О падении качества обучения и росте неравенства надо говорить честно

2020-05-19T15:39:26.351Z
8 2

Научный руководитель Института образования Высшей школы экономики (Инобра ВШЭ) Исак Фрумин считает, что о падении объема и качества обучения, а также углублении образовательного неравенства в период карантина надо говорить так же честно, как и о падении ВВП и доходов. Резкий рост школьной неуспешности, по его мнению, создает риски будущей неуспешности и во взрослой жизни. О том, какие меры необходимо принять для сокращения отставания неуспешных учеников и почему для реализации мер требуются дополнительные деньги, а не латание тришкина кафтана, читайте в нашей статье.

Дистанционное обучение

Эффективность обучения упала

Редакция ActivityEdu уже не раз писала, что вынужденное использование дистанционных технологий в течение длительного времени приводит к снижению качества обучения и росту неравенства образовательных возможностей.

Тема эта, на наш взгляд, чрезвычайно значима и неисчерпаема, поэтому предлагаем познакомиться с точкой зрения еще одного эксперта – Исака Фрумина. Научный руководитель Инобра ВШЭ считает необходимым проанализировать и понять, что за эти месяцы физического дистанцирования случилось с обучением и образовательными результатами детей. Хотя усилия школ и Минпросвещения по быстрой организации онлайн-обучения, считает эксперт, позволили как минимум не потерять учеников, нам вряд ли удалось учить их с той же эффективностью, что и в традиционном учебном процессе.

Если мы честно говорим о падении ВВП и доходов в условиях карантина, то надо так же честно говорить и о падении объема и качества обучения в этот период. Пострадавшими становятся не только сотни тысяч предпринимателей, но и миллионы школьников. Но если финансовый капитал можно восстановить (в крайнем случае помочь из Фонда национального благосостояния), то человеческий капитал восстановить труднее, – убежден Исак Фрумин.

Результаты многочисленных опросов показывают, что родители, наблюдающие за дистанционным обучением своих детей, солидарны с точкой зрения эксперта.

Дистанционное обучение

Результаты опроса фонда «Общественное мнение»

О негативном отношении учеников и их родителей к обучению в новом формате свидетельствуют данные другого исследования: 81% респондентов полагают, что режим самоизоляции мешает выпускникам школ готовиться к экзаменам.

Оценка потерь

В Инобре ВШЭ начали активно использовать термин «образовательная (учебная) бедность». Он означает ограничения или полную невозможность получать образование, развивать необходимые для жизни навыки и характеризует такую школьную неуспешность, которая создает риски долговременной неуспешности в трудовой и социальной жизни, снижает человеческий капитал страны. Сотрудники Центра общего и дополнительного образования Инобра ВШЭ, подготовившие доклад «Потери в обучении из-за пандемии Covid-2019: прогнозирование и поиск способов компенсации», считают, что доля школьников с риском «образовательной бедности» могла за время эпидемии увеличиться с 25% до 35%.

Причина проста: дистанционный формат обучения в наименьшей степени подходит для отстающих или плохо организованных детей без достаточной семейной поддержки. Сильные, мотивированные и успешные ученики, дети из обеспеченных и образованных семей, которым активно и умело помогали родители, не потеряли ничего. И наоборот, школьники, у которых и в «докоронавирусный период» было академическое отставание, а также те, кто не смог эффективно учиться из-за отсутствия у них интернета, компьютера, рабочего места, потеряли значительно больше. Отставание этих детей увеличилось, а шансы на хорошие результаты в обучении и успех в профессиональной деятельности упали еще больше. Этот эффект мы подробно рассматривали в одной из наших статей.

Что нужно делать

Научный руководитель Инобра ВШЭ, ссылаясь на доклад Лондонской школы экономики, сообщил, что одна из первоочередных задач периода постпандемии – это восполнение пропущенных часов и сокращение отставания неуспешных учеников.

Мы не можем бросить детей, качество обучения которых пострадало от стихийного бедствия. Это не только негуманно и несправедливо, но и опасно для будущего экономического роста страны, который должен опираться на человеческий капитал, – подчеркнул Исак Фрумин

Самое главное – это меры, которые необходимо принять. Итак, что же нужно сделать, учитывая наши условия и опираясь на отечественный и международный опыт?

1. Не делать вид, что все в порядке, и оценить накопленное отставание.

