрофильном классе слабой школы или четверка в физматклассе одной из сильнейших школ страны, пятерка по немецкому при двух часах в неделю или четверка у выпускника лингвистического лицея, обладателя международного сертификата С1?

К счастью, дети, которые давно и планомерно готовятся к сдаче ЕГЭ и поступлению в вузы, и их родители отнеслись к предложениям «все взять и отменить» как к фейкам и информационным вбросам. Ректоры вузов пока никак не отреагировали – не видят в этом смысла.

Опрос педагогов: система не готова

«Можно уверенно сказать, что первый стресс-тест система выдержала», – пишут Игорь Реморенко и Исак Фрумин. Вот с этим можно поспорить.

6 апреля российские школы возобновили обучение в дистанционном формате. Весь день образовательные онлайн-сервисы работали с перебоями из-за высокой нагрузки. Сообщения о неполадках в работе платформ появились в соцсетях. В частности, пользователи из разных регионов страны жаловались на недоступность сервисов РЭШ, «ЯКласс», «Дневник.ру» и «Учи.ру».

Аналитический центр НАФИ с 20 по 27 марта провел опрос российских педагогов, работающих в школах и университетах. Две трети школьных учителей (68%) считают, что система российского школьного образования оказалась не готова к переходу на дистанционное обучение в условиях пандемии, и лишь четверть (24%) полагают, что школы и педагоги к переходу готовы.

Дистанционное обучение

Таблица из пресс-релиза НАФИ

Педагоги жаловались на техническое оснащение их образовательной организации. Большинство (61%) оценили его на тройку, и только 15% указали, что их организация оборудована «очень хорошо».

Школьные учителя отмечают, что многие ученики не могут обучаться дистанционно либо из-за отсутствия технических средств, либо из-за неумения использовать цифровые инструменты. Почти каждый пятый учитель (19%) отметил, что до половины всех школьников в их потоке дистанционно учиться не смогут. Каждый десятый (10%) указал, что таких учеников в потоке может быть больше половины.

Прогнозы большинства российских учителей и преподавателей вузов относительно влияния перехода на дистанционное обучение на уровень подготовки учащихся негативны: 66% считают, что качество знаний снизится, 28% – останется без изменения, 6% – повысится.

Дистанционное обучение

Таблица из пресс-релиза НАФИ

Без помощи государства не обойтись

Нет сомнений в том, что цифровые технологии не заменят учителя и живое общение, но сейчас ситуация такова, что в ближайшие недели альтернативы дистанционному обучению нет. Трудностей – технических и организационных – много, но школы, учителя, родители и ученики заинтересованы в их преодолении.

Во многих странах в пакеты правительственной помощи национальной экономике включены специальные ресурсы для системы образования. В России о дополнительной финансовой поддержке в этот сложный период школ, учителей и семей, воспитывающих школьников, пока речь не идет, если не считать сухих пайков для детей, имеющих право на бесплатное школьное питание, и отказ от штрафов за неоплаченные коммунальные услуги. Непосредственно с организацией образовательного процесса эта помощь не связана.

По предварительной оценке экспертов, для подписки школ на современные цифровые ресурсы, для преодоления цифрового неравенства и реализации новой эффективной модели использования цифровых технологий в школе и колледжах срочно нужно не менее 50 млрд руб. с последующим финансированием в 150 млрд руб. в год.

В проекте поправок к Конституции России говорится: «Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей». В условиях пандемии проверяется, как соотносятся наши декларации и действия.

Читайте также
Комментарии (0)