Качество образования: нужны ли нам международные исследования




В конце января спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко отчитала министра просвещения Сергея Кравцова за отсутствие системного понимания целей нацпроекта «Образование» и увлеченность международными исследованиями качества образования. В отраслевом сообществе мнения разделились: часть педагогов и экспертов поддерживает точку зрения спикера Совфеда и не видит пользы в таких исследованиях, в то время как другие высказываются за целесообразность участия России в них и считают утверждение Валентины Ивановны «отечественное образование остается лучшим в мире» не соответствующим действительности. Наш обозреватель разбирается, почему оценивание качества образования всегда вызывает столь яростные споры и можно ли выполнить указ президента России «О национальных целях развития РФ на период до 2030 года», не участвуя в международных исследованиях.

Валентина Матвиенко и Сергей Кравцов

В каких исследованиях участвует Россия

Валентина Матвиенко высказалась довольно резко:

Что меня очень насторожило, это ваша увлеченность международными исследованиями качества образования в России. По-моему, это не тот путь, по которому нужно идти министру просвещения РФ. Мы всегда гордились отечественной системой образования, которая была лучшей в мире и, думаю, сегодня таковой остается. Я думаю, что у нас достаточно своих собственных сил, чтобы самим разобраться с качеством образования, что нужно делать для его повышения.

Напомним, о каких международных исследованиях идет речь.

Международное исследование качества чтения и понимания текста PIRLS (Progress in International Reading Literacy Study). Проводится с 2001 года с интервалом в 5 лет. Участвуют четвероклассники. В последнем цикле исследований, состоявшемся в 2016 году, российские школьники показали лучший результат среди 50 стран-участниц.

Международное исследование качества математического и естественно-научного образования TIMSS (Trends in Mathematics and Science Study). Проводится с 1995 года с четырехлетним интервалом. Участвуют учащиеся 4-х и 8-х классов. В последнем цикле, состоявшемся в 2019 году, российские школьники показали высокие результаты: четвероклассники – 3-е место по естествознанию и 6-е по математике среди 58 стран; восьмиклассники – 5-е место по естествознанию и 6-е по математике среди 39 стран.

Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся PISA (Programme for International Student Assessment). Проводится с 2000 года с трехлетним интервалом. Участвуют 15-летние учащиеся. Результаты российских школьников в последнем цикле, состоявшемся в 2018 году: по математической грамотности – 30-е место, по читательской – 31-е место, по естественно-научной – 33-е место среди 79 стран.

Обсуждая программы по оценке качества образования, нельзя не упомянуть и Международное исследование компетенций взрослого населения PIAAC (The Programme for the International Assessment of Adult Competencies). Первый цикл этого исследования был проведен в 2008-2013 годах под эгидой Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Участвовали взрослые в возрасте от 16 до 65 лет из 34 стран. Программу PIAAC в некотором приближении можно назвать PISA для взрослых, поскольку проверяется функциональная грамотность по чтению и математике. Подробно о результатах можно узнать в статье «Высокий уровень советского образования, или Почему лукавит Герман Греф», здесь же приведем лишь один из выводов: средние результаты российских участников в возрасте старше 45 лет по читательской и математической грамотности существенно превышают показатели всех стран-участниц PIAAC.


Из высказывания Валентины Матвиенко сложно понять, от каких международных сопоставительных исследований, по ее мнению, следует отказаться: от всех или только от тех, которые не подтверждают, что отечественная система образования была и остается лучшей в мире?

Можно ли отказаться от международных исследований?

В международных исследованиях Россия участвует уже 20 лет, но результаты PISA, TIMSS и PIRLS стали широко обсуждаться в СМИ и педагогическом сообществе лишь в последние годы. В чем причина?

В мае 2018 года Владимир Путин в указе «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года» сформулировал задачу вывести Россию в десятку лучших стран по качеству общего образования к 2024 году. В июле 2020 года в указе «О национальных целях развития РФ на период до 2030 года» вхождение России в число десяти ведущих стран мира по качеству общего образования – это один из ключевых показателей достижения цели «Возможности для самореализации и развития талантов».