Для этого можно предложить школам провести диагностику знаний учащихся для выявления возникших пробелов и определения оптимального направления и объема помощи. В то же время целесообразно в новом учебном году отказаться от проведения мониторингов качества знаний, результаты которых используются для рейтингования школ, поощрения или применения санкций, дифференциации стимулирующих выплат.

2. Подготовить летние образовательные программы.

Эффективным инструментом компенсации являются качественные летние образовательные программы, нацеленные на детей с рисками неуспешности. Речь идет не о пришкольных лагерях, работающих как камеры хранения, а о современных практиках, позволяющих восстановить и базовые навыки, и учебную мотивацию школьников.

При реализации подобных программ необходимо соблюдать ряд условий: раннее и четкое планирование; оптимальное сочетание занятий по учебным предметам, по развитию базовых навыков, учебной мотивации, занятий спортом и творчеством; игры и тренинги по развитию социальных навыков; привлечение специально подготовленных учителей-предметников с учебными материалами и педагогическими стратегиями, позволяющими сократить потери учебного времени и одновременно вовлечь детей в занятия.

3. Обеспечить детей из бедных семей и слабых школ сертификатами для индивидуального обучения.

В первую очередь речь должна идти о школах, где не было организовано сколько-нибудь эффективное дистанционное обучение. По оценкам Общероссийского народного фронта, таких школ может быть до 20%.

Индивидуальное обучение по сертификатам (ваучерам) может происходить в одной из негосударственных дистанционных школ, которые смогут показать, что у них есть соответствующие образовательные программы и подготовленные педагоги. Школьников необходимо обеспечить техническими средствами.

4. Организовать в новом учебном году дополнительные занятия с отставшими учениками.

Учащимся с рисками отставания необходимо предложить групповые и индивидуальные дополнительные занятия. Это увеличит учебную нагрузку педагогов, которые будут сопровождать учащихся одного или нескольких классов в параллели с объединением их в группы с гибким составом. Строить свою работу эти педагоги должны по тем же алгоритмам, что и поддерживающие/корректирующие учителя, работающие с детьми с риском школьной неуспешности. Некоторым учащимся следует оказать адресную психологическую поддержку.

Где взять деньги

Конечно, тот или иной компенсаторный механизм требует вклада существенных денежных ресурсов и человеческого капитала.

На все эти дополнительные меры нужны дополнительные деньги. Об этом надо говорить прямо. Нельзя разыгрывать с нашими школами игру в тришкин кафтан, заставляя их в следующем году изыскивать внутренние ресурсы, – считает Исак Фрумин.

Так где же взять средства на доплаты учителям, которые будут проводить дополнительные занятия с отставшими учениками? И на организацию летних образовательных программ? И на сертификаты для индивидуального обучения? И на недостающие технические средства?

Во-первых, как мы уже неоднократно писали, Счетная палата РФ называет – и этот вывод был сделан еще до пандемии – недостаточными расходы бюджета на образование в размере 3,6% ВВП.

Во-вторых, в текущей ситуации регионы должны получить поддержку из федерального бюджета для решения этих задач. Для этого могут быть использованы ресурсы национального проекта «Образование» с соответствующей корректировкой содержания таких проектов, как «Современная школа», «Успех каждого ребенка», «Цифровая образовательная среда», «Учитель будущего». Это, по мнению специалистов Центра общего и дополнительного образования Инобра ВШЭ, представляется вполне оправданным, поскольку рассматриваемые потери прямо связаны с целью проекта: обеспечением конкурентоспособности российского образования.

Вероятный сценарий

К сожалению, пока нет никаких оснований считать, что предложенный специалистами комплекс мер будет реализован Министерством просвещения. Летние образовательные программы для восстановления базовых навыков и учебной мотивации? Доплаты учителям в новом учебном году за организацию и проведение дополнительных занятий с отставшими учениками? В возможность реализации таких мер верится с трудом, не правда ли, уважаемые педагоги?

Весьма вероятный сценарий начала следующего учебного года – это проведение Всероссийских проверочных работ, которые, как известно, надолго выбивают школы из рабочего графика, с последующей рассылкой министерством и надзорным ведомством методических рекомендаций общего характера. Не нужно быть оракулом, чтобы предположить и увеличение объема отчетности.

При развитии событий по такому сценарию о решении задачи вхождения России к 2024 году в число 10 ведущих стран мира по качеству общего образования можно забыть, но у чиновников уже заготовлено оправдание – пандемия коронавирусной инфекции.