Центр оценки качества образования Института стратегии развития образования (ИСРО) РАО разработал «Методологию и критерии оценки качества общего образования в общеобразовательных организациях на основе практики международных исследований качества подготовки обучающихся». Этот документ был утвержден приказами Рособрнадзора и Минпросвещения.

Редакция ActivityEdu неоднократно критиковала «Методологию», а Счетная палата (СП) РФ назвала некорректным ключевой показатель этого документа. Дело в том, «Методология» предписывает рассчитывать место России по качеству образования относительно других стран как средневзвешенное значение места нашей страны в исследованиях PISA, TIMSS и PIRLS, а аудиторы СП с таким подходом категорически не согласны и считают его противоречащим международной практике. В заключении СП указано, что «представляется целесообразным рассматривать результаты каждого исследования отдельно».

Однако ни в наших критических материалах, ни в отчете аудиторов СП нет предложений полностью отказаться от участия в международных сопоставительных исследованиях качества образования.

Возможен ли отказ от международных программ оценивания? Да, но только в том случае, если будут отменены указы президента РФ и определены другие показатели достижения целей нацпроекта «Образование». Теоретически Россия может перейти на оценку качества общего образования с помощью Всероссийских проверочных работ (ВПР), ОГЭ, ЕГЭ и ГВЭ-аттестат, но получим ли мы в этом случае объективную картину?

Можно оценивать качество школьного образования по четвертным, триместровым и годовым отметкам, но тогда окажется, что самое качественное обучение было весной 2020 года во время вынужденного дистанта: двойки оказались под еще более строгим запретом, чем обычно, а доля хорошистов и отличников в большинстве образовательных организаций резко выросла. Готовы ли мы сами считать эти отметки объективными?

Почему спорят о качестве образования?

Почему качество образования всегда вызывает яростные споры? Полагаю, одна из главных причин – чрезвычайно широкий спектр точек зрения на качество образования.

Мы, как правило, подходим к оценке качества школьного образования, опираясь на собственный опыт и ориентируясь на запросы и способности своих детей, поэтому в одном подъезде типовой многоэтажки или даже на одной лестничной клетке могут жить семьи, взгляды которых на школьное образование кардинально различаются. Предположим, одна семья воспитывает ребенка, у которого диагностирована задержка психического развития, у их соседей подрастает будущая чемпионка России по фигурному катанию, а девятиклассник из третьей семьи еще в прошлом году выиграл Всероссийскую олимпиаду по информатике. Нет ничего удивительного в том, что представления этих детей и их родителей о качественном образовании разнятся. Удивительным было бы совпадение точек зрения.


Если с семейного уровня перейти на школьный, то и тут обнаружатся заметные расхождения взглядов. Да и могут ли совпадать точки зрения на качество образования у администрации, педагогов и учеников расположенного в Санкт-Петербурге Президентского физико-математический лицея №239 и скромной школы из небольшого рабочего поселка строителей Байкало-Амурской магистрали? Разумеется, у всех российских школьников, независимо от места проживания, должны быть одинаковые условия для учебы и равные возможности для развития способностей, но мы же прекрасно знаем, что равенство лишь декларируется.

Выпускники санкт-петербургского лицея, завоевавшие медали международных и дипломы всероссийских школьных олимпиад, выбирают для продолжения учебы лучшие вузы страны и мира, а выпускники поселковой школы зачастую вообще не планируют получать высшее образование. Ученики лицея №239 и ЕГЭ сдадут на баллы, близкие к максимуму, и в международных исследованиях получат высочайшие результаты, а для многих учеников поселковой школы даже Государственный выпускной экзамен, так называемый ГВЭ-аттестат, может стать непреодолимой преградой.

Можно ли вообще в таком случае говорить об универсальном показателе качества образования? На этот вопрос у меня нет точного и однозначного ответа, но вот в чем я уверен, так это в необходимости обеспечить равенство возможностей для всех школьников страны. Минпросвещения, на мой взгляд, выполнение этой важнейшей задачи проваливает: говорят об этом чиновники много – делают мало.

Как догнать Москву?

Анализ результатов России в последних циклах исследований PISA, TIMSS и PIRLS свидетельствует о том, что хуже всего наши школьники справляются с практико-ориентированными заданиями PISA, жестко не связанными с учебной программой.