Читайте также
Комментарии (2)
2020-05-19T15:39:26.351Z
8 2

О падении качества обучения и росте неравенства надо говорить честно


Научный руководитель Института образования Высшей школы экономики (Инобра ВШЭ) Исак Фрумин считает, что о падении объема и качества обучения, а также углублении образовательного неравенства в период карантина надо говорить так же честно, как и о падении ВВП и доходов. Резкий рост школьной неуспешности, по его мнению, создает риски будущей неуспешности и во взрослой жизни. О том, какие меры необходимо принять для сокращения отставания неуспешных учеников и почему для реализации мер требуются дополнительные деньги, а не латание тришкина кафтана, читайте в нашей статье.

Дистанционное обучение

Эффективность обучения упала

Редакция ActivityEdu уже не раз писала, что вынужденное использование дистанционных технологий в течение длительного времени приводит к снижению качества обучения и росту неравенства образовательных возможностей.

Тема эта, на наш взгляд, чрезвычайно значима и неисчерпаема, поэтому предлагаем познакомиться с точкой зрения еще одного эксперта – Исака Фрумина. Научный руководитель Инобра ВШЭ считает необходимым проанализировать и понять, что за эти месяцы физического дистанцирования случилось с обучением и образовательными результатами детей. Хотя усилия школ и Минпросвещения по быстрой организации онлайн-обучения, считает эксперт, позволили как минимум не потерять учеников, нам вряд ли удалось учить их с той же эффективностью, что и в традиционном учебном процессе.

Если мы честно говорим о падении ВВП и доходов в условиях карантина, то надо так же честно говорить и о падении объема и качества обучения в этот период. Пострадавшими становятся не только сотни тысяч предпринимателей, но и миллионы школьников. Но если финансовый капитал можно восстановить (в крайнем случае помочь из Фонда национального благосостояния), то человеческий капитал восстановить труднее, – убежден Исак Фрумин.

Результаты многочисленных опросов показывают, что родители, наблюдающие за дистанционным обучением своих детей, солидарны с точкой зрения эксперта.

Дистанционное обучение

Результаты опроса фонда «Общественное мнение»

О негативном отношении учеников и их родителей к обучению в новом формате свидетельствуют данные другого исследования: 81% респондентов полагают, что режим самоизоляции мешает выпускникам школ готовиться к экзаменам.

Оценка потерь

В Инобре ВШЭ начали активно использовать термин «образовательная (учебная) бедность». Он означает ограничения или полную невозможность получать образование, развивать необходимые для жизни навыки и характеризует такую школьную неуспешность, которая создает риски долговременной неуспешности в трудовой и социальной жизни, снижает человеческий капитал страны. Сотрудники Центра общего и дополнительного образования Инобра ВШЭ, подготовившие доклад «Потери в обучении из-за пандемии Covid-2019: прогнозирование и поиск способов компенсации», считают, что доля школьников с риском «образовательной бедности» могла за время эпидемии увеличиться с 25% до 35%.

Причина проста: дистанционный формат обучения в наименьшей степени подходит для отстающих или плохо организованных детей без достаточной семейной поддержки. Сильные, мотивированные и успешные ученики, дети из обеспеченных и образованных семей, которым активно и умело помогали родители, не потеряли ничего. И наоборот, школьники, у которых и в «докоронавирусный период» было академическое отставание, а также те, кто не смог эффективно учиться из-за отсутствия у них интернета, компьютера, рабочего места, потеряли значительно больше. Отставание этих детей увеличилось, а шансы на хорошие результаты в обучении и успех в профессиональной деятельности упали еще больше. Этот эффект мы подробно рассматривали в одной из наших статей.

Что нужно делать

Научный руководитель Инобра ВШЭ, ссылаясь на доклад Лондонской школы экономики, сообщил, что одна из первоочередных задач периода постпандемии – это восполнение пропущенных часов и сокращение отставания неуспешных учеников.

Мы не можем бросить детей, качество обучения которых пострадало от стихийного бедствия. Это не только негуманно и несправедливо, но и опасно для будущего экономического роста страны, который должен опираться на человеческий капитал, – подчеркнул Исак Фрумин

Самое главное – это меры, которые необходимо принять. Итак, что же нужно сделать, учитывая наши условия и опираясь на отечественный и международный опыт?

1. Не делать вид, что все в порядке, и оценить накопленное отставание.