Полагаю, здесь будет уместно привести цитату:

В большинстве школ ... качество знаний учащихся все еще продолжает оставаться низким, что прежде всего объясняется формализмом <…> Формализм выражается в механическом, пассивном, недостаточно осмысленном усвоении учащимися учебного материала, в заучивании ими словесных формул, лишенных конкретного содержания, в неумении связать полученные знания с жизнью.

Как точно сформулированы проблемы современной российской школы – механическое заучивание, неумение связать полученные знания с жизнью и применить их на практике. Вот только прозвучали эти слова не на онлайн-конференции в 2020 году, а 75 лет назад на Всероссийском совещании по народному образованию.

Проблему низких результатов PISA можно решать разными способами. Один из подходов предлагает спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко: не увлекаться международными исследованиями качества образования. Нет результатов PISA – нет проблемы. Правда, совещание, которое проходило 75 лет назад, свидетельствует о другом.

Но возможен и другой подход. В статье «Высокое качество столичного образования: в чем секрет успехов Москвы» приведены результаты участия московских школьников в международных исследованиях, в том числе и в PISA. Если общероссийские баллы PISA-2018 позволяют отнести нашу страну лишь к середнякам рейтинга, то 15-летние ученики образовательных организаций Москвы уверенно обосновались среди мировых лидеров и неплохо там себя чувствуют.

Почему бы Рособрнадзору и Минпросвещения не проанализировать опыт Москвы? Может быть, выяснится, что главная причина высоких результатов в мощном финансировании столичного школьного образования. Или, возможно, финансирование – это не самый важный фактор, и достижения столицы обусловлены грамотными управленческими и образовательными реформами. Представляете, министр просвещения Сергей Кравцов публично объявляет о причинах отставания всей России от Москвы и сообщает о разработке программы или, как это сейчас принято, «дорожной карты» преодоления этого отставания?

Надо же, как фантазия разыгралась. Если спуститься с небес на землю, то можно вспомнить, что Минпросвещения в рамках проекта «500+» разработало «Методику оказания адресной методической помощи общеобразовательным организациям, имеющим низкие образовательные результаты обучающихся». По всей видимости, именно эта чудодейственная «Методика» и должна обеспечить рост результатов России до уровня Москвы.

Рейтинг как инструмент

В заключение считаю необходимым подчеркнуть: любой рейтинг, международный или отечественный, для профессионалов служит эффективным инструментом развития, а в руках чиновников, как правило, превращается в очередную никчемную «пузомерку».

Вот, к примеру, в рейтинге PISA-2018 по функциональной читательской грамотности Россия располагается на 31-м месте из 79 стран-участниц. Едва ли этот факт вызовет положительные эмоции у жителей страны, которая еще не так давно лидировала в освоении космоса.

Но давайте не будем забывать, что место России в четвертом десятке – это далеко не полная картина! Москва, которая участвовала в исследовании и в составе России, и как отдельная территория, показала отличный результат: 3-е место по читательской грамотности. Выше расположились только Китай, который был представлен четырьмя провинциями, и Сингапур. Канада, Финляндия, Эстония и другие страны, которых в последние годы принято считать лидерами школьного образования, уступают Москве.

Третье место Москвы в традиционно сложном для нас исследовании PISA, на мой взгляд, говорит о том, что у нашего школьного образования есть огромный потенциал, раскрытию которого мешают разные факторы, в том числе и непрофессиональные действия чиновников Минпросвещения и Рособрнадзора, зацикленных на тотальном мониторинге и контроле.


Очень мало практической пользы приносит Российская академия образования. Ау, академики РАО, не пора ли вам, наконец, выйти из летаргического сна и внятно объяснить педагогическому сообществу и чиновникам от образования, почему 15-летние столичные школьники расположились на 3-м месте, а их сверстники из России – только на 31-м. Может быть, пора нам перестать выбирать между финским и азиатским путями развития образования, а обратить внимание на достойные примеры в собственной стране?

Источник фото: council.gov.ru

Обращаем ваше внимание, что мнение редакции портала не всегда совпадает с мнением автора.

к комментариям


Читайте также

Комментарии (0)