Для этого можно предложить школам провести диагностику знаний учащихся для выявления возникших пробелов и определения оптимального направления и объема помощи. В то же время целесообразно в новом учебном году отказаться от проведения мониторингов качества знаний, результаты которых используются для рейтингования школ, поощрения или применения санкций, дифференциации стимулирующих выплат.

2. Подготовить летние образовательные программы.

Эффективным инструментом компенсации являются качественные летние образовательные программы, нацеленные на детей с рисками неуспешности. Речь идет не о пришкольных лагерях, работающих как камеры хранения, а о современных практиках, позволяющих восстановить и базовые навыки, и учебную мотивацию школьников.

При реализации подобных программ необходимо соблюдать ряд условий: раннее и четкое планирование; оптимальное сочетание занятий по учебным предметам, по развитию базовых навыков, учебной мотивации, занятий спортом и творчеством; игры и тренинги по развитию социальных навыков; привлечение специально подготовленных учителей-предметников с учебными материалами и педагогическими стратегиями, позволяющими сократить потери учебного времени и одновременно вовлечь детей в занятия.

3. Обеспечить детей из бедных семей и слабых школ сертификатами для индивидуального обучения.

В первую очередь речь должна идти о школах, где не было организовано сколько-нибудь эффективное дистанционное обучение. По оценкам Общероссийского народного фронта, таких школ может быть до 20%.

Индивидуальное обучение по сертификатам (ваучерам) может происходить в одной из негосударственных дистанционных школ, которые смогут показать, что у них есть соответствующие образовательные программы и подготовленные педагоги. Школьников необходимо обеспечить техническими средствами.

4. Организовать в новом учебном году дополнительные занятия с отставшими учениками.

Учащимся с рисками отставания необходимо предложить групповые и индивидуальные дополнительные занятия. Это увеличит учебную нагрузку педагогов, которые будут сопровождать учащихся одного или нескольких классов в параллели с объединением их в группы с гибким составом. Строить свою работу эти педагоги должны по тем же алгоритмам, что и поддерживающие/корректирующие учителя, работающие с детьми с риском школьной неуспешности. Некоторым учащимся следует оказать адресную психологическую поддержку.

Где взять деньги

Конечно, тот или иной компенсаторный механизм требует вклада существенных денежных ресурсов и человеческого капитала.

На все эти дополнительные меры нужны дополнительные деньги. Об этом надо говорить прямо. Нельзя разыгрывать с нашими школами игру в тришкин кафтан, заставляя их в следующем году изыскивать внутренние ресурсы, – считает Исак Фрумин.

Так где же взять средства на доплаты учителям, которые будут проводить дополнительные занятия с отставшими учениками? И на организацию летних образовательных программ? И на сертификаты для индивидуального обучения? И на недостающие технические средства?

Во-первых, как мы уже неоднократно писали, Счетная палата РФ называет – и этот вывод был сделан еще до пандемии – недостаточными расходы бюджета на образование в размере 3,6% ВВП.

Во-вторых, в текущей ситуации регионы должны получить поддержку из федерального бюджета для решения этих задач. Для этого могут быть использованы ресурсы национального проекта «Образование» с соответствующей корректировкой содержания таких проектов, как «Современная школа», «Успех каждого ребенка», «Цифровая образовательная среда», «Учитель будущего». Это, по мнению специалистов Центра общего и дополнительного образования Инобра ВШЭ, представляется вполне оправданным, поскольку рассматриваемые потери прямо связаны с целью проекта: обеспечением конкурентоспособности российского образования.

Вероятный сценарий

К сожалению, пока нет никаких оснований считать, что предложенный специалистами комплекс мер будет реализован Министерством просвещения. Летние образовательные программы для восстановления базовых навыков и учебной мотивации? Доплаты учителям в новом учебном году за организацию и проведение дополнительных занятий с отставшими учениками? В возможность реализации таких мер верится с трудом, не правда ли, уважаемые педагоги?

Весьма вероятный сценарий начала следующего учебного года – это проведение Всероссийских проверочных работ, которые, как известно, надолго выбивают школы из рабочего графика, с последующей рассылкой министерством и надзорным ведомством методических рекомендаций общего характера. Не нужно быть оракулом, чтобы предположить и увеличение объема отчетности.

При развитии событий по такому сценарию о решении задачи вхождения России к 2024 году в число 10 ведущих стран мира по качеству общего образования можно забыть, но у чиновников уже заготовлено оправдание – пандемия коронавирусной инфекции.

Читайте также
Комментарии (2)